В этих горьких и злободневных рассуждениях прошло еще два с не­большим года. Зима в этом году выдалась суровой и многие побеги погибли.Мальчику исполнилось десять лет,и Мария твердо решила покинуть это место.Она хотела сказать об этом сыну,но тот,к удив­лению, опять опередил:
- Я знаю,мама,что ты решила, - начал он,-но поверь,еще рано куда-то уходить.Это говорят они, - и он указал рукой вверх,- нас там ни­кто не ждет,- мальчик показал в сторону дороги, идущей к югу, -я  сам скажу тебе,когда будет нужно.
Мария ничего не ответила и молча согласилась. В душе ей самой не хотелось этого именно сейчас.Потому,услышав слова сына, она даже обрадовалась и,крепко его обняв,стаяла долго и смотрела вслед утопающей среди деревьев дороге.
За последние пять лет сама местность немного преобразилась. Дере­вья подрасли,появилось больше кустарников.
Да и сами большие кам­ни, среди которых они жили, обросли мхом и покрылись какой-то вью­щейся растительностью.Так что, теперь, с дороги,вообще,вряд ли кто смог бы распознать какое жилище, разве что по идущему вверх дыму от их печи.
С подрастанием сына, Марии пришлось еще немного расширить пещеру и,почти,добраться до голых камней.
В связи с этим ей пришлось хорошо потрудиться, а заодно обучить своего сына кое-каким навыкам труда.Они вместе вымазали глиной все стены,не забывая подложить пальмового листа внутрь и перело­жили печь,в которой за это время накопилось довольно много ка­кой-то черной массы, пылинки которой залезали в нос,рот,и они вме­сте постоянно чихали,пока все это не выветрилось наружу.
 За это время в их домашнем обиходе появилась дополнительная по­суда .- большие чашки и маленькие,глиняные горшки и другое, помогаю­щее сохранять пищу в теплом состоянии,а также прохладную воду для питья,которую брали в том же ручье,что и раньше,уходя вниз по его течению.
С годами он расширялся и понемногу становился небольшой речкой. Мать с сыном в одно лето разбросали устилавшие дно большие камни
и немного углубили его.Получилась небольшая по размеру пойма,в которую изредка заходила рыба,и мальчику удавалось ее ловить.
Вместе с этим их жизнь немного преобразилась,когда они обнару­жили еще один съедобный плод.Как он вырос в этой местности - не­понятно. Никто его не сажал и не выращивал,как горох. Попробовав на вкус,мать с сыном пришли к выводу,что его можно употреблять,как и все другое.Правда,этот плод долго не задержи­вался.Он быстро созревал, а затем лопался или просто опадал на  землю,где и погибал.Потому,они старались их побыстрее сорвать и съесть.А зерна из тех,что уже опали,клали на солнце и сушили.
 К этому времени в их местности появились птицы.Они небольшими стайками кружились над их обнаруженными плодами и даже создава­ли некоторую птичью перебранку за. тот или иной переспелый плод. Но,к удивлению,пока не было ни единого животного существа,кроме их козы,которая по ночам,иногда,поднимала голову и почему-то подавала голос.
Вовсю сновали только ящерицы,но и их было немного.Так что в об­щем разноголосье можно было даже сосчитать сколько их всего и в каких местах находятся.
Природа потихоньку оживала и это немного увеселяло их души. Все-таки не одни в этой немоте окружающего.И,возможно,вскоре во­все наступит какое изменение.
Время не заставило себя долго .ждать.
И спустя два года ,ровно в лето,в их местности появились первые животные.То были какие-то громадные существа,издали напоминающие коров своими большими рогами,но что-то в них было не так.Они были более злобными и из­давали какой-то общий рык.
Появились вместе с ними и хищники:очень худые и едва-едва стоя­щие на ногах.И если бы не обычная смерть поголовья,то вряд ли они,вообще,бы выжили.
Спустя два месяца хищники все же окрепли и стали представлять действительную угрозу этому виду животных.
Теперь,местность то и дело оглашалась какими-либо звуками,обоз­начающими дикую жизнь природы.Мать даже с некоторой тревогой наблюдала за этим,опасаясь за своего двенадцатилетнего сына,к этому времени уже чуть-чуть повзрослевшему и немного по мужски окрепшему.
Но мальчик ее успокоил,сказав,что бояться нечего,так как они за­няты сами собой и вряд ли обратят внимание на них. К осени это население приумножилось еще несколькими видами,а в зиму,когда мальчику исполнился очередной год,оно возрасло еще больше,
Появились зайцы,какие-то перелетные птицы,шумевшие по но­чам и мешающие иногда спать.Прибились и некоторые водоплавающие,
подпускавшие к себе очень близко и даже,иногда,бравшие из рук зерна.
Мать многих зверей,птиц не знала,но научилась различать,и они условно называли их своими именами.
В этот  год зима была особо теплой,и к весне деревья распустились раньше обычного.Казалось,вместе с оживлением населения местности оживала и сама местность.Деревья еще больше взрасли,образовав густую сеть своих ветвей.Пальмовые стали гораздо выше,а трава . поднялась,почти,до груди мальчика.
Так же,как и в прошлые года,они вместе окопали свой огород не­большими копалками,сделанными из палок и найденных на дороге час­тей доспехов,которых со временем они обнаружили еще больше,чем было.
"Может,была какая битва здесь?-думала про себя Мария,-а,может, раненые и больные просто бросали их по дороге,чтоб легче было идти?"
Но в любом случае,это оброняли люди,которых до сих пор в этой местности не было.Это даже,иногда,пугало женщину.
 "Неужели,вовсе никого не осталось?-продолжала думать она,-а,мо­жет,эта дорога забылась и,теперь,есть какая другая?!А шум,что она слышала? Это ведь были люди,и монеты ими оброненные."
 И тут ей в голову пришла мысль.Она,почти,бегом бросилась с участ­ка в пещеру и,достав все ранее найденные монеты,сравнила их меж­ду собой.Оказалось,что все они разные,вернее семь одних,а шесть других.
"Значит,-решила Мария,-в государстве что-то изменилось.Наверное, у власти стал кто-то другой.Может,изменились и люди за это вре­мя? Может,стали добрее и изуверства исчезли? Ох,как хотелось бы в это верить."
Женщина,вздохнув,спрятала деньги обратно и пошла заниматься сво­ими хозяйственными делами.Подошел сын и спросил:
-           Мама,а почему я у тебя один? Нас ведь могло быть и больше?
-           Да,сынок,но ты ведь видишь,что мы живем вдали от людей и ни­
кого с нами больше нет.
-           Да,конечно,вижу,-согласился мальчик,-мы живем вдали ото всех,
но скоро уже покинем этот край и надо подумать куда пойдем,-сов­
сем по взрослому добавил он,оставив прежний свой вопрос неразре­
шенным.
-           А,что говорят они?~спросила,вдруг,мать,указывая глазами на
небо.
-           Они пока молчат,-ответил мальчик и сам посмотрел на небо,-но
я видел вчера знак.Это,наверное,мне.
-           Я видел себя в обрамленном желтом сиянии вон там,возле дере­
вьев, -и он указал рукой на место.
-           И,что,теперь?-снова спросила мать,тревожно вглядываясь туда.
-           Не знаю,-спокойно ответил сын,-наверное,скоро мы узнаем все,-
и с этими словами он noбeжал к тому самому месту,куда показывал
рукой.
Мать посмотрела ему вслед,немного всплакнула,а затем принялась за работу.Но мысли об услышанном ее не покидали.
 "Чтобы это могло значить,-думала она,изредка поглядывая в ту сто­рону, где сын,-может,боги хотят его уже забрать к себе? А я ведь даже не говорила с ним об этом.Наверное,пора рассказать все,как есть."
На этом мысли Марии прервались,ибо,посмотрев в сторону
сына,она,вдруг,ясно увидела над его головой белую дымку,уходя­щую вверх по какому-то огромному длинному тунелю.Мальчик стоял, растопырив руки немного в стороны и,казалось,вот-вот взлетит в небо.
"О,боги,-взмолилась Мария в душе,-не забирайте пока моего сына к себе.Он еще очень молод." И снова,как когда-то,ей послышался чей-то голос.
-           Слушай Мария меня хорошо.Назавтра вы покинете свой дом и по-­
йдете к людям.Ваш путь займет много времени,потому приготовтесь
хорошо и запаситесь едой.По дороге пойдешь до конца сей местнос­
ти, а там будет пустыня.Обойдешь ее вправо и прийдешь к морю.Там
и поговоришь с сыном.
