Глава 4


             ПОИСК

И все бы ,действительно ,было хорошо,не создав тот самый шум, который воспроизвел некоторое внутреннее изменение.Пройдя сов­сем немного, мы наткнулись на довольно прочную осыпь грунтов вперемеш­ку с камнями.Делать нечего.Пришлось разбирать аккуратно складывая грунт в одно место,а камни в противоположное .
Я с успехом использовал свою лопату, другие же -  свои руки и силу.
В конце концов, нам удалось освободить проход и пробиться далее к наме­ченной цели.
Немного передохнув после длительной и довольно утомительной работы, мы двинулись дальше,всматриваясь в небольшую сумрачность коридоров и пытаясь не воспроизводить какого-то особого шума.
Я шел впереди и пока не мог вспомнить в какой стороне находится то самое помещение.Мысли несколько путались у меня в голове и приходи­лось то и дело останавливаться, разглядывая тот или иной проход,уво­дящий в сторону от основного тоннеля.
Наконец, решившись на поступок и,очевидно,не случайно,если подчинять самого себя своим внутренним убеждениям, я повел спутников по одному из ответвлений, пытаясь по дороге вспомнить какие-либо приметы.
По ходу становилось темнее и темнее.Очевидно в этой зоне не было зо­лотого запаса и вскоре нам вовсе пришлось передвигаться почти в тем­ноте и наощупь.
Я засомневался в выборе правильного решения и на минуту остановился, предварительно предупредив об этом остальных, чтобы не толкаться в темноте.
Поразмыслив немного, я все же решил продвигаться далее,так как почему-то считал, что эта дорога должна была привести нас к цели.
Шло время,проход не заканчивался, а мы, тихо ступая,продвигались понем­ногу вперед. Важным было еще то,что ответвление было прямым,без каких-либо изгибов и,повернувшись назад, можно было созерцать основной тонель в виде огромного белого пятна.
Поэтому, мы пока и шли вперед в надеж­де,что чего-то все же достигнем.
Прошло еще время,пятно стало по­меньше, темнота больше, а нервы напряглись.
Казалось этому проходу нет конца и я понемногу начинал нервничать. Но вот,совсем скоро  что-то попало  мне под руку на стене. Ощупав  со всех сторон, мне стало понятно, что   это какое-то колесо.
Я предупредил всех об этом и попытался понять,что это такое. Темнота окружала меня  и не давала  достаточного тому объяснения.
Тогда , я силой  налег на колесо и попытался повернуть в сторону.С небольшим скрипом оно подалось и вскоре я крутил им ,как моряк штурвалом.
Наконец, оно уперлось во что-то и остановилось.Я в недоумении напряг свой мозг. Что бы это могло значить?
Так и не решив эту загадку, я попытался потянуть колесо на себя и оно,к удивлению, подалось. Точнее ,подалось что-то другое, вместе с колесом.Я почувствовал это по  какому-то внутреннему изменению  во  мне самом и внезапно нахлы­нувшему волнению.
Скорее всего, это была  дверь, непонятная  мне по форме.
 
Отворив ее в сторону, я попробовал протиснуться далее. Но неожиданно уперся в такое же колесо и закрытое пространство. Какое-то легкое чувство беспокойства возникло у меня изнутри.Руки немного задрожали и заструился пот.Я успокоился и принялся делать то же,что и раньше.
Спустя время и это колесо повернулось, и дверь довольно легко пода­лась на меня.Неожиданно резко в этой темноте вспыхнул очень яркий свет, и мы все одновременно закрыли глаза  руками.Спустя минуту, когда они уже немного привыкли   к этому, я продвинулся далее и вошел внутрь какого-то странного помещения.
Повсюду располагались какие-то непонятные предметы, из которых я раз­личал лишь небольшие ящички, коробки, да что-то вроде маленьких бочон­ков.Все остальное мне было совершенно непонятно.
Судя по всему, это было какое-то рабочее помещение,так как в одном из углов  я обнаружил целую кучу грязной,странной на вид одежды. Все это как-то не поме­щалось у меня в голове.Я никак не мог понять, что это.
