Код апокалипсиса"33",ч.3.Крики судьбы,Гл.4-5

ГЛАВА   ЧЕТВЕРТАЯ
 
ПРОТИВОХОД
 
Именно так и никак по-другому можно обозначить то, чем я, по сути дела, и занимаюсь. Мои действия, так же, как и мысли идут в противоход всепризнанному общественному, и это в целом составляет весь мой практический день. Или представляет мою сущность, как таковую, в общей сфере  наполненного  подобным  времени.
В этом есть, конечно же, какая-то безысходность и, так обозначенная, жизненная малопловучесть, если брать во внимание проявление самого себя в самой сфере моего окружения.
Но в то же время я не бедствую именно этим и не особо полагаюсь на, так обозначенных, друзей или знакомых, которые способствовали бы в чем-то в плане продвижения дел начатых.
Противоходом в то же самое время можно назвать и само время, в котором мы все пребываем, ибо оно все больше тянет не к развитию, а, наоборот, к другому и прямо противоположному.
Этим же можно назвать все устремления остальных мира сего, если брать во внимание, что тянутся они не к  пониманию мира, а к его крикливой суете и всеобщему раздору.
В целом, мы все как бы создаем противоход времени и затормаживаем его, чего, по сути, быть не должно, ибо это противоречит природному.
Так и движемся в общей своей людской массе, совсем не понимая, так обозначенные, устои дня и сотворенные самой природой законы, которые движут  нас  по инерции, ни на секунду не ослабляя свой ход.
Мы все так стараемся остановиться на мгновение где-то еще и до полноты насладиться чувством полного удовлетворения, но из этого ничего не выходит, и то время все же понемногу проходит, уступая другому и порой совсем не благополучному.
Удовлетворяя порой свои жизненные прихоти, мы не совсем верно понимаем саму суть нашего же предназначения и все наши же устремления практически  ограничиваются  собственной  меркантильностью. В этом не было бы  ничего страшного, если бы мы знали точно, куда, зачем и почему  движемся. Но такого определения, к сожалению, нет. А общее представление об этом весьма размытое и в целом, мало заслуживает внимания.
Таким вот образом мы все и живем, толкая на дороге жизни друг друга и нигде, ни в чем не уступая, даже в самом малом. Эта скользкая дорога приведет нас только к одному. К разрушению стереотипа человеческого мышления и образованию общего порока беспросветного будущего.
О чем же мы все-таки забыли в этой жизни и отчего наши слабости превзошли нас самих, приведя к такому скудному состоянию ума и практически настенной животворной живописи?
Мы все позабыли об одном. Что, по сути своей, мы призраки в людской утробе матери Земли и ничего больше. Мы не стали человеками, как то и должно было стать, и мы потихоньку перестаем быть самими людьми, подчиняясь животным порывам и привселюдно чиня безобразие, именуемое или обозначенное, как любовь.
Это говорит о многом. О том, что многое позабыто и о том, что много еще чему мы просто не научены.
Достижения материальные – всего лишь дань времени, которое благозвучно поет лишь немногим, большинство же оставляя в стороне от того самого чувства полного удовлетворения.
Мы позабыли о совести. И забыли о том, что она вообще у нас есть.
Мы проложили дорогу всей глупости, создали препоны на пути праведности и упростили законы до их полного безрассудства существования.
Так не должно быть и, к великому счастью, такого не будет. Ибо грядет, как говорится, тот судный день и во многом его описание похоже на то, что я описывал здесь чуть ранее.
Я не читаю вам проповедь и не заставляю петь какие-то псалмы. Я противник такого метода взращивания ума. Это удел других людей, именуемых священнообрядными. Я же к их числу не отношусь, и моя позиция сформирована на базе чистых и откровенных познаний.
Познаний, которые определяют жизнь и не дают смерть. Эти познания не причиняют вреда и по достоинству определяют людской образ в сущность уже человеческую.
Самая малость таких вот познаний дает шанс выжить в приближающихся страшных условиях и дают право на саму жизнь, как действительно очевидное препятствие, что образовалось природно.
Сила ума такова, что она способна творить чудеса. Настоящие чудеса, а не придуманные. Выдуманные кем-то во благо себе и приуроченные к чему-то, как необходимо задуманному.
Этих чудес в самой моей жизни было немного. Но и того достаточно, чтобы понять, что они по-настоящему есть, и что действительно сила ума превосходит всю остальную. Это доказано всей моей жизнью и «переварено» изнутри целиком.
Каждый может спросить. Что же такого в чудесах тех земных или по-настоящему праведных?
Настоящая сила, а не показная, которая берет верх надо всем, образуясь просто во взгляде.
Такой мой ответ и он не лишен здравомыслия. Но пользоваться тем самым умом мы  все-таки не научились.
Не научился и я за время столь долгого пребывания под властью того же, и это становится порой обидным до не могу. Но время лечит все наши раны и создает условия для, так обозначенного, повторного взрастания.
Возможно, то же происходит и со мной, и впереди какое-то отдаленное от   меня сейчас событие, которое так же возможно несколько изменит суть сего рукоприкладства, коим я именую пишущую свою деятельность.
Я не говорю здесь писательскую, ибо это вовсе не мое. Потому я обозначаю свой труд немного не так и зачастую обозначаю вынужденным, ибо по сути дел всех, оно так и есть.
Человек не становится им, коль не будет меры хоть какого-то принуждения. Это закон и он применен будет в совсем скором времени.  Это же я сам испытал на себе и пробую отчасти на остальных, хоть изредка, но экзаменуя на зрелость.
Мысль, отпущенная из головы, просто так не выбрасывается. Это тест окружающему и варианты его умственного ответа.
Что последует за всем этим, я практически не знаю. Так же, как не знают ответа и многие другие исполнители того же, но в несколько иных вариантах.
Что заставляет делать это, и почему оно возрождается в голове и стоит, как главное, отбрасывая в сторону саму жизнь с ее великолепиями и заставляя трудиться таким вот образом не на себя?
Думаю, ответ на все будет один. Это то, что мы называем умом. Хоть и скуден его запас где-то в чьей-то голове, но иногда все же выражает свою волю и тянет к здравомыслию среди общего потока дел и расползающихся по сторонам взглядов.
Но есть ли та самая степень здравомыслия у меня самого или у кого-то другого подобного в сочетании с тем временем, в котором живем и с теми атрибутами реальности, которыми мы все же и обладаем?
Достаточно сложный вопрос и его правильное истолкование лежит гораздо глубже, нежели можно выразить просто словами. Я бы сказал, то можно выразить душой, но она, к сожалению, не видима и не говорлива, как сам человек в его природную величину.
Хотя все-таки попытаюсь ответить и сформулировать по вопросу тому одну для всех точку зрения.
Здравомыслие – есть истинно то, что не противоречит здравому смыслу существа в той самой реалии, где оно само и находится.
Тоесть, оно не должно расходиться со временем и отягощать собою некие современные взгляды на жизнь.
Здравомыслие – это также то, что можно назвать живой фазой ума, который не противоречит окружающему, но оставляет за собой право лично идущего единственно состоящего мнения.
Это также не инфантильность ума, его гибкость и правильное восприятие окружающего в его реальном времени отражения.
Если эти указанные категории соответствуют, то человека вполне можно обозначить здравомыслящим и оценивать ум в категории нормальности.
Все остальное – дело другого характера. А какого именно – это уже определять не мне, а кое-кому другому.
Важна во всем также степень здравомыслия. Она может быть нормальной или угнетающей.
Нормальность пролегает в простоте приобщения к среде и взаимном обладании самой степенью ее доступности в  достижениях и свершениях на базе фактически добытых  материальных единиц.
Угнетающая степень здравомыслия более пестрит уходами из повседневности и выражает в основном свою, строго опорную точку зрения, при этом не оставляя самой реальности ничего. В этом имеются, как говорится, свои крайности, которые, как правило, идут  не в ногу со временем, а наоборот, либо сильно отступают, либо перешагивают за пределы действительности.
И в том, и в другом случае есть свои безысходности. Но, как правило, они уступают самому времени и делают обладателя сего просто участником общего материального движения.
Таким образом, судить о здравомыслии того или иного человека можно как бы со стороны, хоть изредка, но наблюдая за его делами и степенью возложения в жизнь самого ума, хотя последнее не всегда точно способно отображать указанное за счет простой или обычной неблагоприятности среды общего развития.
Возвращаясь к теме, так обозначенного, общего благоразумия, можно сказать следующее.
Ни одна доктрина современно построенного общества не вписывается в категорию благоразумия и представляет всего лишь часть от общего, что может быть изъято просто умом.
Тоесть, реальные устои общества не соответствуют самой действительности и еще больше -  противоречат всеобще добытому уму.
За время столь долгого практического развития люди не раз попадались на удочку добытого временем тщеславия и праздновали победу только того, что именуется практичностью. Это горькая участь всех поколений и она недвусмысленно дает понять, что тщеславие так же опасно, как и само добытое реальное практическое достижение.
Так обозначенная, непревзойденность чьего-то достигшего во времени ума, играет непосредственную роль в наполнении общества разного рода ненужностью и выволакивает ум за пределы общего сознания.