-           А как я объясню ему наш уход?~хотелось крикнуть ей голосу,иду­
щему откуда-то сверху.
-           Не надо объяснять.Он уже знает и сейчас идет к тебе.
До скорого свидания,Мария.Не забудь,обойди вправо.
-           Не забуду,-испуганно зашептала она и словно очнулась.
Сын медленно шел к ней навтречу,все еще держа руки в стороны, Подойдя ближе,он улыбнулся и сказал:
-    Я разговаривал с Богом,мама.Он велел нам идти.Пошли, будем со-­
бираться в дорогу.
И мать,оставив все как есть,пошла вслед за сыном.Их приготовления не заставили долго трудиться.Спустя час они уже собрали в дорогу все необходимое и впервые за последние года у них появилось вре­мя свободно поговорить.
-           Скажи,мама,-обратился к ней сын,-почему ты мне раньше не рас­
сказывала обо всем этом?
-           Я боялась,сынок,-честно призналась женщина,-не хотела,чтобы
ты ушел от меня таким маленьким.
~   Но ведь боги знают,что делают,-не согласился с ней мальчик.
-            
-           Конечно,-ответила мать,-но я хотела тебя уберечь от всякого
любого зла,причиненного другими.К тому же,боги запретили мне
говорить о чем-либо.
-           Да,я знаю,-согласился на сей раз мальчик,-но мы можем сами
поговорить обо всем без их участия.
-           Как это?-удивилась мать,внимательно глядя сыну в глаза.
-           Мы  ведь люди,-отвечал он,-а они нет.Они знают больше и,воз­
можно, наперед. Но мы сами имеем право на .жизнь и выбираем себе .
ее сами.Я понял,что боги хотели бы меня видеть во славе людской
и потому согласился на это далекое путешествие.
-           Почему ты так говоришь? Откуда ты знаешь,сколько нам прийдет-
ся идти?-всполошилась мать.
-           Я знаю,мама,чего от меня они хотят,-не ответил на ее вопрос
сын,-они хотят,чтобы я занял их место в общей людской .жизни.
Тогда они смогли бы немного отдохнуть от содеянного ими ранее.
Это ведь они сотворили Землю,мама.И я это знаю и чувствую,вот
тут,-и он показал рукой на сердце и голову.
-           Но,как ты можешь сделать это?-удивилась мать,-ты ведь не хо­
дишь да небесам и не летаешь,как птицы?
-           Это не главное,мама.Важно,чтобы люди возжелали себе нового
бога из своих людских племен,который укрепил бы их общую веру
в небеса.
-           И откуда ты все это знаешь?-удивилась мать,глядя пытливо сы­-
ну в глаза.
-           Я знаю потому это все,-отвечал мальчик,-потому что видел себя
во сне таким же,как и они.И я летал,мама,как они и даже ходил
по небу.Но это еще не все.Я видел самого главного бога.Он был такой же,как и я.И одет,почти,так же.Только я не понял,что у не­го в руках.Какая-то странная фигура в виде скрещенных палочек. Ну, вот такая,-и он нарисовал пальцем на полу фигуру,-отображающую настоящий крест с двойным перекрестием.
-           И что это обозначает?-спросила удивленная Мария.
-           Пока не знаю,-ответил сын,-но думаю,это скоро прийдет мне в
голову снова.Вот тогда и объясню,-и он стер с пола рисунок.
-           А ты не боишься того,что говоришь так?-спросила мать,-ведь
боги нас слышат.
-    Нет,мама,-возразил мальчик,-они слышат только тогда,когда хо­
тят сами этого,и я это чувствую тут,-и он снова показал рукой
на голову,
-           Да,но как же они знают все о нас? Наверное,видят с небес,что
мы делаем?
-           Зтого я не знаю,-прямо ответил сын,-может,и видят.Но зачем
им все это?-теперь,задал вопрос и он сам,но так и не найдя на
него ответа,сказал, -Нет.Я думаю,что они хотят видеть нас более лучшими,чем мы есть.Потому,и обращаются,когда это очень требует­ся.
-            Не знаю,сынок,-ответила Мария ,-может,все так и есть,как ты.
говоришь.Вот только,что скажут сами люди,узнав обо всем этом?
-            Они скажут,что я и есть бог,-уверенно отвечал мальчик,-только
до этого еще много.
И снова Мария подивилась его проницательности,и снова ей немного всплакнулось.
-            Почему ты плачешь,мама?-спросил сын,подходя ближе к ней и ло-­
жа голову на колени.
-            Сама не знаю,сынок.Вот почему-то плачется и все,-и она погла-­
дила сына по голове,
-            Знаешь,сынок,-продолжила она после небольшого молчания,-мне
кажется,что я еще возвернусь сюда в эти места.
-            Почему?-удивился сын,-разве ты не хотела бы жить с людьми?
Они также плохие?
-            Не знаю какие сейчас,-отвечала .\!ария,-но тогда,когда я ушла
от них,они были злыми и жестокими.
-            А мы сделаем их добрее,мама,-заверил ее сын,-вот зачем мы и
идем к ним.Мы принесем людям добро и свет в их темные холодные
дома.
-            А откуда ты знаешь какие у них дома?-удивилась мать.
 
-           Я их вижу,мама,-уверенно отвечая мальчик,-они у меня перед
глазами.
-           Но сколько продлится наш путь?-спросила скова Мария,-и сколь­
ко же надо добра?
-           Долго,-так же уверенно отвечал сын и посмотрел ей в глаза,-а
еще я знаю,что добро будет сотворено и нам опосля всего этого.
-           Как это опосля?-не поняла мать.
-           Не знаю,-пожал плечами мальчик,-но мне кажется,что я уже ви-­
жу это время и с завтра мы начнем вместе его приближать.
-           Ох,сынок,-снова всплакнула мать,-так не хочется мне покидать
наше место.
-           Знаю,мама.Но так велят боги и именно им мы обязаны своей .жи­
знью. Потому, последуем их сказанию и велению.Тяжел и далек наш
путь,но не труднее,чем то,что уже пережили.Я чувтсвую все это
и уже горю желанием идти вперед...
Так они разговаривали до самого позднего вечера,и уснули только
тогда,когда на небе взошла хорошо луна.
Наутро же,проснувшись и умывшись в последний раз в пойме реки,
они наспех позавтракали и собрались в путь.
Дверь в пещеру надежно закрыли и загородили большими камнями,
оставив внутри все так,как было за время их жизни. Вскоре после их ухода,они так же обрастут мхом и покроются уди­вительной вьющейся растительностью,дающей свои горьковатые пло­ды, которые никак не годились в пищу.
Но это будет потом,спустя года,а пока мать и сын молча прощались с сохранившим им жизнь и давшим оплот жилищем,а также со всем тем,что его окружало.
Слезы ручьем устилали глаза Марии,а ноги  отказывались пови-­
новаться, но все же она пересилила себя и,развернувшись,сделала
первые шаги навстречу идущей судьбе своего сына.
Мальчик также пошел следом,а вскоре и       вовсе опередил мать,
которая вела за собой их старую кормилицу - козу.Животное,навер­ное, тоже чувствовало этот уход и жалобно подавало голос, озираясь по сторонам и,порою,не желая идти дальше.
Но сила верхнего повиновения все же заставила их идти,несмотря на всю боль обид и на неуверенность в завтрашнем дне.Они шли по давно не топтаной дороге,и только пыль,поднимающаяся от их босых ног,говорила о том,что она до сих пор жива и не совсем утратила свою способность к воспроизведению живости движения. После,она медленно ложилась обратно,заполняя сделанные ногами людей и животного небольшие углубления,но все же не до конца.
 
Боль наполняла их сердца,а души немного тревожились.Но боги не переживали за них.Они знали,что те,кто внизу,выдержат еще не од­но испытание,которые только начинались и которым не было истинно­го счета во всех последующих человеческих жизнях. Исповедь общего греха таила в себе несусветную загадочную силу, простирающуюся вглубь веков и вглубь человеческих усилий в опо­знании своего существования.
Человек только начинал .свое первое восхождение,как действительно звучало бы это слово в его же устах.Вера спасала народы,но то бы­ла вера не в их бога,не в человеческого.
И наступило время показать им Его.Того,Кто не запятнал бы честь человеческую и,созревая любую силу вражды к себе человеческую, уподобил бы ее просто добру.
Великая сила веры в богов,но она ничего бы не стояла,если бы не заслужила ее подтверждения на Земле в среде самих людей,а не не­бес.