Повсюду было светло, но не понятно ,откуда этот свет исходил. Я поискал глазами лампу или что-то еще в этом роде,но так ничего и не обнаружив,только пожал плечами.
Казалось,что комната сама по себе светится и все.Мои спутники также вошли внутрь и с удивлением осмат­ривали помещение.Но одного этого им оказалось мало и кто-то, я уж и не помню, дотронулся рукой до какого-то странного предмета, находяще­гося на стене, окрашенной почему-то в белый цвет и состоявшей из мно­жества таких штучек.
 Я только и успел сказать:
 -   Не трогать !..
Но ,было ,как всегда,поздно. Что-то завыло,засвистело, а потом внезап­но загрохотало,словно старая разбитая арба прокатилась по   каменной дороге.Я в ужасе растерялся.Не знаю,что помогло мне в этом,но мгно­венно схватившись за тот же предмет,торчавший из стены, я как-то поше­велил им.
Внезапно шум прекратился и все стало тихо.Тогда , я все понял.Наверное, это какой-то неизвестный нам механизм.Ну что-то вроде как наше суд­но со штурвалом или мельница.На большее меня не хватило и я , быстро вытолкав всех оттуда,остался один наедине со всем тем.
Осмотрев еще более внимательно и ни к чему не прикасаясь, я
 попытал­ся  найти хоть какой-то .источник  света в помещении.
Но, так ничего и не обнаружив или  в очередной paз пожав плечами, я дви­нулся было к двери.И здесь меня словно осенило.
Возле самого входа находилась целая куча каких-то предметов,очень по­хожих на наши фонари, только сделанных из чего-то другого и немного не так, как мне показалось.
Поразмыслив немного, я взял один из них в руку и покрутил им со стороны в сторону.Никакого эффекта.Тогда я,пожав плечами,поставил его обратно и собрался было уже уходить,но ,посмот­рев еще раз на него,почему-то прикоснулся снова и немного вдавил внутрь какую-то его часть, отчего сразу же возник свет,ударив мне прямо в глаза.
Я резко отстранился в сторону,с испугу бросив предмет обратно. Он упал,но свет не погас.Тогда, я поднял его и снова надавил на ту самую часть.Свет исчез.
-           Что за  волшебство ?- немного испугавшись ,проговорил я, вертя этим предметом.
-           Ага,- дошло,наконец, до меня,-это наверное фонарь,только какой-то странный,- интересно,кто его сделал и из чего ?
 
Но,конечно,ответить на этот вопрос я не мог,а потому ,удовлетворив­шись осмотром, попросту покинул комнату и плотно закрыл дверь,произ­ведя с колесом ту же операцию только в другую сторону.Также поступил и с другой дверью и вскоре оказался снова с моими спутниками в тем­ноте .
-           Что ?- спросили они, почти одновременно,- что будем делать ?
-           Искать,- кратко ответил я и продемонстрировал силу найденного пред­мета.
Луч в буквальном смысле вырвал из темноты чье-то лицо и бросил его на пол.Остальные поступили так  же,падая и укрывая голову руками.
-           Господи,- тихо молился старик,- что это за сила дьявольская нами  повелевает.Не допусти,Господи, гибели нашей. Дай выбраться отсюда и  силу сатанинскую изгони.
-           Вставайте,- тихо сказал я, обводя каждого лучем фонаря,- это просто лампа такая, новая,- почему-то добавил я тогда.
-           Не верьте ему,- отозвался с земли старик глухо,- я век прожил и  сроду такого не видел. Это сила сатаны в руках твоих.Брось ее и не  оскверняй силу господню.
-           Тогда, я пойду  сам,- строго предостерег я, отступая от них в сторону и направляясь дальше вглубь этого коридора.
-           Постой,постой,- сразу спохватились они,- что же ты нас,бросишь ?
-           Тогда, вставайте и следуйте за мной.Неизвестно сколько мы тут искать будем.Если сила и есть здесь какая, то она богом нам и дана.Зачем сатане путь нам освещать ? 0н и так угробить нас может.
-           Да-да, - согласились спутники ,- и, спохватившись,последовали за мной  следом.
-     Не забудьте захватить лопату,- предупредил я, чувствуя теперь свое превосходство,- и котомки не растеряйте,а то с голоду можем погибнуть.