Понимать это нужно так. Нельзя полагаться на чьи-то, когда-то достигнутые успехи в чем-то и даже ком-то. Это своеобразное заблуждение. Ибо, то есть краткий успех сложения, а не сам ряд состояния ума.
Можно взять за основу что-то, но отнюдь не классифицировать его в степень своей недоступности или монументальности. Такого рода ошибками насыщена до отказа вся наша среда, что и дает очередной сбой нашему всеобщему существованию.
Хоть медленно, но процесс продвижения вперед наблюдается и именно монументальность дает небольшой крен среди изобилия новых мнений.
Это хороший знак для благоразумия и определенный шаг вперед в деле постижения наиболее высших позиций ума.
Крепость человеческого мышления порою зиждется на таких вот монументальных утверждениях и искоренение происходит довольно долго, если не сказать, практически до смерти.
Такое явление – есть строгое торможение в развитии и самоопустошенность души, насыщающейся различного рода единицами от самого времени развития и не имеющей достаточной поддержки от живости рассуждения самого обладателя ума.
Но все это – общие детали времени и, по существу, мало для кого изъяснимы даже сейчас. Во многом подобного рода материал воспринимается просто, как философия или желание познать мир себя самого.
В этом есть, конечно же, доля истины и такого рода писание своеобразно все то подтверждает. Но все дело в том, что, не познав свое, нельзя познать истинно и другое. В этом и пролегает смысл чистилища души или высвобождение ее от массы пробуждающихся внутри познаний.
Каждому человеку то дано и в дне настоящем эти слова хоть отчасти, но подтверждаются. Всему свое время. Так говорится и так оно есть на самом деле.
Важно только не праздновать самого себя или добытый с годами успех и двигаться далее, не останавливаясь на достигнутом, и заставляя ум творить новые чудеса.
Чудеса знаний, в первую очередь, ибо они наиболее нужны в чреде людского развития и общего, добытого временем ума.
Сама символика ума до сей поры не раскрыта, и является своеобразной тайной для очень многих, желающих убедиться воочию, что она все-таки есть.
Но, что то такое символика ума и чем ее отличить от просто человека в его повседневно дневном образе?
Символика – это значит, символическое описание степени развития ума, что определяет выражение какого-то вполне идентифицирующего себя символа.
Им может быть всякое вплоть до буквенно-цифрового обозначения или его геометрического выражения.
В каждом присущем времени выражения самого ума существует своя символика или выдающие его знаки присутствия.
В прошлом, когда на Земле только воцарился ум, и его прибыль была, как говорится, совсем мизерной, символика ума обозначалась кругом, что имел свое выраженное восхождение над головой и выделялся в самой среде ярким колышущимся  образом.
Такая единица окружала Христа, и примерно такое же выражение имело  на тот момент его окружение. Потому, издавна писаные изображения не являются чьей-то идеализирующей себя выдумкой или фантазией. Это реальная, отражающая картина того дня, которая дошла до современности в своем искаженном варианте и поимела смысл только божеского присутствия.
На самом деле тому явлению есть метафизическое описание, ибо в процессе сложения такой величины задействованы природно именно такие единицы.
Не буду усложнять свое писание излишними объяснениями, и скажу лишь одно.
То есть правильное отображение функции сложения степени ума в его геометрическом выражении, составленном по численному значению присутствующих на тот  момент единиц среды, составляющих единицу ума или ярко выраженную дисперсию времени активности внутренне-внешней человеческой среды.
Такое вот объяснение тому процессу и символический знак того времени.
Поимел ли кто его затем в наследии самого времени – откровенно говоря, не знаю, не видел.
Видели ли остальные – нужно спросить у них самих. Важно лишь знать, что это такое и допустимо ли оно уже в нашей, порой уж слишком, как нам самим кажется, замысловатой среде.
Именно замысловатой, и никак не умной или умственно насыщенной. Ибо в таком случае, все те знаки символического обозначения были бы видны воочию.
Но само время не стоит на месте, и на смену одному всегда приходит другое. Меняются единицы присутствия среды, и, само собой, разумеется, меняется их отображение в каком-то символическом обозначении.
Потому, ум уже не будет выглядеть соответствующе времени прошлому, а обретет иной вид, образуя нечто схожее с обыкновенной единицей. Так выражает сама природа. Это должно быть ясно всем, и важно знать, что от чего и почему происходит.
Четко представленная единица будет сосредотачиваться вне головы, и обретать вид в строго солнечную или ясную погоду. То есть обозначение первого. Так изъясняет сам Бог, и его голос мы еще услышим не раз, как о том и сообщалось несколько ранее.
Так вот, учитывая, так обозначенную, непереносимость среды или ее особую загрязненность, такая единица будет практически не видна даже на том самом свету. Это станет возможным лишь в том случае, когда излучаемые сферопотоки будут несколько удалены, и сама среда обретет вид более чистой или упрощенной. Очернение указанного символа происходит лишь по той причине, что обволакивающие голову частицы не дают возможности соединиться с, так обозначенным, фронтом теплового солнечного насыщения, который участвует в общем обмене указанных частиц.
Моделирование подобного явления ни к чему не приведет, так  как создать искусственно базу указанного ума практически невозможно. Именно для этого и используется природа Земли, и для того же на ней возрожден род людской.
Об этом не стоит забывать и повторять при случае, чтобы вновь не забылось.
То указание Бога, ибо весь процесс в его личной прерогативе.
Моя задача ему в этом способствовать и составлять тот самый противоход, о котором было заявлено в самом начале.
О самих задачах я сейчас не говорю, так же, как и о трудностях, связанных с их выполнением. Это пока не нужно.
Пока целесообразностью состоит оснастить новым ум людской и упразднить старое, как уже абсолютно не нужное и являющееся просто мусором.
На этом краткая глава завершена и уже далее обо всем в целом поговорим более подробно.
Так пожелал Бог и его божеское окружение. Что именно они скажут совместно – об этом и пойдет речь в следующей за этой главе.
А пока подведем, как говорят, итоги и поразмыслим надо всем более самостоятельно. Во всяком учении есть своя логика и цель достижения.
В настоящем – есть стремление к самому уму. Что может быть лучшего для истинно человека. В этом есть его понимание и, как говорится, настоящая суть.
 
 
ГЛАВА   ПЯТАЯ
 
ИСТИНА  ВСЕ  ЖЕ  ЕСТЬ
 
 
Все же и мое, и божеское слово будет звучать далее, как  строго  идентифицирующее себя и по большому счету будет заметно отличаться. Так и должно быть по существу и по происшествию стольких лет жизни самого Бога в пределах наших земных широт.
Но где он сам – спросите вы и, возможно, так же, как и я сам, поднимете глаза кверху. Затем посмотрите по сторонам и чуть позже опустите взор  вниз, уже глядя у себя под ногами или где-то еще. Но, естественно, нигде вы того самого Бога не обнаружите и только покрутите пальцем у виска, как то всегда и неоднократно было, если кто вслух заговорил бы именно об этом.
Говоря проще, Бога, как такового, никто не воспринимает. В основе своей видят в нем только образ и им же пользуются на потребу самим себе.
Бог живой или, так сказать, узрелый воочию, никого не устраивает. Это закон и он чтим вселюдно. И оттого своего же Бога мы не наблюдаем, а только мысленно представляем.
Каждым он отображен по-своему, и у каждого играет мысль порой до зашкаливания в тех самых представлениях.
Кто грезит каким-то неуемным вселенским началом, представляя его именно в этом виде; кто узревает невероятных размеров гигантом; кто – просто мыслью; кто благой вестью, а кто просто так и вовсе себе ничего не представляет. Вобщем, бывает по-разному и фактически нет единого понимания того, хотя все же и существуют какие-то рамки ограничения личного мышления.
Но запрет на мысль не наложишь, а потому все идет так, как оно есть или, как и представляется кому-то по-отдельности.
В этом не отличаюсь и я от остальных, за исключением разве что того, что на самом деле тот самый образ я все-таки видел. Причем не во сне, а, как говорится, наяву, и в этом я действительно могу торжественно поклясться.
Но одно дело одного, а другое – многих. Никто не учил меня этому и сам по себе образ я никак ни внешне, ни внутренне не создавал. Он пришел как бы сам по себе в обыкновенный денной час в момент обыкновенного простого видения. Тоесть, в обычных условиях и безо всякой на то причины.
В силу уже дальнейшего времени он больше не возникал и просто запечатлелся в моей памяти.
Сохранил ли я его в себе? Да, сохранил. Но все же был больше подвержен какому-то внутреннему чувству переживания, нежели самой его внешностью. Впечатляющим сохранилось  то, что можно назвать внешней суровостью в самом образе и степенью земной неповторимости. В этом нет никакого сомнения, и идеализирующим его я не могу назвать ни одно лицо на планете. Трудно в это поверить, но все-таки это так.
Вторым впечатляющим фактором стал в его руках меч, который он держал в правой руке, вытянутой несколько вперед. Сам образ выглядел в виде статного и взрослого мужчины с проседью на голове и в довольно длинной бороде. Но в то же время каким-либо старцем его назвать нельзя, и от всего в целом облика исходил какой-то внутренний суровый резонанс, сила и какая-то космическая холодность.