"И будет восхваленной Его сила,и да изнеможет боль и голь,и про-­
падет всякая тварь из лица Земли,и нечисть сгинет подручная,и ни­
спадет на головы люду новая сила,облаченная в рясы       веков
и утолящая жажду повиновения и покорения силе всесветской и незло-
дышащей. Да, будет оно так."
Так говорила одна умная книга о жизни,и уже тогда начиналась писаться эта священная история.
"И святость ее из пророчеств языков состояла",-так скажут опосля. Но тогда этого не было и вовсе не думалось,что когда-либо так может случиться.
Время закрывало одну тайну и открывало другую.Занавесь небес была чем-то сходной с занавеской человеческих душ, отемненной    жаждой расправы и неблагонравия своих поступков. Только настоящая былая сила,уподобящаяся новой,могла победить и убрать эту занавеску души любого.Вот тогда и пришло на помощь то,что и поныне называем верой.
И вера та распространялась и слухом полнилась.И надо было действительно в этом участвовать,чтобы понять,как это происхо­дило и почему.Но посмотрим,как она творилась,исходя из того,что уже сами прошли.
« ПУТЬ    ИНОХОДЦА »  
И прошел день,и прошел еще один,и дале последующий. Ставало солнце над главой истца,пока непокаянного и не искале­ченного бременем людской злобы дня..." - так гласит история.
 Проходили  дни,и уходили вдаль ночи. Мать с сыном шли и шли вперед,а куда они идут,пока сами не знали и не ведали. Бог сказал им:"Идите",и они пошли.
Бог сказал:"Встречу вас там",и они ждали с надеждой этой встре­чи .Но до того еще было далеко.Они не прошли еще достаточно мно­го, как показалась желто-белая  россыпь пустыни.
-           Вот почему эта дорога забыта,-сказала мать,обращаясь к юному
сыну,-она не ведет уже никуда.Наверное,боги преградили ей путь
дальше этой пустынной местностью.Что ж,пойдем направо,-и они
свернули в ту сторону,оставляя сбоку жгучую сыпь этого края.
Они шли еще долго,и уже солнце клонилесь к закату,когда,вдруг,
мальчик сказал:
-           Мама,я вижу свет впереди себя.Это знак нам.Значит,там наш
ночлег.
Мать посмотрела вперед, но ничего не увидела     и, полагаясь на сы­на, пошла за ним дальше,ведя за собой на короткой привязи козу, которая также измучилась,как и они за все время пути.
"Бедное животное,-подумала Мария,-страдает не из-за чего.Ладно мы идем по велению,а она зачем.Хотя,что она делала бы,если б нас не было.Уже давно волки бы съели."
И,успокоившись,женщина прибавила немного шагу,так как солнце уже совсем садилось.Через некоторое время они увидели небольшой свет,идущий к небу,а,подойдя ближе,услышали говор людской и по­чувствовали запах дыма.
Мария приблизилась к костру,оставив сына с козой позади себя в стороне.На нее         мало кто обратил внимание. Люди сидели молча,согревая себя вокруг довольно большого костра, разложенного из толстых сухих жердей.Кое-кто поджаривал мясо,  
· наверное,припасенное для пути.
Ладей сидело немного.В основном,старики,женщины и дети.Мужчин, почти,не было.Когда Мария подошла к костру и поздоровалась ,ей  молча уступили место,так и не ответив на ее при­ветствие.
"Что это?-подумала тревожно женщина,-может,они глухие или сле­пые, или языка не знают ее.Тогда,кто они такие?-и она молча и тревожно всматривалась в их лица. Наконец,кто-то заметил ее тревогу и тихо произнес:
-           Не бойся,женщина.Мы не заразные и не больные.Наш род уцелел,
но много нашего люду погибло.Потому,мы еще их погребаем в серд-­
цах.
 
-           А-а,-кивнула понимающе Мария и тут лю спросила,-а,что,какая
болезнь свирепствует снова?
-           Да,-грустно подтвердила рядом сидящая женщина,-ветряная оспа
осыпала многие тела.Люди мрут,как мухи.Говорят,даже царь от это-­
го умер.
-           А где вы жили и откуда идете?- снова спросила Мария,посмотрев
назад в сторону стоявшего в темноте сына.
-           Идем мы с 'севера,-указала рукой в темноту женщина,-но по до-­
роге нас охватила эта беда и многие померли.Даже мужчин совсем
не осталось.Вот только старики,да мы.
-           А что,эта болезнь молодых берет?-испугалась за сына Мария.
-           Не то,чтобы молодых,-грустно отвечала собеседница,-но вот
постарше вон того юнца,-и она показала на кого-то по ту сторону
костра.
Мария посмотрела сквозь высокое пламя и очень расплывчато уви­дела кого показывали.То был молодой мужчина лет двадцати,немно­го покареженный чем-то.
-    Видишь,-добавила женщина,-его тоже задело,но он спасся чудом.
Когда его взяли та охоту,он случайно наткнулся на палку и про­
колол ногу.Поэтому,вернулся.А все остальные приехали потом,за­
болевшие очень сильно.А через два дня начали умирать поочереди:
то один,то другой.Даже наш шаман не мог ничего сделать.
-           А что,у вас есть шаман?-удивилась Мария.
-           Да,остался еще.Но он тоже .умер,когда хотел их очистить от за­
разы, -тут же поправилась женщина.
~   Я не одна,-вдруг, сказала Мария,-можно сода подойдет мой сын. Он еще молод для этой болезни.
-    Пусть,-согласилась женщина,-я думаю,места хватит,-и она даже
немного подвинулась,уступая еще кусочек земли.
Мария поднялась и ушла в темноту.
-           Сынок, сынок..,-позвала, она тихо.
-           Я здесь,мама,-отозвался он и,почти,вплотную подошел к ней.
-           Пойдем к костру,погреемся.Холодно ведь еще по ночам.Да и зано-­
чуем там вместе со всеми.Не так страшно.Люди они хорошие.Вот
только какая-то болезнь подкосила их мужчин.
-   Я знаю,мама,-немного тревожно отозвался сын,-нам нельзя туда. Скоро болезнь перенесется и на их головы.
-           Как?-удивилась Мария,-а мне женщина сказала,что они не болеют.
-           Еще рано,мама,-уверенно произнес мальчик,-пойдем скорее отсю-­
да, а то еще и мы заболеем.
 
-           А как же знак?-удивилась Мария, обращая на сына свой взор.
-           Знак и был на это,-         успокоил ее сын,-только я не понял
его сразу.А,теперь,вот все стало ясно.
-           Хорошо,пойдем,сынок,-согласилась мать,-но,что подумает та жен-­
щина о нас.Скажет,побрезговали их гостеприимством.Это ведь нехо­-
рошо, сынок.
-           Знаю,-ответил кратко мальчик,-но нам все равно туда нельзя.
А за нее не беспокойся.Она ничего не скажет.К утру она умрет.
-           Как?-испугалась мать,-я ведь с ней только разговаривала,и она
говорила,что не больна.
-           Да, это так кажется вначале. Эта болезнь очень страшна, мама. Она
идет быстрее людей.И нам надо тоже поберечься от этого.
Мария с грустью посмотрела на пламя костра,так и манящего к себе, к своему теплу,но повернулась и зашагала вместе с сыном вглубь ночи,подальше от их лагеря.
Они заночевали совсем недалеко,укрывшись от глаз в неглубоком овраге среди кустов.
Насобирали сухой травы и подстелили,а сверху накрыли плетеным покрывалом из козьей шерсти,которое перед дорогой мать больше уп­лотнила и дополнила еще прядью.Само животное легло рядом,как и во все прошлые разы,согревая их своим теплом. Проснулись они с восходом солнца и,скоро перекусив,отправились дальше в путь.Проводя мимо вчерашнего костра,они увидели несколь­ко свеженарытых холмиков земли.
-    Видишь,мама,-указал на них сын,-эти люди умерли за ночь.Это
страшная болезнь.Потому,все остальные быстро ушли,захоронив их тела.Но это не спасет их.Они все умрут до последнего.
-           Откуда ты знаешь,сынок?-спросила испуганно Мария,обходя вмес­
те с ним немного стороной те холмы.
-           Я чувствую это,-объяснил мальчик и добавил,-но ты не бойся.
С тобой этого не произойдет.Ты ведь ни до чего не дотрагивалась?
-           Нет,-немного испуганно проговорила мать.
-           Вот и хорошо,-уверенно произнес сын,и они молча зашагали
дальше.