Я двинулся дальше, а они за мной следом.Теперь наш путь освещал,найденный мною предмет и от этого становилось легче и веселее.
Правда, я не знал на сколько его хватит,ибо все же думал,что свет от чего-то воспроизводится, а не просто так возникает. Хотя ,кто его зна­ет .Солнце вон горит вечно,только на ночь скрывается, чтобы отдохнуть дать нам и себе тоже.
Мы прошли по проходу еще почти столько же и оказались снова перед такой же дверыо.Что-то мне смутно подсказывало,что туда идти не нуж­но, ибо все же я помнил : животное проводило меня просто так к тем кам­ням.
 Но, очередное возникшее любопытство одолело  здравый смысл действий и я попытался открыть и эту дверь.
-     Не надо,- как-то испуганно зашептал старик и даже заглянул мне в  глаза,- хватит уже того, что нашли.
С минуту помешкав, я все же не отверг своего решения и принялся за дело,бросив своим спутникам
-     Отойдите в сторону и не заходите.
 
Они подчинились, а я продолжил  свое занятие.
Спустя короткое время я вошел внутрь.И здесь было так же светло,а на стенах располагались какие-то предметы побольше, чем те, в виде черных ящиков, зеленых коробок и многих разноцветных бочек.Стояли какие-то две громадные колонны серого цвета посреди комнаты, а внутри их что-то слегка жужжало и искрилось.
Я не стал больше испытывать судьбу и тихо вышел наружу,прикрывая за собой двери.Что-то мне здесь начинало не нравиться.То ли от того, что я не понимал всего, то  ли  по  какой другой причине.Внутри почему-то на­чало возникать волнение, и я принял решение больше не заходить в по­добные помещения, а искать только то, что нужно.
Мы пошли далее.Казалось  проходу не будет конца, но вот вскоре в луче фонаря появилось другое ответвление, и наша колонна устремилась туда.
Пройдя совсем немного, мы снова свернули и оказались в  помещении, где располагались какие-то ящики продолговатой формы. И здесь до меня дошло,что это та комната, где я впервые повстречал целую группу животных, подобных первому огромному существу. Света на этот раз здесь почему -то не оказалось и это меня несколько обеспокоило.
Мы прошли далее по тому же маршруту, что и я прежде и  вскоре побывали в других отсеках этого ответвления.И там никого не было, из чего я сделал вывод, что животные покинули это место и куда-то ушли .
Напрягая свою память, я попытался отыскать вход в то помещение,где хранились драгоценные камни.
 Вскоре мои изыскания увенчались успехом и мы нашли то,что хотели.
                                                                                        i
Это оказалось совсем недалеко.При виде такого богатства у моих спутников раскрылись рты и они остолбенело глядели на множество расбросанных по полу камней.
Спустя минуту, все пришли в себя и принялись торопливо набивать свои котомки, отбрасывая еду в сторону,чтобы не занимала  место.
-     Нет,так дело не пойдет,-угрюмо сказал я,глядя  на все это,-надо  понемногу носить это наружу или хотя бы ближе к выходу,а том посмотрим, что придумать.А еду не выбрасывайте вот так.Все может случиться, можем даже погибнуть, но вовсе не хочется помирать с голоду.
Мои спутники немного угомонились и сделали то, что я сказал. Еду по­ложили обратно, а оставшееся в котомках место,заполнили камнями.
-     А,теперь,в путь,- кратко выразился я и направился к выходу из это­го места.
Все последовали за мной,правда,спины их сгибались под тяжестью пе­реносимого, а старик даже кряхтел немного.Что поделать,судьба каждого золотоискателя  тяжела  сама по себе и не только в завершающей  стадии,  а еще и в ее самом начале,хотя бы в плане переносимых тяжестей.
 Пройдя немного в обратном направлении, мы остановились передохнуть. Сказав мы, я конечно имел ввиду и себя, хотя лично не перетрудился, так как ничего не нес.Это обстоятельство как-то недвусмысленно отображалось на лицах моих спутников и вызывало,очевидно, некоторое раздра­жение.
-     Ничего,потерпите,- обратился я к ним и успокоил,- следующий заход  я понесу вместо кого-то.