Таким в свое время я видел образ Бога, и по-настоящему его не знает никто. Не каждому то дается при жизни, а  как уже опосля нее, сказать не могу.
Все то мои впечатления, которые, однако, не затронули мою внешнюю деятельность, и по тому случаю я не побежал сразу в церковь, как говорится, замаливать какие-то грехи.
Сиим  я хочу сказать, что мой здравый ум тем самым не повредился, и на кону того яркого события я не стал каким-то идеализирующее другим, предаваясь целиком и полностью какой-то показной внешней или внутренне состоящей святости.
Но то было начало моего пути. Того, которым я занят сейчас, и который возможно так и останется на кону всех остальных моих жизненных дней.
Но и сейчас я не последую то же и остаюсь таким, каким и есть. Мало религиозным и больше уповающим на свой собственный ум, при этом выделяя из среды успехов других только самое главное, что действительно может граничить с собственностью ума, а не какого-то показушного знания.
Я не идеализирую христианство, и  не ищу саму по себе какую-то дань Христа. В большей степени отдаю предпочтение Богу, тоесть его отцу, ибо все же за ним числится все создание Земли, сотворение жизни на ней и уже далее – человека в присуще ему людском образе.
Возможно, это покажется странным, но на данный момент это действительно так и с этим связано все мое творчество. Хотя назвать его именно моим – я все же не решаюсь, ибо понимаю, что за просто так оно само по себе не образуется или не рождается. Значит, в деле этом есть какая-то доработка или его искусственное происхождение.
Кто-то «просеменил» мне ум и дал возможность образоваться такой вот способности по переносу знаний внеземных откровенно на Землю.
Фактически, я сам являюсь источником знаний и одновременно передающим звеном в общей цепи состоящих неземных спутников.
Все это, конечно же, пока мало понятно, и даже мне самому порой кажется бредом. Но внедряясь в очередной раз в тот самый ум и исчерпывая те самые знания поочередно, я неоднократно убеждаюсь в обратном. Бредом как раз можно вполне  было бы назвать  то, что хотя бы условно содержит манифест людьми добытой науки.
Если бы то было так, как говорят сами люди, да и я в том числе, то мы давно бы уже перескочили время и жили в другом облаке работы ума или во всяком случае, при другой власти, где торжество ума считалось бы достопримечательностью, а всяческое кривляние – просто  мерзостью.
Но все это пока, как говорится, к делу не относится, а потому пойдем далее.
Мои молебны являются строго внутренними, и обнародование своих порывов я просто не признаю. В этом нет никакого смысла, ибо практически ваше  -  не нужно никому. Потому, мною устроено свое чистилище души, при котором то же внутреннее распадается и образует новое, устремляясь вперед по заданному душой маршруту.
Может ли то же самое делать другой человек – сказать просто так я не могу. Это зависит от его души и самоустремлений. Потому, именно другим возможно полезно исповедовать себя там, где это и принято, и в целом, по большинству все то соблюдается людьми.
Карта моих грехов перед всеми раскрыта. Жизнь на виду и в ней нет каких-то затемненных сторон, что представляли бы какой-то интерес для склоки.
Такова моя настоящая жизнь и в ней нет особо ничего примечательного, за исключением того, что она целиком и полностью подчинена какому-то внутренне расположенному маршруту движения в сторону прибыли ума.
Кто его возложил и почему -  я не знаю. Но возможно, какую-то «шутку» сыграла сама природа, возложив что-то внутри именно так, как ей  надо или еще кому-то.
Не хочется в связи с этим вспоминать излишне самого Бога, но хочется надеяться, что это так и зачем то ему моя жизнь, так сказать, понадобилась.
Во всяком случае, именно я могу хоть что-то там предполагать, ибо наделен немного и своим умом, от практики которого мало что осталось, если брать все те дела, что пришлось прижизненно исполнять.
В какой-то определенной степени жизненная «трагедия» заключается еще и в том, что мои  труды сами по себе мало доступны для населения.
Это затрудняет мою задачу исполнения и не дает возможности высказаться по всему целиком и полностью.
Говоря проще, сам Бог должен быть услышан, обращаясь через кого-то ко всем остальным. Не может же он сам громогласно заявить о себе, хотя на самом деле такое предвидится в дне уже завтрашнем, тоесть совсем близком от времени настоящего.
Да и поверит ли кто в это на самом деле?
Ведь все мы – такие верующие, что только очевидному и веруем, да и то потом сомневаемся. Потому, говорить о земном гласе божьем не приходится, и ему же приходится довольствоваться только тем, что подобно моему и восходит.
Но правильно ли оно трактуется человеком тем пишущим и так ли преподносится?
Это вопрос другой и требует дополнительного осмысления.
Мы еще слишком мало знаем о себе, чтобы делать строго научные выводы и делать решительные заключения. Пока все то, что творится, я могу обозначить просто фиглярством и игрой в прятки с настоящим разумом. Это «выпендреж» ученого мира всех мастей, который ни к чему толковому не приводит, а только толчет в ступе одно и то же, преподнося во времени подарки от самого Бога, ибо только он по-настоящему ведает умом и всей базой знаний, что к нему прилагается.
Даже мысль подконтрольна, если вы уж точно хотите все знать, и даже она может стать реальной опасностью в какое-то там время, о чем  и толкует сам Бог.
Наш разговор с Богом пока еще и не начинался и пока еще говорю я сам, уповая в надежде на то, что он все-таки выскажется и скажет свое слово в черед моим приготовлениям.
Речь Бога немногословна в основе своей и зачастую бывает так, что ему попросту некогда. Что можно сказать и обо мне самом, ибо и я, как говорится, занят иным делом, ставя вперед его, дабы не помереть с голоду и холоду.
Потому, часы соприкосновения такого, тоесть моего и божеского очень редки и порой требуют значительной зачистки моей памяти до основания. Это, чтобы не  было примеси моей личной в его словах, а также искажений мыслей, от него самого исходящих.
В особой примечательности речей именно божеских есть талант раскрывать истину до конца. Он всегда называет вещи своими именами, и только мы сами уже своим умом способны то самое не раскрывать так, как надо.
Так зачастую происходит и со мною, да, думаю, и с другими также. Боимся мысль его очередную высловить так, как он и сказал, дабы в жизни нашей не навлечь себе врагов, коих и так предостаточно у каждого, да еще не оскорбить кого невзначай. Потому, речи те порой бывают как бы сокращенными и подстроенными уже под наш ум и понимание дня настоящего. В этом есть свои проблемы и это также надо признать, как определенное упущение. Ибо Бог, как говорится, глядит в истину и смотрит далеко вперед. Мы же топчемся здесь на одном месте и не знаем, что творится вокруг, а тем более, где-то там далеко в небесах. Да и в самой жизни нашей же мало разбираемся, пытаясь понять тех самых политиков, которые то к одному, то к другому склоняют.
Богу же обо всем том известно, и делает он уже свои заключения и выводы, как уже от состоявшегося момента. Мы же, как всегда отстаем, а потому и мыслим по-разному, отчего сами и страдаем, и земные поклоны бьем.
Но все это вместе с тем не должно мешать общему пониманию сказанного им самим и в целом надо прислушиваться к таким речам или точнее, выискивать зерно истины. Ибо любой человек все же что-то свое, да накладывает. Это помехи радиолинейные или трансляционные, как и во всем том, что просто технической оснасткой зовется.
И ведает обо всем том, что нас же и интересует лично сам. Вся команда его, совсем немногочисленная по составу, занята несколько иным делом и в целом сопутствует всеобщему нашему развитию.
По природе также все люди, хотя давно превратились и внешне, и внутренне в человеков. Есть тому слову свое расшифрованное значение, но пока о нем сообщать не буду. Оставлю, как говорят, на потом. Чтобы интересней было для тех, кто еще подобным интересуется, и кто вперед своей судьбы личной ставит судьбу общую земную.
Совсем мало таких вот людей и, искренне говоря, таких вот именно в своей жизни я просто не наблюдаю. Есть люди, которые склонны к чему-то подобному, но их внутренние порывы, как правило, заканчиваются там, где и начинались. Тоесть, на слове. Поговорили и забыли.
Так сейчас в массе людей все то принято и уж обсуждать или осуждать того не будем. Дело то абсолютно каждого и кто хочет, то пусть этим и занимается, если под силу.
Сам Бог также не принуждает к тому же и говорит всегда, что то дело личное. К совести какой не призывает и откровенно не заставляет. Все то по большому счету просто выдумки, и никакие инопланетяне сюда на Землю не опускаются. Здесь им делать пока нечего.
А всякие зеленые или другого рода человечки или что-то там подобное – это просто сфокусированное экоцентричное внимание некоторых людей.
Фактически – отклонение от норм восприятия окружающего и неверное истолкование, так называемых, пробудных снов.
Есть такое природное явление, при котором человек как будто бы не спит и ему кажется, что с ним все происходит реально. Это обман зрения или точнее огрязнение некоторых точек мозгового аппарата слежения.