Это была первая встреча их с людьми,не предвещающая ничего хоро­шего как для них,так и для других,ибо те другие впоследствии не уподобят себя их пути,а сочтут все по иному.
Мать не распрашивала больше сына о его внутренних познаниях,но со временем ее тревога возрастала,ибо она отчетливо понимала,что боги не случайно позвали их в путь в это тяжелое для людей время. Хотя когда оно было для них хорошим?!
Сознание этого не давало ей спокойствия. Мария не могла до конца понять,что именно требуется от нее самой и уже потом от ее сына. Но все же,положилась на тех же богов,ибо,что бы они не сделали -это в их  же власти.
Странники продолжали свой путь и вскоре остановились на новый ночлег,пройдя за день достаточно много.На этот раз они нашли более подходящее место в старом заброшенном поселении какого-то племени.
-           Странно,-проговорила мать,когда они вошли в один из полураз­
рушенных домов,-почему здесь никто не живет? Земля не плохая,да
и жить есть где.Вот только надо поправить немного.
-           Эдесь тоже побывала болезнь,-отозвался мальчик и показал на
какие-то фигурки, валящиеся на полу,-это игрушки.И их бросили
дети.Значит,люди бежали впопыхах,чтобы не заболеть.А кроме того
посмотри,все разрушено и выжжено.Наверное,они хотели спастись
огнем.
-           А,что с ними стало?-поддавшись его рассуждению,спросила
Мария.
-   Не знаю,мама.Может,кто и жив остался.Сейчас до них далеко очень,-спокойно отвечал мальчик,-нам надо уйти отсюда.А то,воз­можно, болезнь поразит и нас.
-           Но мы ведь не трогаем ничего?-удивилась мать.
-           Да,но болезнь может и так взяться,по воздуху,-ответил сын,-
поэтому,пошли лучше заночуем в поле или каком овраге,где по­
суше .
-           Что ж,пошли,-неохотно согласилась Мария.
 
После того,как они покинули свой дом,ей так тяжело было привы­кать ко всему этому снова.Опять питаться впроголодь,думать,как уберечься от всякой напасти,а,теперь,вот еще и эта страшная болезнь.
-   Не думай об этом,мама,-неожиданно сказал мальчик,-совсем ско­ро мы пристанем к одному месту,где проведем большую часть вре­мени нашего пути,а потом двинемся дальше.
Мария не стала спрашивать откуда он это знает и молча кивнула  
· головой.Ей начинало становиться немного понятным это решение бо­гов. Наверное, они хотели,чтобы он окреп в пути и осмыслил для се­бя кое-что очень важное.
"Что ж,-согласилась внутри Мария,-надо повиноваться и этому.Нам, теперь,6eз них,как без самих себя."
И после этого внутрипринятого ею решения,она как-то успокоилась и уже более проще смотрела на их страдания.
Сам мальчик,казалось, не замечал этого и упорно шагал вперед..Его не путало наступление темноты,ибо уже тогда впереди он всегда ясно видел свет,который и вел его к своей же победе.
Они обустроились на ночь,как и в прошлый раз и обоюдно пожелали друг другу хорошей ночи.Откуда взялось это выражение они сами не знали,но оно им понравилось и спустя время это укоренилось и вошло в привычку.
С первым лучом солнца иноходцы проснулись и опять двинулись в путь.Спустя еще две недели их странствий,дорога, привела к небо­льшому селению.
Остановившись на минуту перед раскинувшимися в стороны домами, мальчик уверенно сказал:
- Вот здесь мы и пробудем до моего взросления.Пустыня скоро за­кончится и уже дальше полон мир людей.Но тут я получу нужные мне знания о них,и тут я возложу свое первое упоминание о божьей си­ле, исходящей из рук смертного.
Так сказав,мальчик поднял руки вверх и медленно опустил их вниз, немного растопырив в стороны.И снова,как и в прошлый раз,мать увидела очень ясно белый восходящий столп к небу,а вокруг своего сына такую же белую пелену.Она даже на мгновение испугалась.
 "Уж,не заберут ли боги его именно сейчас?"
Но,нет.Спустя какие-то секунды,это все исчезло,и мальчик остался стоять на месте.
"Что это было?-"хотелось спросить Марии,но она сдержала себя,так как уже начинала понимать,что ее сын обладает какой-то тайной силой проникновения,и что эта сила очень велика,если от нее обра­зуется что-то подобное.
Вместо этого она подошла к мальчику,обняла его,поцеловала в лоб и сказала:
-           Хорошо,сынок,что ты это знаешь.Верь себе и будет гораздо лег­
че. Верь и людям и станет легче вдвойне.
 
-           Я знаю,мама,-ответил сын,прижимаясь к ней сильнее,-и я буду
стараться       в этом,ибо оно и есть моя жизнь.
Они постояли с минуту обнявшись,а затем снова пошагали дальше вглубь этих домов,поближе к тем,кто здесь проживал. Побродив по селению достаточно много,они не обнаружили никого, за исключением двух одиноких старцев,которые сидели в одном из домов и пили какую-то жидкость из чаш.
-    Здравствуйте,-поприветствовала их Мария и попыталась войти
внутрь жилища.
Но один из старцев остановил ее резким голосом:
-           Стой там и не заходи.
-           Почему?-удивилась мать.
-           Пусть,войдет сюда первым тот,кто с тобой пришел,-распорядился
один из них,видимо  старший.
-           А зачем?-снова удивилась женщина,-я ведь только хотела спро-­
сить у вас.
-           Спрашивать будет он,-и старше указал рукой за ее спину,где
стоял сын.
Мария молча отступила назад,и на порог взошел мальчик.
-           Кто вы?-довольно строго спросил он для такого молодого возра­
ста.
-           Учителя твои,-ответил более преклонный старец,обращая к
нему свой взор.
-           Я знаю о вас,но никогда не видел,-отвечал мальчик,-докажите,
что вы те,к кому я послан.
Старики немного замялись,но затем один из них сказал:
-           Видишь ли,мальчик.Мы здесь не для того,чтобы что-то доказыва­
ть и показывать.Мы здесь для того,чтобы тебя обучить ремеслу
всякому,а также мудрости жизни.
-           Верю вам,-спокойно и в тон старику ответил тот,-но не верю
своим глазам,~ добавил он тут же*
Старики опять замялись, а затем старший ответил:
-           Глаза могут обманывать.Думай,как мы и все узнаешь,
-           Хорошо,я верю вам,-согласился мальчик,-но скажите мне еще од­
но: кто из вас старше и главнее?
В ответ он услышал из уст того же старика;
-    Если главное - первое,то первое - тогда не главное.Что скажешь
сам по этому?-и он вопросительно посмотрел ему прямо в глаза.
 
-           Я думаю бесспорно,-отвечал мальчик,-что первое -не всегда
главное,но главное используют как первое для обучения естества.
-           Вот видишь,-сказал старик,-мы подходим друг другу.Какие еще
нужны доказательства.
-           Больше не надо,-ответил ученик,-только я хотел бы знать,кто
вас сюда направил?
-           Мы посланы сверху,-ответил второй,пока не участвовавший в
разговоре,-а кем -это неважно.Ты ведь сам знаешь это,правда?-
старик сурово посмотрел ему в глаза.
-           Да,-опустил голову мальчик и преклонил одно колено перед
старцем.
-           Этого не надо,-предупредил все тот же,-мы будем вести наши
беседы на равных.Но не сегодня,а завтра.А сейчас,пока распола-­
гайтесь поблизости.И не бойтесь занять чье-то место.Здесь никого,
кроме нас нет.Все покинули это селение боясь умереть от болезни.
"А вы как?"-так и хотелось спросить Марии,стоящей позади сына,
но то ли боязнь чего-то,то ли просто стеснение не дали этого сделать.Вместо ответа она услышала вскоре другое.
-    Тебе,Мария,-обратился тот же старик,-поручаем общее дело по
ведению хозяйства и обустройству жилья.Сын твой будет жить с
нами.Так что,теперь,будешь жить одна.Привыкай к этому.Он уже
взрослый и через время станет совсем не таким,как сейчас.
-           А,как же..?-хотела задать вопрос женщина,но старик,подняв ру-­
ку вверх,предупредил:
-           С этого времени мы будем говорить,а ты занимайся своим  делом.
Что будет нужно найдешь здесь же.И не бойся,оно не заразно.Твое
дело собрать все и разместить по местам.Нам много не надо.Едим
мы мало,потому добудем себе пищу сами.Ты же позаботься о сыне.