Думаю это их ободрило и придало все же какой-то уверенности,а заод­но прибавило чувства справедливости в отношении меня самого. Но разгадывать в тот момент тайны их душ  мне как-то не хотелось, и спустя время  мы двинулись дальше.
Наконец,вдоволь напетлявшись по проходам,мы вышли к центральному тоннелю,где было достаточно светло и просторно.Дойдя же до выхода из этой горной кладовой, мои спутники опустошили содержимое котомок, при этом оставляя здесь же и еду.
-     Нет,- строго настрого приказал я им,- еду не оставлять.Будем ходить с нею столько ,сколько будет нужно.
Наверное ,это мое решение им не понравилось,но все же они стерпели и повиновались.Я взял одну из котомок и повесив себе за плечи, молча устремился обратно.Они последовали за мной.
 
Так мы проходили почти до самого полудня и вдоволь подустали от этого. Наконец, сделав еще одну ходку, мы расположились возле входа и решили перекусить из того,что было.Надо сказать,что солонина вызывала нео­бычайную жажду и это сильно меня угнетало,так как я с детства   не мог переносить подобного.Но делать было нечего, и приходилось доволь­ствоваться тем же, с надеждой на то, что по окончанию этих работ,мы
вдоволь сможем насладиться водой или той мутноватой жидкостью,кото­рой осталось еще немного у старика в котомке.
 
После небольшого отдыха, мы решили продолжить наш труд.Правда, перед этим нужно было сходить справиться по нужде .Чем мы и занялись совместно. Выглянув наружу,я не нашел там ничего необычного и вылез на поверхность. То же сделали и остальные,оставив без присмотра наши драгоценные ко­томки.
Когда мы возвратились спустя некоторое время, то на месте нашего отдыха не было ничего, кроме драгоценного камня. Даже моя лопата куда-то исчезла.
-     Черт,- выругался я  и от удивления замер на месте,- куда  все подевалось ?
От растерянности я даже не знал, что и предположить и на минуту потерял  всякое соображение.
Мои же спутники,увидев то же, только замотали головами, сохраняя при этом невиданное спокойствие.
"Что это с ними ?- подумалось ,вдруг,мне, - и не переживают ,и не вол­нуются. Может, это они сами устроили ? Но выходили ведь вместе ?"
И тут мне в  голову пришла мысль.Я встал и, пройдя по тонелю немного впе­ред, повернулся ко всем и сказал:
-     Я знаю, кто это сделал. Но он пожалеет об этом.У меня есть секрет исходящего  света  изнутри того  фонаря. Кто же его не знает -  тот погибнет, так как свет тот вреден и опасен в его руках.
Мои спутники заволновались. Начали перешептываться между собой и  спус­тя время старик сказал:
-            Это я спрятал котомки. Не хотел только ходить туда с дьявольским огнем.
-            Ты опять за свое,- не выдержал я,-не будь глупцом и посмотри вокруг  на то, что тебя окружает. Здесь нет никого кроме нас, да еще каких-то  животных, которые почему-то ушли отсюда. Где ты спрятал все это ?
Старик молча указал на груду драгоценных камней, и я от удивления чуть  было   не сел. Почему-то мне в голову не пришла такая мысль,  хотя   я  и  предполагал, что это сделал кто-то из своих.
-            Ладно,-проговорил я,-давайте за работу.Ты ,старик, останешься  здесь  и будешь караулить все это. Мы же пока будем носить.Там еще много оста­лось.
Надо сказать,что камней мы наносили уже довольно много,но как всякому другому казалось,что их еще недостаточно для того,чтобы обустроить свою будущую жизнь.К тому же ,надо было учесть,что в случае  мирной договоренности с командой судна, мы должны были бы непременно большую часть отдать им.Играло роль также и то,что этого камня там оставалось  довольно много, что ни в коей мере не укладывалось в голове мыслью о том,что его можно было просто так  оставить.
 
И это ,наверное,было наиболее логическим и сильным   доказательством тому, что мы решили продолжить начатое.
Раскопав котомки и лопату с фонарем, мы двинулись в путь.
     Старик остался на месте и только проводил нас взглядом.