Сами же картины могут возникать в разном ракурсе и быть насыщенными в соответствии с тем, о чем мыслит или думает порой сам обладатель такого мозгового центра.
Картины всех приходов пришельцев в большей степени наиграны воображением и являются лишь далеким отголоском того, что приходит извне нашей Солнечной системы благодаря электромагнитному диссонансу общего поля сброса всей энергетической нагрузки вселенной, в которую вхожи и другие измерения, в которых также наблюдается жизнь, но другого плана.
Тоесть, это фантомы их отображений, опускающиеся в виде энергетических сгустков  в пределы земных широт и гуляющие по просторам самой Земли в свободном полете.
Естественно, они способны присоединяться к кому-то и уходить снова в путь. Такова физика самой Земли и космической энергетики, в частности. Вобщем, всему есть свое объяснение и умному человеку оно практически не нужно. Что же касаемо свойств такого характера присоединений, то они основаны на базе радиомодулирования электронно состоящих частиц пространства благодаря внутрисейсмическому активу самой Земли и ее полю общей радации. Тоесть, все это одна сплошная наука и больше ничего.
Наука о Земле и космосе, которая досконально не изучена, и мы только вступаем на тот путь, пытаясь разглядеть не понятое и дополнить знанием уже найденное.
Помимо этого, многие испытания земные проходят под тем же предлогом, и уж в таких случаях что-то уже не кажется, а натурально есть. Об этом, конечно же, не стоит забывать и сваливать на чей-то больной ум или, как говорят, больную голову.
Дело общей выживаемости касается всех. Творится только лишь некоторыми и в основе своей добровольцами из числа тех самых «ненормальных», что жертвуют своим личным временем.
Но так было практически всегда и время это тому не исключение. Каждый занят своим делом, связанным реально с его личным интересом. То, что не попадает в категорию выгодной материальной значимости, как правило, отбрасывается в сторону за ненужностью и через время забывается. Натуральный ум тому не препятствие. Он может лепить, что угодно и думать только своими категориями.
Иное дело душа. Это составляющий ум человека, и она может ведать всем, а значит, и вести человека по миру. Тоесть, указывать путь дальнейший на базе уже достигнутого ранее. Это своеобразный алгоритм движения ума или его развитие по-земному. И тут уже, как говорится, не попляшешь. Кому «не повезло» с ее наполнением тем самым природно составленным и добытым временем умом -  тому и работать в том самом направлении, о котором говорилось выше.
Это значит, что наиболее умному по-земному приходится больше трудиться и зачастую мало себе  во благо. Так как труд его такого характера не оплачиваем и по-своему осмеян остальными участниками общего процесса развития. Что же  говорить тогда о Боге. В его ведение гораздо больше всех дел, и они не окупаются вообще никакой монетой или чем-то еще.
Самая лучшая награда – прирост ума у населения Земли. А самый лучший день в процессе того наполнения – день просто мирный.
Так он и живет или царствует, как то принято говорить, и на Земле, и в небесах, совсем не обижаясь на людей за то, что они не такие, как он сам и себе же не хотят какого-то истинного благополучия.
Это удел разума большого, который ценит жизнь по-своему и считает ее основной целью в деле представления величин строго космической среды.
Мы пока того не понимаем, да и космос осваиваем с повсеместно растущими трудностями, не говоря уже о том, что за пределы своей орбиты и вовсе шагнуть не можем.
Хотел бы помочь в этом он сам, да только вот сил у нас самих недостает для такого рода творений, и еще очень далеко мы от тех технологий состоим, хотя кажется некоторым, что уже совсем близко.
Еще не одна ракета упадет и не один спутник будет загублен, пока, наконец, не сотворится то, о чем говорим. Такова тайна Земли и ближайшего космоса.
Что же содержит в себе дальний – лучше вообще пока не говорить. Лишь небольшое ознакомление было произведено, да и то в несколько завуалированном виде. Еще нет таких наук на планете, чтобы решать те задачи и еще по-своему не родились те люди, что будут способны их выполнить.
Это работа будущего. Нам же необходимо пережить свой этап и благополучно войти в другой виток своего же развития. Это главное на сегодня и основное для того, чтобы выжить.
Такая задача ставится самим Богом и от нее уже никому не деться.
Дислоцируясь где-то, совсем неподалеку от самой Земли, наш Бог постоянно за ней наблюдает. Производится то слежение с помощью технологических установок и средств сбора обычной информации. Во многом помогаем ему мы сами, отправляясь в своеобразное «путешествие» уже после смерти. Каждая живая душа имеет свою расшифровку и обладает памятью. Изъять ту самую информацию способна его аппаратура, если так можно ее обозначить.
Такого же характера информация поступает из обычно состоящих на нашей земной  орбите спутников, а также просто со спутниковых антенн, которые в массе своей содержат бесчисленное множество всякого рода земного материала. Потому, про жизнь нашу беспутную он, естественно, знает  и целиком посвящать в какие-то дела его самого не нужно.
Помимо того существует и другое. Так называемое, неортодоксальное извлечение моментов человеческой памяти. Этот процесс является наиболее точным в плане добычи каких-то земных сведений и практически никогда не подводит в деле построения каких-то этапов нового пути развития.
Говоря проще, можно сказать так. Речь идет о снятии моментов нашей настоящей памяти на расстоянии и полная расшифровка всех элементов ее состояния. Тоесть, практически все сведения поддаются мгновенной расшифровке, и это становится достоянием самого Бога.
В этом, как говорится, все великолепие самых современнейших технологий, применяемых наяву уже самим Богом.
Как далеко от нас он состоит?
Примерно в двух-трех годах лета обычного космического носителя или ракетного двигателя с той доступной скоростью, что определяема уже сейчас. Правда, при этом надо учитывать, что, так называемого, прямого движения в космосе просто не существует. И рассчитывая тот самый путь, надо делать сноску именно на это.
Ну и далеко же он сам забрался – скажете вы и, конечно же, будете правы. Но и по-другому нельзя, ибо для того, чтобы контролировать все процессы необходимо находиться именно там.
Какие процессы подконтрольны?
Практически все, за исключением хоть изредка, но вторгающихся в наши пределы громадных размеров проходящих космических тел. Но с этим поделать ничего нельзя, ибо это уже сама суровая жизнь космоса, дающая право существовать только тому, кто намного умнее и целеустремленнее во времени.
Тоесть, фактически стоять на месте нельзя. Иначе, образуется затор, что приведет к уже космического характера коллапсу, чреватого, как говорят, самыми серьезными последствиями.
Но это уже дальняя геометрия развития тел, и потому трогать пока ее не будем. Дай, Бог, разобраться с земными делами и то уже будет хорошо.
Если говорю так, то не имею в виду что-то там материальное или что еще из обычного простого. Речь идет о становлении души и ее полному вызволению из-под опеки тела.
Тоесть, для того, чтобы развиваться далее, необходимо развивать именно этот элемент.
Что буквально это обозначает?
Обозначает следующее. Нужно создавать свою базу единиц земных душ и по-своему вверять им жизнь где-то уже на других участках открыто-закрытого космоса. Фактически, мы должны как бы повторить самих себя и образовать базу переносных космически стойких единиц.
В таком случае, вся наша, так обозначенная, земная цивилизация сохранится и будет способна размножить себя где угодно, при созданных для этого условиях.
Все это, конечно же, дела будущего и отношения ко дню сегодняшнему практически не имеют. Но я говорю об этом лишь потому, чтобы все знали к чему надо стремиться и почему, собственно говоря, нам всем должна быть ценна жизнь сейчас и именно на Земле.
Потому, наша главная задача – выжить и дать современное потомство, способное устоять в тех самых новых переменах, что дадут новый результат творения человека и несколько поменяют его геометрический баланс.
Такова задача дня сегодня и она является основной. Все же остальное вытекает из этого и носит характер уже чисто житейский. Тоесть, это уже и экономика, и сам труд, и, если хотите, зарплата и тому подобное. Вобщем, все то, чем насыщена наша Земля с ее мало показными интересами.
Почему в силу времени Бог скрытен от нас самих и не дает хоть какого-то факта постижения своего присутствия?
Так он поступает вынужденно и отчасти я уже пояснял почему. Относительно нас самих его действия имеют направляющую роль и во многом поправляющую. Не будь того, мы уже давно скатились бы  в беспросветную тьму и одолели бы тем самым «ядром» сами себя.
А так, как не говори, а все-таки под присмотром.
Лишь небольшие его «засветы» происходят, но настолько они разгаданы нами самими подскажет только время, ибо оно способствует ускорению всяких дел и тому же росту ума.
Беспричинных вторжений в наши дела со стороны Бога просто не бывает. А если такое наблюдается, то значит, дело обстоит очень серьезно, и мы его, по сути, просто проглядели или недосмотрели своим умом, что пока юн и светел, как молоко на губах младенца. Это не оскорбление и не слово обидное. Это всего лишь жизнь, что так обозначается извне.
Согласно всех последних исследований со стороны самого Бога, так обозначенные, покушения на нашу жизнь сохраняются. И это дает право ему самому принимать решения, не ставя нас самих в известность, дабы не вызвать панику на самой Земле и общего столпотворения.