Сила ему нужна больше чем всем.Тебе все ясно?
-           Да,-и женщина кивнула головой.
-           Вот и хорошо,а,теперь,иди и располагайся.И еще одно.Нe забудь -
это не твой сын. Он -  агнец божий.Потому, не упорствуй,а поко-­
рись и подчинись.
Мария снова, кивнула головой и,едва сдерживая свои слезы,вышла наружу.Там,возле небольшого дерева она упала на землю и зарыдала. Ее можно было понять.Мать лишали сына,но не совсем,а лишь отдаля­ли от нее.Но и это было тяжело перенести.В душе Мария сетовала на свою судьбу,но все же понимала,что этого не миновать,даже если бы она была просто матерью в обычной жизни.
И,порыдав немного,она успокоилась.Женщина поняла,что весь оста­ток времени ее .жизни она проведет возле своего сына, но уже не рядом,как это было до этого. На этом детство маленького мальчика заканчивалось и начиналась
пора взросления, а затем и возмужания.
И мать это поняла.Она  поднялась,вытерла ухе немного обсохшие
глаза и сказала:
-    Я посвячу свою жизнь тебе,агнец божий,ибо моя жизнь только
в тебе самом.
Мария огляделась по сторонам к пошла в первую близлежащую хижи­ну.Там она нашла все необходимое для хозяйства и занялась наве­дением порядка.Вынесла мусор,вымела полы,собрала ветхую пыль   со стен и небольших окон,а затем разобралась во всем хозяйстве. Приготовила себе постель,а также подготовила сыну такую же и отнесла в другую хижину,где расположились старцы. Завидев ее,они прервали разговор и молча созерцали на труды и приготовления.
-           Хорошо,-сказал один из них,-мы тебя позовем,а сейчас иди и
готовь сыну купель.Сначала его надо обмыть,как следует.
-           А где я..?~хотела снова спросить женщина.
-           Найдешь все там же,иди,-махнул рукой старик и женщина удали­
лась.
Она походила вокруг домов и вскоре нашла то,о чем они говорили. Это,действительно,была водяная купель.В глубине был колодец,из которого доставали воду,а из камней,подходящих к самой печи,был сложен небольшой чан,куда можно было влезать и мыться.Нужно бы­ло только подогреть воду и растопить печь,чтобы стало немного теплее, чем Мария и занялась.
Мальчик же,окруженный с обоих сторон стариками,сидел прямо на полу и спокойно слушал их разговоры.
-    Ты млад и юн,-говорил один из старцев,которого звали Иосиф,-
но ты достойный сын своего народа.Ты превзойдешь всю его боль,
окунешь себя в нее и доподлинно поймешь,что ему надо,дабы жить
лучше и достойнее.
Тут уже второй,имя которого было Салеф, говорил другое:
-    Ты жалок и низок,как и твой народ.Ты не можешь стать во его
главе и уподобатъ себя богу или кем-то еще выше.Что думаешь по
всему этому?
Мальчик немного задумался,а потом сказал:
-           Думаю,вы правы оба.Только вам,-обратился он к СалеФу,-недо-­
стает еще чего-то,пока не знаю.
-           Хорошо,-покивали головами старики,и Иосиф обратился снова.
-           Что ты скажешь,если народ попросит тебя быть их богом.Как по­
ступишь и  не осквернишь ли их веру этим?
И следом последовал второй вопрос от Салефа.
-    А что ты сканешь,если сила гиенна падет тебе на руки и ты об­
ложишь ею весь свет людской.Не уподобишься ли господу своему в
своем лице или сможешь противостоять сему заверению? Отвечай.
-           Я не могу так быстро,-покачал головой мальчик,-мне надо время
подумать.
-           Хорошо,думай,-согласились старики и,скрестив на груди руки,
начали ждатъ.
Мальчик поразмыслил и спустя минут десять ответил:
-    Скажу вам,Салеф.Вопрос не в том,чтобы сила гиенна оказалась
в руках.Важно ею правильно употреблять.А,теперь,отвечу вам,Иосиф, Сила божья не в завете людском,а в понимании жизни нашей.Это и есть удел бога.
-           Хорошо,-похвалили оба старика.
-           А,теперь,ответь вот на что,-обратился к нему Салеф,-Как ты
считаешь: кто должен  подобать богу, явившемуся на небесах -  люд сми-­
ренный и простой или люд облаченный волей правления?
 
-           Отвечу,-сказал быстро мальчик,-уподобать и вверять богу дол-­
жны все,а не будет этого - не спасет землю нашу боле ничего.
-           Хорошо,-ответил. Иосиф,-а как распознать люд такой и та­-
кой, если он не влачит одежды оного смысла? Что скажешь?
-           Скажу просто .Честен - тот и будет прост, богат же этим не бу-
дет,-поспешил сделать вывод ученик.
-           Э,нет,-ответил старик,- торопишься отвечать,подумай.
-           Тогда так,-не заставил себя долго ждать мальчик,-прост будет
всеоружен особью малой стати, а богат -непреклонно взрастет.
 
-           Опять спешишь,-ответил старик,-думай.
Мальчик снова погрузился в размышления.
-           Богат тот - кто не злославен, а прост - тот пуще прежнего взо-­
йдет в своей умысли статной.
-           Ну,что ж - похвалил его Салеф,-это уже ближе,но еще не досто-­
верно.Думай еще, а мы побудем сами с собой,-и они отпустили маль-­
чика наружу.
Спустя время тот возвратился и прямо с порога бросил ответ:
-           Прост снизойдет до худшего в славе своей побогаче,а оный ни-­
спадет еще больше,если узреет смысл дела какого.
-           Хорошо,но не досконально,-снова отправили его старики думать.
Мальчик долго бродил меж простых хижин и упорно вдумывался в
заданный вопрос.Но ничего больше сказать не мог и,зайдя внутрь,
он ответил:
-           Думаю,что прост и богат не отличим,есть только нутро его,и
оно о себе скажет в деле каком.
-           Вот;теперь,садись отдыхай,-похвалили его старики и усадили
его между собой на пол.
Так началась эта каждодневная учеба,переходящая из вопросов к ответу и от ответа к новому вопросу.
Много дней и ночей потребовалось для этого первостепенного об­разования юного наследника,явившихся в мир людской,боговержцев. Но в тот день было еще одно событие,о котором нельзя не упомя­нуть .
В тот день мальчик был наречен именем,опосля которое дало ему славу быть изнуренным и убиенным.И в имя его входила святость науки и окуналась высшая степень познаний тех,кто прежде узрел эту Землю и окропил ее своей       святостью.
Купель была приготовлена,и старики с мальчиком прошли внутрь, где все разделись и сполна вымылись
·
Затем старец усадил меньшего на небольшую возвышенность и окрестил его именем, сказавшимся Иисус.После чего мальчик был окутан в одежды и снова обронен в воду купели,но не в подогретую,а в холодную и чистую. После этого,его вновь раздели и окрестили вторично,а затем и в третий раз. Иосиф промолвил после этого:
-    Я нарекаю тебя именем Иисуса Христа и даю тебе силу божью,упо-­
добанную всеми во веки веков и доверяю тебе вскрыть свою тайну
народу своему.Не позабудь,не посрами,не богохульствуй,не наследи,
не искарежь,не ублажь и не заколи рядом идущего.
 
Зто опознание веры твоей, сверху идущей и вниз распространяющейся. Вместе со всем даю тебе ключ от неба высокого.Смотри на него и помни всегда.Ты агнец божий,ибо им порожден,а матерью вскормлен. Памятуй об этом и ни о чем не проси отца своего,ибо он там на небе, а ты на земле .Твой рост, твоя сила в твоем усмирении. Облачись в рясы свои и успокой души других иноверцев.Я же вместе с этим отступаю и даю место Салефу - учителю твоему и основному провидцу. Иосиф отступил в сторону,а его место занял Салеф,который сказал:
-    Сын наш,Иисус.Возвожу тебя в ранг божий и облачаю рясы твои
на тебя же,-с этими словами он одел на него одежду,-слушайся и
подчиняйся,учись и надейся.Знай,что не превзойден тот,кто неумен
в действе каком,а умен в другом - в способе его оглашения.