Хочу сказать,что не было ничего особенного в его взгляде и более чем откровенном выражении лица. Но все же, какое-то жалкое чувство сомнения в правильности мною совершаемого  закрадывалось в душу.
И все таки я не стал тогда придавать этому особого значения и с легкостью,прису­щей любому идиоту,отправился в путь по тоннелю.
Лишь раз я повернулся и посмотрел в сторону старика.Но,теперь глаза его были далеко, и мне ничего не оставалось делать,как идти далее,несмотря ни на что.
Пройдя вглубь и затянувшись уже достаточно далеко по ходу ответвления, до нас ,вдруг,донесся  какой-то невероятный шум,который почему-то на­растал и начинал звенеть в ушах.
 
И здесь я понял.Это был свист или крик старика, оставленного мною воз­ле сокровищ.Он вероятно надеялся ,что случится очередной обвал. Очевидно, знания, полученные уже здесь,совершенствовались им на ходу. Как бы неблагопристойно это не звучало, но человеческому свинству нет предела.
К сожалению для нас,не  предполагаемое мною,свершилось.Гул среди стен тоннеля вызвал обвал и отгородил нас от старика,вместе с нашими драгоценностями.
Таким образом он избавлялся от всякого раздела и го­тов был совершить побег самостоятельно.
Не знаю,что он из себя возомнил, но думаю, что настоящего героя, ибо просто так на это не решился бы.
-           Всему своя воля и благословление Господне,- так сказал я оставшимся со мной  спутникам,- сейчас мы похоронили еще одного глупца.
-           Как ?-  не поняли меня другие.-Это ведь мы остались здесь и неизвестно как выберемся теперь.
-           Да,- согласился я с ними,- но его шансы,учитывая его состояние и умственные возможности  равны нулю.Он не сможет победить в одиночку.Для  этого нужно знать больше.
 
На том мои словесные исчерпания закончились и я молча отправился осматривать размеры нанесенного нам ущерба. Юнцы охотно последовали за мной.Тем более,что они ,теперь,оказывались в зоне    ведения  моего ума, ибо только  я сейчас мог хоть что-то сообразить и вывести  на поверхность.
Казалось ,мысль о несостоявшемся богатстве    покинула навсегда. Но,когда мы осмотрели завал и пораскинули мозгами,то она постепенно возв­ратилась обратно.Я понял,что такая мысль всегда будет присутствовать, если человеку дать только один единственный шанс к его выживанию, как в нашем случае.
Не успев понять реального состояния дел, но сумев сообразить,что это не конец жизненного пути, мысль о богатстве снова восторжествовала и  отдалась более благопристойно в моей голове.
-    Я выйду отсюда и окажусь снова на высоте. Золота  хватит на много и  на всех оставшихся в живых.Хотя стоит теперь подумать и самому: нужно ли это делать?- так постепенно в моем мозгу зарождалась мысль  о самостоятельном возрастании, хотя  я  и  понимал  умом, что это глупо
и  в конечном итоге   бессмысленно, ибо жажда такого же обогащения будет мучить другого,и я непременно когда-нибудь окажусь не на высоте.
 Но откинув в сторону подобные размышления, я принялся думать,что же   делать в создавшейся ситуации.
Было два пути.Быстро раскопать и не дать старику ускользнуть   вмес­те с нашим общим богатством  посредством привлечения сил команды судна.И,наоборот,сосредоточить все усилия в переносе оставшихся камней в другое место и уже,дождавшись  конечного результата в решении судеб на поверхности, выбраться отсюда целыми и невредимыми, если,ко­нечно, ничего   не произойдет больше.
С минуту как следует поразмыслив, я выбрал второе и поспешил заняться его исполнением.Мы не стали сейчас разбирать завал, а отправились об­ратно за оставшимся в потьмах подземной кладовой драгоценным камнем.
 Юнцы поспешили за мной и молча согласились с тем,что теперь им пол­ностью придется подчинить себя моей воле, ибо от этого, как они сооб­разили, будет зависеть их дальнейшая участь.
Не успев пройти и нескольких десятков   ярдов, мы услышали еще один, подобный первому обвал.Только уже совсем с другой стороны.