Если сказать откровенно точно, то неизвестно, как поступило бы человечество в лице отдельных народов или государств в целом, узнай правду о том, где, что и когда поочередно взрастет стихийно.
Это одна из основных причин, по которым не определяется точная или безысходная дата того или иного готовящегося на Земле события, и она же является правомерной со стороны самого Бога, ибо тем самым он пока сохраняет мир.
Потому, идут в целом предупреждения, что призывают готовиться всякому и сохраняться по возможности лично своей. Ведь, в самом деле, очень многих количественных жертв можно избежать, если заранее быть готовым ко всему и держать «ковчег» про запас. Об этом было сказано немало и кому, как не самим людям, принимать по тому решения.
Так что, Бога винить в некоторой сокрытности всей информации нет надобности, и нужно отдать ему должное в том, что он хотя бы обо всем упреждает.
Сведения подобного характера идут повсеместно людям, испытывающих примерно такое же, что и я сам. Но к их мнению мало кто прислушивается, да и попросту не уделяет внимания на должном уровне.
В этом есть слабость любого современно обустроенного общества и его  своеобразная привилегия, которая заключает в себе смерть на, так называемом, ходу. Что этим сказано, думаю, понятно и особо растолковывать не буду.
Кризисные ситуации способны увеличивать риски стихий и сказываться на самих людях. Это тот безошибочный факт, который нужно взять на вооружение и создать все условия для того, чтобы такого не наблюдалось.
Микро и макро экономика не способна дать человеку то, за чем он беспрестанно гонится. Материальное возрастание пролегает в устоях любого общества, целеустремленно направленного именно на доброхоть, а не на обострение всяческих отношений между людьми.
Пока, к сожалению, это не понимается и не воспринимается, как должное или какой закон. Думающие теоретики экономических дисциплин ломают постоянно голову над этим и никак не найдут выход из того положения, в котором находятся все государства.
А между тем, он все-таки есть и именно в том, что было указано выше.
Естественно, в связи с этим будет потеряно, так обозначенное, клановое преимущество, но зато в целом народы обретут свободу и надежное естественное благосостояние, добытое обычным трудоисполнимым путем.
В чем разница того, что творится сейчас и того, что возможно хоть когда-нибудь состоится?
Разница в том, что последнее дает искомый вариант жизни и ее естественное продление. Первое же имеет бесчисленное количество вариантов исполнения и ровно такое же –  безысходностей.
Тоесть, в первом указанном случае жизни, как таковой, не наблюдается. Имеется лишь некоторое ее продление в согласии времени на поприще технологических вершин. Но оно непродолжительно и базово исчерпаемо. Тоесть, с уходом из жизни отдельных людей, самоисчезнет и все остальное.
Всякая монополизация существующего государственного права на жизнь - есть частичное прободение той самой жизни и выдворение ее за пределы времени как таковой.
Это логическое заключение общей степени выживаемости в условиях как материального, так и иного рода кризиса.
Право понимать такое заключение принадлежит немногим людям, способным силой своего ума определить, что это такое. Значит, за такими людьми будущее, и  именно из этого вытекает все остальное.
Сам Бог в том участия не принимает и дает свое согласие лишь в том случае, если решение принято самими людьми.
Недостаток ума всегда компенсируется жизнями. И если они уходяще есть – значит, имеется и явный недостаток того самого ума.
Это вытекающее обстоятельство любой формы правления и его же своеобразные оглобли, с помощью которых тянется продуктивно сама жизнь.
Финансируя деятельность отдельных групп и компаний государство исчерпывает все свои возможности по преодолению, так обозначенного, кризиса и лишь наскоро залатывает раны, нанесенные им самим.
Основная целенаправленность – это люди. Только их вариант своеобразного исцеления и одоления лично трудностей кризисной ситуации может являться достижением успеха и правильной точкой выбора в деле преодоления любых нештатных ситуаций.
Таким образом, главное в любом деле – сами люди, а не их баснословные запасы времени в выражении каких-то давно застывших финансово-экономических единиц.
Кто это понимает – тот и продляет жизнь или укрепляет государство, и стремится к его развитию.
Кто же делает ставку на указанное выше – тот, по сути, обеспечивает заранее проигрышный вариант и никуда более не стремится, кроме как в пустоту безбрежного по существу времени.
Явный экономический спад государств лишь преддверие  новой золотой лихорадки уже современного времени. Веские экономические затруднения – это причины, указанные ранее и по большинству своему заключающиеся только в самих жизненных  позициях людей.
Это вывод из всего ранее оглашенного, мало имеющего общего со всем сказанным в этой главе, но действительно важного и ценного, как сама наша жизнь.
Циркуляция времени только набирает обороты. Вопрос экологичности среды нарастает, а вопрос безопасности отражен и вовсе прагматом времени.
В этом случае участие самого Бога неизбежно, ибо он сам понимает, что все то к  хорошему просто не приведет.
И вот, что он оглашает сам по делу тому.
«…Не оглашаю, а говорю. Так правильнее будет сказано и впредь тому так и быть. Здравствуйте, люди! Не обращаюсь сейчас к вам, а просто говорю или отвечаю на многие вопросы, которые задеты здесь или где-то еще, по Земле моей и вашей гуляючи.
Поимел и я какую-то жажду высказаться и теперь уж хочу насладиться тем самым сполна. Жизнь моя проистекает медленно и все больше в делах тех, что с земными не связаны. Так надо мне самому. А почему – скажу далее. По большему Землей ведаю я, да несколько моих помощников, что под рукой состоят и опорой в данных делах служат. Могу надеяться на них во многом, и делом своим они не подводят.
Хочу на сей раз оценить вашу помощь земную, яко от людей идущую просто себе во благо. И не вижу оценки той явно никакой, и даже плюсик не наблюдаю. Только минусую сполна и в целом по модулю той общий минус лицезрею. Что ж, ваше благо земное в ваших руках. То говорил я ранее, то же говорю и сейчас. Рукою своею подтверждаю и заношу в свою книгу божескую, что по делам Земли у меня ведется. Заметьте, не покладаюсь на компьютер какой или что еще. А только рукой своею и пишу, даже не поручая то делать остальным. Это жизнь людская и в ней огрехов каких не должно быть. Сами вы только огрех большой, как говорится, не в миру обо всем будет то сказано. Но раз уж так сорвалось, так пусть и будет пока. До того времени, пока вразуметь сам я вас начну и спотыкаться многие будете от тех советов моих по делу какому, рядно у ног лежащему. Дел тех премного у вас вскоре обстоять будет. Их и так немало и в один ряд какой просто не выложишь. А с моим вразумением и вовсе кряду настанет, что значит, еще больш будет, не в угод времени сему. А какое время то, что как раз состоит у вас самих? Отвечаю, год двух тысяч двенадцатый по вашему земному исчислению. У меня по-другому все то ведется и когда будет времени побольше объясню почему.
Многие недолюбливают меня и во весь рот хают, покладая все те зверства земные именно мне в руки. Отвечаю на то все так. Сами вы до того докатились и вместо бога теперь самого черта чтите, что живет где-то там в подземелье и огнем беспрестанно дышит. Все то еще адом зовется, и вы об том давно знаете. Не хотите только вызволить самих себя оттуда, да еще родных и близких, уже давно усопших и в виде материи земной пока сохраняющихся. Но все это предисловие ко всему тому, что скажу далее.
Ждет меня дорога впереди дальняя и немного опасная по-своему. Хочу жизни я иные заложить в другом уже месте, мною избранном и часть людей земных туда же поселить. Но отлавливать никого для дела такого не буду. Есть на то у меня семя другое и оно уже отсеяно мною, и как поросль какая состоит. Что то будет за жизнь другая -  пока я вам всем не скажу. Но знайте, что взял я от вас наилучшее и от всякой грязи поочистил. Недолго совсем я отсутствовать буду и к часу необходимому возвернусь вовремя.
Но, что за такой час для вас самих и почему он так важен. То час судьбы вашей земной и час общего противостояния вас самих стихии земной и небесной. Будет возложен ущерб большой на многие города ваши и во многих лицах от самой усталости вся та жизнь земная премного исчерпана будет. Нет у меня каких материальных средств сейчас и плотину изгородь для кого-то строить не буду. Также и с ковчегом дело обстоит. Если кому разъяснять дополнительно сие надо.
Зато есть все то у вас самих. Есть также вразумение всякое и умение само об обустройстве при случае разных стихий. Потому, готовьтесь к этому и будьте всегда наготове. Бдительностью своею не ослабьте и почистите всю технику свою, дабы момент снадобья того земного не пропустить и вычислить заблаговременно. То такие подсказки мои божеские и их даю вам всем без исключения. Ибо нет у меня любимцев каких или чем-то выделенных помазанников. То люди сами так придумали, чтоб лобызать руку или чело кого в знак какого особого приветствия. Мне такого не надобно и никогда не учил тому и за всякий раз плююсь сам, из века в век то наблюдая и от одного дня к другому переходя. Загубили попросту все мои наказы божьи и наставления какие в знак проймы совести только своей, да еще  цельно материальной, что уже также свою душу поимела, и как враг для всех над душою человеческой состоит.