И поверь себе,и поверь людям,и не дай соприкоснуться лжи твоих агнецких устов.Это люд может к этому прибечь.но боги не могут.Их удел творить добро,не искаженное телом и упряжи злого отчаяния. Нарекаю тебя именем твоего отца и даю тебе славу всевышнюю,что сотворит мир на Земле и образует для оных сущий ад.Успокой душу свою,усопшую в лете и окрести вокруг имя свое,повядшее в горести, лжи и упреке.Живи и не падай.Умолкай,но кричи.Полыхай,но не всго-ри.Даю тебе степень божью и упрощаю   тревожность души твоей смер­тью окаянной в подступи влажного лета.Слушай и запоминай. Ты умрешь в лето тридцать третьего года сызнова.И будет горе твое жестоко и будешь оскорблен пламенем солнца.И люд будет рад твоей  злостной управе. Отдай ему все эти грехи и оставь на земле уче­ников, дабы взошло семя нового роста и не уповай на милость госпо­дню отца своего.Будет больно - терпи.Будет жалко - не плачь. Станет жутко - взмолись,но не падай на колени грядуще.Имя сердца твого -не ублажь.Имя души твоей - доброта.Имя тела твого - Иисус. Грядуще - да,ниспошлет волю свою.Падет на землю звезда и укажет всем путь к новому окроплению душ освяченных тобою. Да,хранится имя твое в устах благих,и да,ниспошлется воля ся в  сокровенье ночи.Аминь,аминь,аминь.
После речи Салеф окропил еще раз мальчика,а затем все они вместе, взявшись за руки,вышли наружу.
Стояла ночь, и темнота окружала их белые верхние одеяния .Подлете­ла птица и села мальчику на плечо.3то была голубка,прилетевшая на свет от их самих и узревшая в них солнечное тепло и сияние. Они встали к луне и подняли вверх руки.Прозвучали слова,касающие­ся только них.
После чего они вернулись обратно,забрав с собой и птицу.Войдя же внутрь,Иосиф сказал:
-           Теперь,ты бог и ты на земле своей.Твори чудеса и твори добро
людям,но сначала возложи дань этой птице.Она - это добро,улетев-­
шее куда-то и уцелевшее от зла.Сотвори так,чтобы птица эта разо-­
шлась по всему свету и унаследовала себе подобных.
-           Сотворю так,-ответил мальчик,прижимая к себе голубку.
-           Сделай так,чтобы люди не измывались над нею и над самими собой
-           Сделаю,-твердо отвечал мальчик.
-           Упрости себя до благого и пройди землю всю от брега до брега и
не боись утратить себя,ради блага верного.Искренен тот -кто испо-­
ведален перед тобою.Но побойся хулы.       лживой из уст всякого,
уподобящегося самому себе.Береги себя ради дела великого и отдай
себя ради блага всех.
-           Сделаю это,-ответил Иисус.
-           И сотвори душу свою в виде благого образа превселюдно и всеуто-
пающе.Дай людям веру в воскрешение и уподобь их себе же.
-           Сотворю,-отозвался мальчик.
На этом весь обряд посвящения был окончен,и они,выйдя из купели, пошли в дом,где достали свечи и произнесли первую молитву. 
- Отче наш,иже еси на небеси...
Закончив ее и помолившись по обряду,указанному старцами,они легли спать.
А на утро все сталось,как и всегда,только день этот начинался с необычно ранней молитвы и произношения благоверных слов. Так началась учеба Христа,нареченного Иисусом,длившаяся более трех с половиной лет.
Чего только не приходилось терпеть юному человеку от своих на­ставников. Бросали его среди гулкой ночи где-нибудь в стороне от дома и заставляли искать их.Обучали как нужно общаться с при­родой.Как суметь поговорить с любым животным и заставить его отойти,если надо.
Учили вере в себя,заставляя сидеть долго под водой и мерзнуть в холодной пустыне от холода.Учили смотреть на звезды и пони­мать их.Учили искать путь темной ночью или ярким днем с завязан­ными глазами и связанными позади руками.Учили его письму и сти­хотворному делу.Заставляли лепить горшки и обжигать их,мести пол и печь себе лепешки, сооружать дома и расторгать их по .необ­ходимости.
Но пуще всего изучал он одну науку - науку любить,понимать и творить.И уже тогда молодой Иисус понял,что творить чудеса - не просто поднимать руки к верху,прося у своего отца помощи. Это больше,чем даже самосотворенное.
Он видел,как падали от его рук,словно завороженные звери и птицы.Он наблюдал,как от его взгляда уходили подальше все,кто хотел бы им прокормиться.Он за­мечал, как тряслись руки от холода и голода,и как они не хотели долго работать после длительного пребывания в связанном положен­ии. И Иисусу уже не казались эти чудеса чудесами.
Он становился взрослее,мудрее и начинал понимать,что чудо - это постоянная ра­бота над собой и огромная воля в ее достижении. Наверное,только здравость ума позволяла ему пережить эти испыта­ния, обустроенные его учителями,и глубокая вера в свою осознанную деятельность на земле в стране своих предков,уходящих корнями далеко в ее глубину.
Но,вместе с тем,он понимал и другое: настолько развита его сила воли - настолько же будет велико и его сотворенное чудо.
Лишь иногда ему казалось,что он не выдержит всех испытаний,кото­рые еще не начинались для него,но,поборов в себе внутреннюю силу сопротивления,все же стоял до конца и усердно молился за силу божественного покровительства.
Нет.Он не просил помощи у своего отца и не старался добиться своим усердием этого.Иисус хотел истинно познать азы первого полу­чаемого в жизни урока.И хотя учеба была только подготовкой к это­му, ее по праву можно назвать первой восходящей славой будущего божественного начала.
Иисус не жаловался никому,далее своей матери, с которой он виделся довольно редко,хотя жили рядом.Но закон учителей был строг. Никакого общения с другими подобными.Никаких попыток получить какую-нибудь утешающую его душу слезу.
Мать это тоже понимала к терпела сколько имела сил на это.
Лишь только молчанием,скрывающимся в блеске глаз обоих,они и общались между собой.Но и этого было достаточно,чтобы понять друг друга и поговорить мысленно,невзирая на тот же запрет.
Но учителя разгадали эту цепочку общения,и очень скоро они,вооб­ще, перестали видеться.Матери позволялось входить,когда ее сына там не было.Это было настоящее мучение для нее,ибо она,теперь,не только не могла его лицезреть,но даже мысленно хоть как-то  * связаться.
И все же спустя время,им удалось обнаружить самих себя в одино­ких полупустых домах.Они научились говорить.даже не видя друг друга.
Это и была та связь,которую хотели создать учителя путем мучи­тельно долгого времени разлуки.
После этого,муки прекратились,и они стали видеться как обычно,если даже не чаще,так как програм­ма обучения подходила к концу.
И вот настал этот долгожанный день,когда на свет произрасла ис­тинно христианская душа,потом воспевшая славу пророка и обители доброты.
В этот день все было будто по- другому.Не так пели птицы,спрятав­шись где-то в саду,не так шуршали ящерицы,пробегая между полу­разрушенных домов,и не так,как всегда,говорили иноходцы,взирая на своих учителей.
Салеф сказал:
-    Подойди,сын божий и обними мать свою,ибо она,воистину,заслу-­
жила это за все время твоего существования.И поверь душою,что
вы отныне единая кровь и единая сила,испепеляющая вражду и больг и когда Иисус обнял мать,он добавил,-да,осуществится воля божья и опустится на землю сила луча его и осветит наши лица в потьме ночной.
И хотя это было днем,вдруг,неожиданно солнце куда-то исчезло,а отделившийся из неба луч указал прямо на них.
-           Видишь,агнец,-обратился тот что старше,-это те чудеса,неиспы-­
танные вами,о которых мы говорили.Их не надо бояться,но надо
знать,что они могут принести люду что богатому,что простому.
Видишь,-указал он на небо,-боги видят и слышат нас.Слышит и отец
твой.Но ты к нему не обращайся,пока сам он не скажет об этом.
Понял ли ты меня?
-           Да,-тихо сказал Иисус,держа за руку свою мать.
Вот и хорошо.А,теперь,пойди сюда ко мне.Я буду восклицать тебя
в веру.Знаешь это?-спросил он,показывая то,что когда-то юноша
видел во сне.
-           Да,знаю,-утвердительно кивнул и сказал Христос.
-           А это знаешь? - и старик перекрестил фигурой другого старика.
-           Да,знаю,-так же отвечал Иисус,-это крест - знамение божие в
неосквернение души твоей.
-           Хорошо,-сказал Салеф,-теперь, возьми ты и окрести им сам себя.
Юноша взял в руки небольшой крест,сделанный из обычного дерева
и проделал то же,что и старик,только на себе.
-    А,теперь,возведи сам себя в веру,-сказал Салеф и отступил в
сторону от него.