-    Черт,- выругался я громко,понимая, что шансы наши значительно снизились.
Забеспокоились и юнцы по этому поводу и один из них, видимо самый говорливый сказал:
-    Правильно ли мы поступаем, командир ? Может, лучше возвратимся и  попытаемся вырваться наружу сейчас ?
Я как-то зло отреагировал на это недвусмысленное высказывание и резко обрвал его речь.
- Помолчите, не то схлопочем еще что -нибудь. Я знаю, что делаю.К тому же, если проберемся наружу сейчас,то не избежать встречи с командой, а это мало нам сулит    успеха, так как золото у них под рукой и вряд ли они будут ,вообще,с нами считаться.В крайнем случае, заставят его перетащить на судно,а затем поступят   так же ,как и со стариком.
-           А что,с ним уже что-нибудь случилось?- удивились юнцы, раззевая  рты  и раскрывая глаза пошире.
-           Думаю,да,- ответил сурово я, осматривая их со стороны,-поэтому нам  надо заняться  своим делом и попытаться не наткнуться на команду.Теперь,  когда у них полно тех камней,они способны на все.
Юнцы тяжело вздохнули и потупили глаза.Им ничего не оставалось де­лать, как  слушаться меня и заняться, наконец, делом вместо болтовни.
Я повернулся и пошел вглубь по проходу, а юнцы заторопились следом, не желая оставаться в этой темноте, почти, похороненными  заживо и  отре­занными от внешнего мира.
И вскоре только наши легкие шаги освежали эту природную тишину и делали ее вновь обетуемой  до  какого-то  опре­деленного времени.
             Глава 5
             СИЛА
Мы уже почти были у цели, когда вдруг один из юнцов тихо спро­сил:
-    Слушай ,командир.А как мы все-таки уберемся отсюда,если команда, захватив золото,уйдет на судне ?
От неожиданности я даже остановился и, повернувшись обратно,так и застыл, чем  видимо сильно напугал задавшего вопрос.
-    А, ведь действительно ?- согласился я с ним,- на   чем мы уберемся отсюда ? 0б этом я пока не думал.
 
Мы все на время растерялись,но спустя минуту я уже говорил:
-    Ладно, не будем попросту тратить время.Давайте сделаем первоначальное, а затем подумаем над остальным. Что проку решать это сейчас? Мы ведь не знаем ничего о том,что происходит наверху.
Повернувшись ,я зашагал далее, а юнцы засеменили следом,понимая, что этот вопрос пока остается не разрешенным из-за толком  не  выясненной обстановки.
Заполнив наши котомки, мы двинулись обратно и вскоре достигли цели. Затем ,немного передохнув в этой кромешней тьме,так как я выключал время от времени наш фонарь, двинулись обратно.
 
Еще пару с небольшим часов длились наши усилия по перемещению дра­гоценного камня с места на место.Надо сказать,что работали мы усерд­но и очень мало отдыхали.Очевидно сказалось то большое внутреннее нап­ряжение, которое постигло нас в результате создавшихся условий.
 Поэтому,мы довольно скоро закончили наш труд и с некоторым облегчени­ем улеглись на отдых по завершении последней ходки. Я выключил в очередной раз фонарь и на секунду закрыл глаза.
Но только на секунду,ибо в следующее мгновение во всей подземной галерее неожиданно раздался пронзительный беспокойный вопль.
Вслед за этим послышался какой-то невероятный гул стен и один за другим  начали совершаться обвалы по разным от нас сторонам. Я не на  шутку испугался и даже вскочил резко   на ноги.То же сделали и юнцы.
Но,что можно было предпринять в этой ситуации,кроме как в ду­ше помолить Господа  в нашем чистосердечном раскаивании и просьбе спасти нашу жизнь.
Став на колени и мысленно обратившись к Богу, мы поспешили заверить его в нашей благопристойности и искренности внутренних признаний. Спустя некоторое время шум прекратился и наступила необыкновенная тишина.Скорее всего, она была похожа на ту, которую мы познали в предыдущую ночь, но все же чем-то   отличалась.
На этот раз нам ничего не давило на головы, а только больно отзывалось где-то в ее глубине. Спустя какие-то секунды, мы все начали судорожно заглатывать воздух, а  еще немного и вовсе погрузились в сон.