Обо всем том церковному люду знать надобно и дела эти в благообразии времени нужного творить, а не льстить мне всяко, чем-то там подмазывая и не свое в целом в ранг уже моего возводя.
Говорю за все так и в последний раз. Не нужно мне ничего и только душу ту человеческую сам принимаю. Простую и очищенную от грехов земных разных и от дуновения того материального, что так ту самую душу во многом извело. Исхудла она совсем у вас и уже неприязненно на меня самого смотрит. Так и боится, чтоб не обобрал ее уже и я, яко на Земле все творится. Но с тем пока управляюсь я  и душу ту исцеляю составом своим, отчего она пригожей становится, да так в область одну и опускается для дальшей сохранности.
Во гряду лет лишь немногих или уже просто нескольких будет многое содеяно по Земле и будут опущены берега многие чрезмерно, что чрез головы всех вода и пойдет. Так случится уже совсем скоро и на отдаленном берегу каком лучше уж не пребывать. Это я за острова так говорю и за ту страну, что очевидно погибает несколько ратую. Должны помочь им все люди, а иначе, зачем тогда вообще ими прозываться и пытаться стать человеками, тем более. То тест на совесть вашу земную и очевидное плотоядство, ибо в пакости своей проживаете, тем души разрушаете и оттого еще хуже становитесь. Не сохраняй я забор сил каких космических, уже давно за борт бы все ушли, как говорят моряки земные. Тем души и поправляю, а на Земле только одно и осталось, что сами знаете, как прозывается, и только все это  благодаря вам всем самим.
Чуть далее по склону тому  земному толчок очевидный произойдет. То страшной силы удар земной стихии, разрушающий все под собой и на самом свету состоящее. Далее будет вновь погружение осуществляться, и вода вскоре и по другим головам пойдет. Будет праздно все утопать и при дневном свете ярком. То еще одно природное явление, которое вам наблюдать до сей поры не приходилось.
Немного погодя удар снова случится и дополнит работу предыдущую своим новым природным откровением.
Так повторится несколько раз и по зачету лично моему -  около десяти.
Волна какая сама собой твориться от того будет, а потому по морю не гуляйте и воды той большой берегитесь.
Ни даты какие, ни указание чисел я вам не представляю. Не нужны они по большему и коли сделано, что не так, то и упреждение уже не поможет.
На мостах каких не гуляйте. Может и их колыхать, как воочию ни с сего, ни с того. Рост стен каких также возможен, ибо земля в местах некоторых приподниматься начнет, а в других, естественно, опускаться. Солнце само по себе палящим будет и яко свет трубный может сжигать. Опасайтесь того сами и раны не допускайте. Верх одежды носите и пусть они будут предохранностью всякой от беды той напасти. Все живое злее и настырнее станет. Размножаться начнет сильно и опасностью грозить будет великой. Управляйтесь с этим сами и яко управитесь, то так и дела в целом состоять будут.
Могут многие не поверить сему, да прочему, а посему так сейчас и говорю.
Не поверите – так сами же и убедитесь. То есть такой ответ всякому, кто в слово мое божье не верит или приплясывает где на чужих костях, желая Бога и вовсе с Земли этой изгнать. Есть и такие. Знаю об этом и порою смеюсь от того до не могу. Коли б знали как изгонять вначале, а затем уже действо какое творили. А то так, одному коту насмех, которого при себе держат, да еще за собой водят.
Чародейством каким я не занимаюсь и призрачно, как многие считают, не состою. Есмь я и телесно, и духовно. И силой недюжинной обладаю. Так что, не страшны мне те помочи ваши и только смехом всю ту гнусность гашу, чтобы не воспылать нелюбовью к людям тем мыслью.
Такие вот дела творятся на Земле вашей, и такова их чреда вскоре совсем наступит. Не призываю я вас всех ни к чему, а только к сохранности какой и большей степени полезности от трудов своих воочию и дел, по сути своей всех разных.
Таково мое слово сегодня дня двадцать второго месяца восьмого и года двенадцатого по происшествию лет двухтысячных.
То есть дата второго рождения вашего, ибо день сей запишу я в книгу свою и ярко помечу. Буду отталкиваться от него и во всяком деле другом на то и указывать.
Что ж, люди земные. Закрываю я речь свою на сегодня, да и прощаюсь совсем ненадолго. Пусть, путь мой быстрее ляжет и вновь обернусь я мгновением. Хочу все же при делах земных быть и видеть все то творение, что только еще будет происходить на ваших и моих глазах.
Может и выгляну когда из-за тучи, а возможно, и обращусь к вам самим. Со временем план действий составлен будет и уже позже я сам с ним же и ознакомлю.
До свидания, говорю я вам всем и не желаю ничего впредь хорошего. Ибо оно у вас уже и так есть, и лучшего уже, как говорится, не будет. Только истолкуйте сии слова мои правильно и не примите, как метод наказания какого. То так славу материального в вас убираю и призываю побольше к души наклонностям обращаться. Не молиться мне, яко богу своему иль другому, а просто души свет своей видеть и по ее порыву куда идти.
Таков мой совет божеский, и он недаром сейчас сказан, и оправдан в самом времени вашего противостояния  будет.
До свидания, люди, и не потеряйте самих себя. Пусть, путь среди вас всех новый ляжет, а заодно успех какой к нему приспособится. На том и аминь. Спокойствия и блага зычного вам  всем желаю от обычного земного тепла и света того, простого и солнечного».
Сказал Бог речь свою и удалился, как говорят, восвояси. Что ж, его право, конечно, которого у него не отнимешь или не заберешь. Оно только ему принадлежит и годами своего личного упорства в трудах всяких он и достиг его,  как всякий человек к уровню какому просто приходит.
Мы же пока таким упорством и стремлением не возобладаем и даже попыток не совершаем, чтобы хоть как-то изменить наш мир, а всякую весть, от него идущую, как чушь всеобщую воспринимаем. Противимся ей всяко и не даем саморазвиться в нас же самих.
То не наше -  так многие считают и даже сейчас во время, не совсем подходящее для блаженств земных разных, к тому самому не наклоняются и только, наоборот, злосвершенствуют всем, что есть, и всячески более простому в укор какой ставят, жить по-новому поучая, уже по-своему, так сказать, ни для кого, а только для себя.
Все оно так, конечно, и от природы земной почерпнуто в основном, да вот только мы люди все, а не звери какие и должны умом своим хоть в чем-то от них отличаться. А выходит как раз наоборот.
Зверь зверю, порой даже другому, помогает, а мы супротив того идем сами. Причем на виду у всех таких же, по миру земному неприкаянных, так как и они во многом счету тем же страдают.
Жизнь порознь от нас самих состоит, и мы в ней просто сейчас купаемся, как говорится, досхочу. Но вечного, как знаете, ничего не бывает.
Стоит стоймя упасть одному, как тут же другое вырисовывается. Так и движет далее  та череда людская и во всяком чреду своем все ко власти норовит прибиться, как к самому месту теплому на своей земле или другой какой. Нет сохранности никакой от дела того общего и одними успокоениями совести просто не проживешь.
Так творится уже долго. Так долго, что многие устали ждать и жизнь свою предали, частью умопомрачаясь от этого в горе своем личном. Эта участь ожидает еще премногих, коль не изменится мир наш земной и еще более, пока совесть какая на земле не проявится и не отвадит беду ту общую ото всех.
Только такой человек нужен сейчас у власти, и только уже ему под силу передел тот общественный. Но это мнение мое личное и, как говорят, не заслуживающее общего внимания. Сами же люди уже давно высказали свое и пожинают плоды своего же творения, так сказать, наяву.
Хорошо или плохо -  не знаю сам. Я живу своей жизнью. Так же, как многие другие и бесчисленное множество в других концах страны. Все мы по земле нашей рассеяны и общего только в облике людском и наблюдается.
Другого ничего нет. Связи былые утеряны, общество само по себе развеяно, сохранность людская под вопросом, а большего ничего и нет.
Правда, еще кое-что объединяет – стремление жить получше и в целом так, чтобы другому завидно стало. То есть стремление каждого, живущего сейчас, и в том самом уже направление имеется, как дань жизни земной и кладезь наук всяких.
То есть поклонение дьяволу, если уж говорить языком церковным, на который многие перешли из числа даже не верующих. Но так установлено сейчас временем, что сие главное, а другое нет. А время само, как известно, люди творят в своих делах и поступках повседневно.
А значит, и спрашивать надо у них, а не к Богу какому обращаться за какой-то очередной праздной помощью. Не будет он помогать никому и уже говорил об этом. Сами потрудились – сами и плоды того всего пожинайте.
Примерно так он говорит, хотя словом сейчас не обмолвился. Так уже я передал, если не дословно, то очень близко.
Но на то право у меня имеется. Духовное, конечно, и никакое другое. Можно еще моральным обозвать, да, боюсь, здесь накладка может выйти. Не совсем мораль ту чту я сам при своей жизни, да и другие к тому же прибегают. Потому и не говорю так, хотя и склоняюсь иногда к такому изречению в жизни обыкновенной.
В целом о жизни нашей людской могу сказать так.