Христос пал на колени и,подняв руки к небу,произнес:
-    Отче наш,великий и ниспосланный другим отцом,всия сердцем
клянусь,что по праву сотворю чудо великое здесь на земле и во
славу твою спою псалмы.
Произнеся эти слова,Иисус встал и,обернувшись к Салефу,сказал:
-           Спасибо тебе,мой учитель,и тебе,Иосиф,за науку вашу и благо-­
дать. Восполню тщерь свою        и укажу десницей божею на кого нам
молиться и к кому обращаться по вере и славе нашей.Спасибо и те­
бе, мама,-обратился он к Марии,-за заботу твою и благоденствие.
-           А,теперь,сын божий,агнец небесный,-продолжил их разговор Ио­
сиф, -иди в хлев и приведи сюда козу,то благое животное,спасшее
вам жизнь в одинокой нужде.
Иисус сходил за козой и стал перед ним,держа животное за шею.
-    Брось ее и освободи мысленно,-сказал старец,поднимая глаза
к небу.
Христос так и сделал.Животное стояло рядом и не отступало.
-    Сделай это еще раз,-сказал Иосиф,обращаясь к нему же.
И снова юноша сделал то,что просили.Так повторилось еще раз.Коза, даже будучи освобожденной,никуда не уходила,а стояла рядом,плот­но прижавшись к его ногам.
-           Видишь,-указал на нее Иосиф,-так , как животное,может быть при-­
вязан к тому же и человек,если он хочет того же,что и рядом иду­
щий, в беде либо нужде состоящий.Вера поможет вам в этом.Но не до-­
веряй ее никому и не искалечь в сердце своем,какая бы беда не
достала.Исполни заповедь свою осьмую.Помнишь ее?
-           Да.
-           Тогда,прочли вслух.
К Иисус приступил к ее чтению.Природа слышала это,мать и окружав­шие его два старика.Больше никому этого не было позволено. Прочтя же,Христос сказал:
- Я верен себе и верен людям.Никакая беда не заставит свернуть
с моего пути,назначенном отцом моим во славу мя исходящую.Я буду
верен и вам,учителя мои,-поклонился Иисус Салефу и Иосифу,-а так*
же,в вечной благодати тебе,мама,-и юноша поклонился матери.
-            
-   Ступай,сын божий,в мир людской,-произнес СалеФ,-и помни:земля встанет дыбом под ногами того,кто попробует веру осквернить под­ле агнеца божьего,или кто посмеет задеть имя божее во всеуслы­шанье, или так в потьме внутренней*
Прощай,Мария и сохраняй свою блажь и далее.Твоя дорога проста,но и тяжела как людская ноша.Покорись душою и подчинись его воле. Будет тьма или ночь -не пугайся.Он всегда рядом с тобою.Мы же уходим в небо,ибо наша земля токмо там, а не здесь.Прощайте,благие.и ждите сигнала свыше,а опосля исповедайте печаль свою как вздумаете сами,не оскорбляя род людской и не затрагивая нас са­мих .
Старцы отсупили в сторону ж,повернувшись,пошли вглубь селения.
 Вскоре послышался шум и перед их глазами возникла буря поднимаю­щейся вверх пыли*
Мать прижалась к сыну,а сын к ней,и они молча смотрели в эту ть­му, словно завороженные ее силой соприкасания. Через время все       стихло,а пыль улеглась.Все было на месте,раз­ве что где-то вдалеке были сломаны еще несколько домов .от той силы,разрушающей все окружающее и уходящей невидимо в небо.
-           Вот и снова одни,-обозвалась мать после этого.
-           Да,мама,-ответил юноша,-но нам,теперь,будет гораздо легче, мы
обрели новую веру и понесем ее в люди.
-           А примут ли они нас?-обеспокоилась         Мария,тревожно вгля-­
дываясь в лицо сына.
-           Примут,мама,-уверенно ответил он,-только до этого надо пройти
столько же,сколько уж пройдено.
-           Когда идем?-спросила мать,удивляясь сама своей возросшей во
мгновение уверенности в том же.
-           Наш путь далек,мама,и труден.Сегодня отдохнем,а с утра,набрав­
шись сил и терпения,пойдем далее.А сейчас,немного подготовимся к
этому.И еще надо обратить тебя в веру нашу,раз уж мне дано это
нести в люди.
-           Да,сынок,-утвердительно кивнула мать и отступила на шаг назад.
-           Надо обмыть пыль,мама,-сказал юноша,и они вместе двинулись к
их жилищу.
В большой чан набрали воды и ополоснули лица,а затем ноги,после чего стали на чистую холщевую ткань,где Иисус впервые и произвел обряд крещения.
Мать,слушая его молитву,повторяла что он сказал,а затем произнесла это все еще несколько раз после, дабы оно уложилось в голове. Сделав несколько раз всю процедуру крещения,Иисус отступил немного в сто­рону и произнес:
-    Вот и есть на свете первостепенна раба божья,Мария.Не дай
ей Отче порока и уподобь себе опосля смерти ее,ибо она моя мать
и согласилась стать ею ради дела общего и святого.О том только
молю я,чтоб не побил ее град земной,не унесла буря и не разда-­
вила гора под собой.Прошу и молю тебя,Отче.
Это была первая и предпоследняя просьба Иисуса к своему отцу, ибо его сердце сжималось от жалости в мысли о том,что с матерью может что-то произойти. Подумав немного,Иисус добавил:
-    И еще прошу тебя,Отче.Покинь наш сад земной и дай проронить
мое слово средь люду прочего,и пусть,он возрадуется этому и не
опорочит волю твою же.Спасибо тебе,Отец мой.Я знаю,что ты меня
сейчас слышишь. Поэтому, и молюсь об этом. Поверь, не о себе скорб-­
лю, а о матери своей,ибо есть в ней искринка моего и твоего ра-­
зом .
И словно громыхнуло откуда-то сверху ему на голову:
-           Знаю,сын мой.Но оставь эту заботу мне,и не забудь о данном
тобой слове.
-           Нe забуду,Отец,-заверил Иисус, поднимая руку вверх,а другую
прижимая к сердцу своему.
-           Тогда,прощай и помни:есть только два пути твоего прохода,но
оба они смертоопасны.По какому пойдешь -по нему и погибнешь.
Но знай и другое.В этих двух путях есть судьбы другие.Подумай об этом и опосля все решишь.
-           Хорошо,Отче,я послушаю твоего совета.
-           Тогда,прощай и успокой мать свою.Беды ей не будет.
Голос исчез и Иисус обратился к матери.
-           Отец поможет нам и возвеличит в нужде нашей.Пойдем,мама,будем
собираться в путь.
И они пошли по хижинам,собирая весь свой нехитрый скарб, до вечера все было сделано,и мать с сыном легли отдыхать.А на утро их снова встретило солнце и давно не битая копытами запы­ленная дорога.
И снова пыль поднималась из-под ног,а коза подавала голос,как бы не желая покидать это место.Но,что поделать,если их вела уже не только сила верхов,а и своя внутренняя вера в доброту,ее силу и благонравие.
И,опускаясь на землю,та же пыль составляла следы,оброненные ими по дороге.И было в них что-то такое,которое потом подберут сами люди,пожелавшие истоптать весь их трудный путь. Наверное,это и была сама вера,разбросанная веками и воспринятая другими людьми. Но пока до этого времени,они просто шли по дороге,смотря вдаль и
не видя ничего,окромя ясного ее света.
Так продолжалось много дней и ночей,пока они не дошли до ука­занного ранее места,где,обнаружив небольшой ночлег в виде хиле­нького, склонившегося в их сторону домика,решили заночевать,не­смотря на то,что до вечера еще было далеко.
Солнце как раз стояло над головой, и путники решили укрыться где-
нибудь в  тени.
Обойдя хиленькое жилище,они обнаружили удоб-­
ное для этого место и расположились на отдых,
Животное отпустили на свежею траву,а сами легли отдыхать.
И приснился матери сон,о которнм опосля она рассказала своему
сыну.И ему также приснился сон,только какой-то непонятный и оче-­
нь далее странный.
Снилось Иисусу,что видит он себя на какой-то возвышенной мест­ности и как-будто привязанным к какому-то столпу.Из рук его те­чет кровь,а голова безжизненно свисает на грудь.Но,что за стран­ное дело.Во сне он не чувствовал никакой боли,и ему казалось,что видит он сам себя как бы со стороны.