Все мы живем, как можем и дела свои творим, исходя из того. Тоесть, от возможностей своих руки куда протягиваем, а затем голову туда суем, чтобы целиком затем влезть и уже больше никогда не слазить.
Получилось у кого так, то и хорошо. Мораль в таком случае ни к чему. Она только лишнее отбирает и ненужную толкотню вокруг места насиженного кем-то создает.
Такие позиции в нашей жизни соблюдаются и наблюдаются наяву. Можно даже  сказать, что все это неписаным законом стало или возвелось в ранг того, чтобы соблюстись.
Краем уха от того же Бога слышал, что так не должно быть. И люди не должны по миру мусором земным состоять. И так много его уже развелось, а тут еще одним дополняется. И все по той же причине.
Не могут одни с совестью своею совладать, а другие тем непрестанно пользуются. Вот и вся разница в нас самих и по большому счету ума к тому много прикладывать не надо, чтобы понять, как говорится, что к чему.
Есть ли что-то среднее между тем и тем?
Думаю, что нет. Либо одно, либо другое. Не может человек не свое в жизнь проводить, а значит, жить должен только по-своему. Тоесть, как та самая совесть и подсказывает.
Есть ли она у нас самих?  Вероятно, содержится. Такой будет ответ, ибо прямого ответа никогда не последует. Не могут сами люди уже по совести жить, ибо саму жизнь сложили так, что естеством совести той просто не проживешь.
Значит, жизнь надо менять, дабы к совести той пробиться, и дать возможность иным усмотреть самих себя в подобающе складывающихся для того условиях.
Но это трактат о самой жизни гласит так, а реально на самом деле выглядит все по-другому. Порой, даже высказаться не можем словесно, не говоря уже о том, чтобы что-то там оценить или определить во времени. Таков уклад ума современный, что того самого не покладает, а только уменьшает с каждым прожитым днем.
Значит, безграмотность ту душевную лечить надо и призывать самих себя к тому, чтобы ее искоренить и новое общество в целом построить. Но для того сила прикладная нужна и без силы просто физической она просто так не возложится.
Это значит, что поворот души только поворотом событий значим будет, а потому того и подождем в условиях сегодняшнего тихомолвия всякого и не выражения мысли по существу дел стоящих.
В том-то вот и заключается, так называемая, приземная истина наша, что жить по существу мы без совести не можем, а жить бессовестно просто не получается.
Такова она, правда дня настоящего, и убежать от нее можно только, как говорят, смертно. Но, то не выход для настоящего ума и тем более, не решение упрощения анклавов самой жизни.
Не покладайте рук своих и дело продвижется  –  так призывает ко всему Бог, который все еще над душою моею состоит и ведает о том, что здесь написано. И видно известно ему все о нас уже давно, да только не рассказывает обо всем сразу и только иногда уже его душу прорывает и слова те сыплются на Землю, как манна, в небесах состоящая.
Хотя, что то такое -  до сей поры никто и не знает.
Объясняю о том сейчас и о том же для себя лично познаю.
Манна небесная или в небесах состоящая – то есть приток  силы разной, из глубин космоса взятой и на саму Землю опущенной. Очевидной благодатью какой ее не назовешь. И в свое время людьми то было попутано. О чем сказано в самой Библии, да и творениях других также.
Мы ведь на свой лад все принимаем и окромя материального ничего не видим. Да и зачем оно нам, если естеством живем и им же помыкаем.
Только Бог придерживается правил иных и все его толкования только в сторону ума и направлены. Ничем таким материальным он нас не потчует, и никогда такого не было. Что же касаемо россказней тех, где-то в самих рассказах состоящих, то они попросту выдуманы, дабы упростить то, о чем Бог нам поведал.
Но возможно на тот момент людского понимания так и надо было. Но уже сейчас нужно понимать по-другому и рассуждать с точки зрения самого ума, а не его прикладного материального уровня.
Сейчас многое творится в угоду Богу и под тем самым свершаются и дела другие, самому Богу не угодные и не нужные, как всегда. И сам он об этом говорил, естественно, о чем и я, и вы уже знаете.
Но не об том речь, а о манне небесной, которую никто не видел и даже руками не трогал.
То есть зачатки ума нашего, в веществе сложены и им же представлены чисто природно. Человек черпает его извне, так сказать, и слагает свой ум заново. В этом ему помогает природа Земли и дает свое утверждение в виде какого нового, возрождающегося на ней человека.
По природе сам Бог – человек, и все человеческое ему не чуждо. Оттого он знает все наши трудности и потому же терпит столько лет, ожидая становления ума полного и вывода нас самих в истинные человеки.
То посвящение будет произведено и в целом по составу мы подойдем первыми  к тому числу, ибо есть на то существующая причина, но об ней пока нам не сказано.
Сила божьего ума в том и заключается, что он и является самой силой, как мысленно, так и физически. Оттого торопеют многие, лишь образ его узрев и потому же не приближается он к Земле, так как по ней ходить ему уже просто невозможно. Сила та отталкивать его будет, нарушая притяжение земное.
Потому он в воздухе парить будет, далеко не уходя, но и совсем близко не приближаясь.
Всему законы есть земные, а также космические. А им есть свое объяснение. Земля – то только часть космоса, но и она принадлежит ему самому, а значит, законы те также последует. Потому исполняется на ней все так, как надобно и нет какой-то нужды изо всего какую-то картину ложную составлять.
Весомость – она силой ума добыта и так же на весу содержится. Такое вот простое объяснение всему тому процессу и, так сказать, божьему поведению.
Можно и по-другому то истолковать, но для этого целые науки вновь завести надобно, обозначить их и описать. А это все время, которого очень мало даже у меня самого.
Много такого характера материала в голове моей кружится, да все вот никак на бумагу или как по-другому не возложится. Всему есть причины и этому также полагается. Невозможно все описать, занимаясь повседневным трудом посторонним и к делу сему напрямую не относящимся. Человек должен свободен быть: и мысленно, и физически. Тогда, сама мысль пришлая, как говорится, по делу ляжет и в каком труде состоится.
Так же просто урывками получается, да и то не всегда, ибо на все нужно время или свободные часы его.
Потому, уделяю я времени лично своего совсем немного и в основе своей от настоящей работы отпущенного. Покладать труды сии по-другому не получается, ибо день занят, да и ночь по-своему также. Так что, бременем по времени я сам страдаю и помочь во всем некому. Даже Богу, ибо от него по сути то не зависит. Бог может помощь только мысленно указать, да и то, когда человек в ней истинно нуждается. Если же нет, по его мнению, то значит, так тому и быть.
Но не буду отвлекать всех от темы главы настоящей и дальше расскажу о еще более интересном.
Кто, как вы думаете сами, создал нашу планету?
Есть ли в том божеское участие какое, и не его ли вина в том, что из нас самих такое вот получилось?
Частью то освещено было ранее, но о некоторых событиях Бог сам умолчал в свое время и только теперь тот занавес немного приоткрывает.
Итак, ответ на вопрос первый.
Само собой, сам Бог не создавал Землю. Она уже была образована и обретала планетой мало окружной, а была просто, скажем прямо, космическим мусором. Все те грани были потом «обмолочены» Богом или «опилены», и сама планета обратилась круглой.
Солнца, как такового, не существовало и для создания его потребовалось совершить многие работы, чему у самого Бога возложен досконально целый труд. Светилище то старое едва соответствовало своему названию, и по-настоящему солнцем его обозначить было нельзя. Потому, оно было расформировано или разобрано по частям и на базе его элементов-частиц  создалось, так обозначенное, сферическое окружение в виде окружного диска. Фактически, то была строгая научная работа самого Бога на тот период времени и об том все сказано в самом документе.
То был период, так обозначенного, полного поднятия «космической целины». Практически пахать Богу пришлось всю нашу планету или точнее, перепахивать различного рода средствами для того, чтобы добыть на ней жизнь. Не просто воду, наружно состоящую, из космоса открытого добыть можно, и не за просто так сама жизнь, где возлагается.
Но об том писано в трудах других, а потому повторяться не буду. Достаточно того, что ссылку на него даю, сей материал, в очередной раз, выставляя всем напоказ.
Немало потрудился Бог и над другими планетами из нашей Солнечной системы и от вида их живого, тоесть космического, практически ничего не осталось. Потому, расценивать их, как открытый космос нельзя. Это ошибочное суждение. И потому сам Бог упреждает об этом, говоря примерно  так.
Не нужно лезть туда, куда не следует. Не вами то сделано и не  вашему настоящему уму о том же судить.
Это я примерно передал слова его, ибо ему, как всегда, не до нас с вами и если будет отвлекаться на запрос земной какой, то работать вообще некогда станет. Есть у него система автоматическая запросов, по существу разных. Тоесть, почта космическая. Может, смеяться будете по моему ответу. Но это действительно так.
Все мысли текущие в вопросах туда собираются, а уже сам Бог или система на них отвечает. Так же я, какой запрос посылаю и тут же ответ получаю.
Но это у кого, как говорится, в порядке с головой. Тоесть, с мнением простой реальности не расходится. У кого же порядки, так сказать, более слабые и на чем-то несколько зацикленные, то и возможность получения ответа какого при этом уменьшается либо вообще отсутствует. Тогда в силу вступает ум земной и начинает песнь свою излагать, как душе той угодно или уму тому, всеприродно добытому. Тоесть, пояснять по-своему и вовсе не так, как оно есть на самом деле.