Где-то внизу,подле холма стоят какие-то люди.Их много,но они не идут кверху ему на помощь,а просто смотрят,как на какое-то див­ное зрелище.
Иисус,проснувшись,не понял этого и хотел уже было рассказать своей матери,как,вдруг,ему послышался внутри голос,звучащий го­раздо мягче,чем прежде:
-           Не бойся этого,сын мой,-обращался он к нему,-это твое будущее.
Смерть твоя безнаказанная.Но за нее многие пойдут на благие дела
опосля.Вереи ли ты еще данному твоему слову?
-           Верен,Отче,-отвечал Иисус.
-           Верен ли ты после этого виденного люду,тому,что внизу и не
спешащему на помощь?
-           Да,Отче,-твердо ответил юноша.
-           Смотри,сын мой,дальше и запамятуй это вновь.
-           Хорошо,Отче,-и Иисус закрыл глаза,уснув снова.
Снилось ему что-то,доселе невиданное и непонятное.Как-будто ви­дит он себя в другом одеянии,вокруг него множество люду,и все они воспротягивают к нему руки и молят о своей пощаде. "Кто они?-мысленно спрашивает он во сне Отца,и тот ему отвечает,-смотри дальше,потом поймешь." Следом за этой картиной последовала другая.
Как-будто видит он себя снова со стороны,а где-то внизу под ним лежат большие поселения и города.Как-будто он летит по небу,а ря­дом еще кто-то такой же,как он.Только чувствует Иисус,что он сам с другой стороны.
 
'Кто это?-опять во сне спрашивает юноша Отца,и опять голос отве­чаем, -смотри дальше."
А дальше эта картина сменяется другой.
Стоят в огне и дыму под ним города и селения.Черные облака за­стилают все небо.Он летит между небом и землей и созерцает,как гибнут люди в неведомой лавине огня,как рушатся от какой-то силы их дома.Иисус пролетает ниже и видит обращенные к нему лица лю­дей, онемевшие от ужаса и боли.Огромная вспышка яркого света не дает усмотреть ему дальше и Христос просыпается снова.
-           Что это?-тихо спрашивает он отца,стараясь не разбудить мать.
·
-           Это твое будущее,сын мой,-отвечает голос,-за ним будущее все­
го люду на Земле.
 
-           Но я не знаю того,что видел?-засомневался юноша.
-           Да,-согласился голос,-но пройдет время и ты все это узнаешь.
-           Значит , я вернусь сюда?-спросил Иисус.
-           Возможно,-не совсем точно ответил отец,-это будет зависеть от
самих людей.Как они поступят с тем,что ты хочешь преподнести им
сейчас.
-           А,что будет с мамой?~неожиданно спросил юноша.
-           Она будет рядом,-сразу ответил голос,-но про сон ты ей не го-­
вори. Пусть, она этого не знает.Так ей будет спокойнее в этом мире.
-           Хорошо,Отче,я послушаюсь твоего совета.Но скажи мне еще одно.
Сколько ждать мне до того возвращения?
Голос немного помолчал,но затем сказал:
-           Не знаю точно,сын мой.Время и люди рассудят это сами.Но ты не
волнуйся.Свое место между нами ты заслужишь.
-           Спасибо,Отче,-поблагодарил Иисус,-а как мне тебя величать,коль
если захочу мысленно обратиться к тебе?
-           Зови меня просто Иосифом,-ответил голос.
-           Так это был ты на Земле?-спросил удивленно юноша.
-           Да,но об этом никто не должен знать,даже мать.
-           Хорошо,Отец.Я сохраню эту тайну.Но почему раньше об этом не
сказал:?
-           Пойми,сын мой,-отвечал голос,-если бы я сказал это,ты был бы
менее внимателен и более расслаблен,а так ты прошел хорошую школу
для того,чтоб создать веру в других.
-           Да,правда,Отец,-согласился с грустью юноша,-но все же мне хоте­-
лось бы тебя еще раз .увидеть.
-           Увидимся еще,не волнуйся,-успокоил отец,-а,теперь,вот что.Слу­-
шай меня хорошо.На ночлег здесь не оставайтесь.Идите по дороге,
указанной ранее,обходя эту пустыню.Дойдете к морю,там встретите
свое племя.Назад же воротитесь через пустыню,сохраняя время,а зао-
но,убедцая других,что ты и есть тот,кого они ищут давно.Ты меня
понял?
~   Да,Отче,понял.
-           Тогда,слушай дальше.По дороге будет много больных и искале-­
ченных .Прикоснись к ним своей божественной рукою,и они увидят
свет средь мглы ночной.
-           Хорошо,Отче,исполню.
-           Думай о том,как будешь жить среди люду разного.Не позволяй
им унижать себя и пользуйся если надо силой данной тебе для
воспламенения их сердец.
-           Слушаюсь,Отче,-продолжал отвечать Иисус.
-           Пойми,истина в народе сгорает быстро.Не допусти этого сам.
Вера в добро - это наибольшая истина,которая есть на Земле.
-           Я понял,Отче,-ответил сын божий,-но ответь мне на вопрос.
-           Какой же?-спросил голос.
-           Я хочу знать чье племя меня изгонет и подвергнет наказанию?
 
-           Этого не могу пока сказать,-ответил тот же,-возможно,позже
ты сам это поймешь.
-           Извини,Отче,я не подумал об этом,-понял свою ошибку Иисус.
-           Ничего,сын мой.Принимайся за дело и не бойся его сам.Это гла­-
вное в достижении цели.Но и не уподобь себя какому лжецу или
умасбродному сидню. Это грех большой. Думай и причитай. Причитай и
молись,но делай это умно и искренне ото всего сердца.Поверь в
судьбу свою и предназначение.Это и будет твоей помощью самому
себе.Не бойся унести с собой тайну.Об этом я позабочусь. Вера
твоя в тебе самом заключается.Обряд же - не самое главное.Люди
этого не поймут пока,но ты не переживай.Пусть,начинают как им
этого хочется.Не перечь,но следи за искренностью и словопроизно-
шением.Скверного слова не допускай.Иди,сын мой,но вначале послу­
шай мать свою.
-           Хорошо,Отче,спасибо тебе за науку и правду.Когда еще тебя
услышу?
-           Я сам отзовусь,-ответил голос и мгновенно исчез.
И Иисус остался наедине со своими мыслями. Мать еще отдыхала, а
потому,юноша,было поднявшись,снова лег и закрыл глаза,но уже не
спал,а просто лежал,созерцая в себе какие-то невероятные картины
проходящего солнечного света.
И показалось ему вновь,что видит он сам себя как бы со стороны и
улыбается сам себе.
"Что ж,-думал Иисус,-раз суждено мне отдать веру людям,то     так
тому ж быть,и прав отец мой,что послал меня на это,ибо кто еще
способен пронести крест сей по Земле и не уповать на самого себя
в лета."
Мария проснулась и посмотрела вокруг себя.Сын лежал рядом,коза
паслась неподалеку,и она облегченно вздохнула.
"Как хорошо,-думала она,-что они вместе".
Это вселяло в нее надежду на будущее и делало ее жизнь более
осмысленной и понятной,нежели до рождения мальчика.
Она еще не знала,что скажет ей сын, но почему-то ей казалось,что
они пойдут дальше по этой запыленной дороге и будут искать их
племя.Да и сон говорил об этом.
Иисус открыл глаза и увидел,что мать уже не спит.
-           Как отдохнулось,мама,-спросил он,любяще смотря ей в глаза. *
-           Спасибо,сынок,хорошо,-отвечала она,-снился сон какой-то,не­
много непонятный.
-           А о чем он?-спросил юноша.
~   Как-будто  идем с тобой по пустыне,а позади нас люди,мое племя,и вода у нас на исходе,а мы все идем и идем,-начала расс­казывать сон Мария.
-           А дальше?-полюбопытствовал сын.
-           Потом,вроде мы с тобой куда-то ходили,и у кого-то что-то сп-­
рашивали. А уже в конце я видела каких-то беспомощных людей,тяну­
щих к свету руки и желающих нам потом добра.
-           Это хороший сон,мама,-сказал Иисус,поднимая руки к небу,-он
нам поможет устоять в любой беде.Но не будем терять время.Отец
сказал надо идти дальше.
-           Ты слышал его во сне?-спросила мать.
-           Да,мама,-ответил юноша,-и так тоже.
-           Ну,тогда пошли,-согласилась Мария и спустя короткое время
сбора,они двинулись в путь. На главную страницу счетчик посещений счетчик посещений счетчик посещений ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 Интернет-статистика Яндекс.Метрика