Такая вот почта та космическая и с этим пока поделать ничего нельзя. Пока ум тот наш земной состоится в целом своем составе – много воды из рек утечет и еще больше будет испорчено. Такой прогноз на день завтрашний и не самый радужный.
Так вот. По сути всего земного построения Бог во многом уже описал. Труды сии изданы частично и с ними ознакомиться можно любому. Правда, уже не за так. Было время дано для простого ознакомления и оно, к сожалению, прошло. Потому, кого интересует все то искренне и кто по-настоящему в силу нашу природную верит, то ему предыдущее указанное обрести будет несложно, Кто же просто так поинтересовался без всякого охвату душевного, то соответствующе и получит.
Как говорится, на все есть воля божья. Правда, данного аспекта это не касается и по существу, так поступил лично я, доступность ту ограничив на время.
Что будет далее - посмотрим или, как говорится, увидим. Время подскажет, как поступить и что сделать.
Такой вот ответ на поставленный изначально первый вопрос.
Теперь, постараюсь ответить на другой.
Что то такое есть вина божья? Это подвопрос для общего рассуждения, и я на него отвечаю.
Самой по себе вины  божьей, как таковой, нет. Есть лишь время становления нашего земного и очевидная божья молодость. Тоесть, впервые тогда такое производилось, а потому на ходу, так сказать, все ошибки допущенные исправлялись. Думаю, миру ученому то понятно, да и другому какому человеку, более-менее своим размышлением обладающего.
Оттого в стадии становления самого мы взросли немного не такими, как Бог планировал и поимели больше природного, нежели искусственно добытого экспериментальным путем. Но, однако, совсем этим не испортились и кое-что из нас все-таки получилось. Хоть и не доросли до человеков, как по величине роста и ума самого, но все же тянемся к тому и из года в год прибавляем, средой своей подкармливаясь и той же манной небесной.
Своеобразно, это были года утопии разной, когда Бог хотел сразу человека сотворить и на волю земную пустить. Были такие планы первоначально. Но то не земной был бы человек, а пришлый, как и сам Бог, хоть он эту Землю и обосновывал.
Потому, решение осталось за земным видом и на том, как говорится, все и свершилось.
Вину в целом ту божью можно по-разному рассматривать. Будь мы людьми просто совершенными, так сказать, искусственно, то вовек той же Земле не родными были, и повсюду бы она избавлялась от нас, как от злых и напоседливых мух. К тому же не давала бы подпитку разную, что непременно на здоровье физическом сказалось бы, и совсем мало бы мы на ней жили.
Потому, говорить, что то было решение неправильное нельзя. У природы свои капризы и с ней нужно ладить и обращаться по-хорошему.
По пути совершенства того человеческого мы неоднократно свой облик меняли и тому есть подтверждение разное, в нашем же образе теперешнем состоящее.
В знак особой дружелюбности Бог всем нам лица, можно сказать, выдал и сделал их практически неповторными. Хотя внешние совпадения случаются и неоднократно, но в целом по общему составу их совсем мало.
Примечательно также, что он в подобие свое сотворил стать земную, а не оставил на четвереньках ползать или ходить. Природно именно это полагалось и тому естественные доказательства имеются у нас всех на руках и ногах. Далее особность разделил на мужскую и женскую, тем самым жизнь обычную несколько приукрасив и определив человеку такое понятие, как любовь.
Очень многое изменил в нас же тот самый Бог, и одному ему известно, как все оно творилось по-настоящему. Трудно было тогда, трудно и сейчас уже. Но не на столько, чтобы говорить аминь делу сему и вообще прикрывать глаза.
Есть трудности многие, но все они преодолимы и в первую очередь нами самими. Были бы послушными детьми, так уже давно бы ногами в земном раю пребывали, коим сам Бог Землю по-настоящему считает и любит ее по-своему. Тепло она дает, ласкает и греет. Живь какую рождает и сотворяет новую. Не дает ей пропасть, не удаляет куда-то, а сохраняет подле себя. Такое снадобье не каждой планете дано и это ценить по-особому надобно.
Тоесть, беречь ее или то, что уже в закромах тех природных осталось. Не будет его или станет совсем мало – сразу же и погибнем. Об этом знать каждому надобно, и по делу тому Бог еще выскажется. И даже по-своему обяжет недра те сохранить, ибо есть предел укопаний земных всяких и есть, так обозначаемый, неприкосновенный запас, без которого планета существовать не сможет и просто рассыплется, став на время опять космическим мусором.
Многие дела земные Бог усматривает самолично. Тоесть, попросту выражаясь, контролирует. Недосмотр во время опасного противостояния нашего чреват самыми серьезными последствиями.
Бурю ту ветрогонную надо прекратить и с ядром дела меньше иметь.
Так говорит он сам за гонку вооружений разных и непосредственно за оружие ядерное. То же касаемо и иных запасов, которых понатворили множество, и ладу по достойному дать не можем.
Есть интерес божеский также и в других делах земных. И поболе всего он за воду, за чистоту ее переживает. Не хочет, чтобы мы сами  ею отравлены были. А опасения есть к тому и недра земные без устали ту воду прогоняют подземно, каждый раз с чем-нибудь да помешивая.
Это плохо для нас самих, так как в воде той необходимо нужные элементы содержатся, а с примесями они станут совершенно иными.
По той же причине Бог не дает доступа к тем местам, где вода натуральная веками, тысячелетиями хранится. Речь о полюсах идет земных.
То земное снадобье питьевой воды особо беречь нужно. И не гоняться за какими-то полезными ископаемыми, а наоборот, ту зону оставить в покое и пользоваться пока тем, что есть в других местах. Оно и доступно ближе, и не так опасно, как в местах тех скользких.
«Но поступите вы, как всегда, по  своему усмотрению, не прислушиваясь ни к чему и никого вообще не спрашивая. Все гонитесь друг за другом и не знаете, как со всем добром земным тем совладать».
Так отвечает на то Бог, и, думаю, грозно хмурится. Кому понравится, что его слушать не хотят. Тем более, когда действительно имеется в том необходимость.
Заврались мы крепко друг перед другом, а потому Бога того и не слушаем. Хотим умнее казаться, чем есть на самом деле и не хотим слишком рано червей тех кормить, что гробовыми зовутся. Потому, за жизнью многие гонятся и стараются сделать так, чтобы им всего больше досталось, а в самом труде прилагаемом – наименьше.
То новая земная установка такая и про нее давно Богу известно. Докатилась она до уровня мирового и теперь уж никак не остановить.
Но так недолго продлится. Хоть и идет передел земной власти той, да только поздно уже к тому стремиться. Время иное наступает и самой власти нигде покоя давать не будет.
Может и не поверит кто этому, да вот напрасно. Уже к маю года следующего по Земле такая круговерть пойдет, что только, как говорят, и держись.
И небо заслоняться тучами подолгу будет, и ураганы злые по особому взбеленятся, и сухота такая ниспадет (жара необычная, значит), что и деваться многие не знать будут куда.
Такое уже и сегодня ведется, но это лишь полбеды. Станет гораздо хуже. Ветры те простые усилятся и бури-ураганы степь поднимать всю будут. Пыль стоймя идти будет, как в пустыне какой. Все то впереди нас всех ожидает и времени совсем мало осталось, чтобы подготовиться к основному.
Жарота спадет, на смену другое придет. Дожди ливневые заливать будут и дома, как паромы, по воде пускать.
Ни с того, ни с сего бури штормовые образовываться начнут и все опрокидывать, вверх поднимая и  оземь ударяя. Сила то такая земная и с ней нам пока еще не совладать.
Волны в море круче станут, а буруны обычные в шторма невеликие перейдут. Дно илистое подниматься начнет и обволакивать многие районы, отчего живь морская сильно ниспадет и улов давать совсем малый будет.
Вобщем, перемены очень большие грядут. И если война та, многими предусмотренная, ранее не начнется, то сама природа в наступление пойдет и уже всем не того практически станет. Каждый будет упасать сам себя, на помощь иную не рассчитывая. Ибо всех коснется тот передел, и по-своему на Земле всей места, как говорят, спокойного не найдется.
Россию то также затронет или нас уже самих. Так что и мы в стороне не останемся. Будем бороться самостоятельно. И не только с природой той, а еще и с безголовостью разной, что понаделала дыр во всей нашей обороне людской по праву нашему гражданскому.
Все то, естественно, будет и придет само собой. Не буду говорить, когда точно, но следить за самим временем хоть иногда, но надо. Полночи опасаться и всяческого прилива ночного луны всходящей.
На том, пожалуй, и остановлюсь пока. Пусть время пройдет и кое на что укажет. Мысль сама по себе у кого состоится и возможно определит ход весь дальнейший.
Пока же в данной главе все и окончание далее последует. Опишу еще некоторые детали времени и укажу на многие недостатки наши, как основное в деле противостояния самим себе, а также воли природы и Бога. На том и заключаю главу и уже обозначаю следующую.