Я проснулся первым и повертев головой в разные стороны,убедился ,что все же еще жив. Наощупь нашел фонарь и осветил им лица моих спутников, которые располагались совсем рядом.
Не знаю,что меня потрясло больше во всем этом.Сила света,дающая понять  и осознать все произошедшее или то откровенное,застывшее на их лицах  выражение какой-то таинственной силы, выталкивающей наружу все их внутреннее содержание.
Я не мог сдержаться от крика и во всю мощь заорал. Но голос где-то пропал внутри меня самого   и  в который раз я почувствовал ужасную боль в голове.Очевидно, потеряв на какую-то минуту сознание, мне  пришлось поваляться еще на земле.
Очнувшись же, я осмотрелся кругом и попытался   отползти немного в сторону от тех тел, которые обезображено располагались неподалёку.
Это мне удалось. И,спустя несколько минут, прийдя немного в себя, я попытался все же рассмотреть,что там произош­ло.
Осветив еще раз лучем фонаря их тела, я увидел, что  они расположи­лись в одном направлении,словно какая-то сила заставила их это сде­лать. Было такое впечатление,что  будучи уже мертвы, тела  показывают мне в какую-то сторону.
Ну, представьте себе .Все вытянуты, как струна  и лежат строго парал­лельно относительно друг друга, лишь только частично соприкасаясь ру­ками, раскинутыми строго перпендикулярно их телам. Дабы передать вам более понятливо, могу еще сказать,что  они были, практически  размазаны на самой земле какой-то невероятной силой, прошедшей сквозь них, в результате действия которой  их тела превра­тились просто в какую-то массу, обильно заливая кровью пространство и повсюду расползающимися внутренностями, вытесненными изнутри.
 Меня затошнило и  я тут же вырвал, не в силах сдержать этот внутренний порыв.
Спустя минуту, мне стало немного легче и я решительно отполз еще дальше от того ужасного места.
Нужно было собраться с мыслями. Я никак не мог понять, что же здесь все-таки произошло.
Помню ,был звук, была ужасная тишина, затем сон какой-то причудливой формы.Может, я просто потерял тогда сознание ?Но нет,мне показалось, что я все-таки спал.
На это и другое я не мог тогда ответить, ибо еще не понимал до конца, что же все- таки   здесь происходит и почему эта земля так смертоопасна  для  всего  живого.
Тем временем, в моих раздумьях шло  время.Я уже не мог знать или даже  предполагать который сейчас час. Вечер ли  это или ночь,а может и вовсе утро следующего дня ?
Но, другое начало закрадываться ко мне ближе.Я почувствовал в себе самом какую-то невероятную силу, очевидно полученную мною в результате этого необычного сна.Что она собой представляла,мне пока было не ясно,но это как-то внутренне чувствовалось и отзывалось болью в моей голове.            .
Я немного приподнялся,подполз к стене и сел,упершись в нее спиной. Понемногу мои мысли стали обретать более свойственный мне характер, и я принялся думать о том,что же делать дальше. Итак,- решительно произнес я сам себе,- с мыслью о золоте можно рас­прощаться.И не только потому ,что я его не смогу извлечь наружу или доставить куда либо.Скорее всего, оно является какой-то  сопритягательной частью огромной силы, существующей здесь на этой земле. Наверное,сейчас я спасся только потому,что находился немного в сто­роне от самой кучи драгоценных камней, в то время как мои спутники расположились прямо у ее  основания. Но не это самое главное. Видимо существует что-то очень схожее на силу какого-то огромного давления, возникающего при взаимодействии самой природы с населяющим ее миром.Что это такое ?
Бог его знает.Сейчас не время думать об этом.Нужно подумать,как выб­раться отсюда   и как захоронить эти тела, распростертые по земле какой-то силой.
Я высвободил руку из-под себя и вытер ею свое лицо.Оказалось,что оно так же в крови как и у бывших моих спутников.Наверное,что-то косну­лось и меня и только случайность уберегла в очередной раз от неми­нуемой гибели.Но только ли случайность ?
Может в этом кроется что-то   другое,совсем неприметное на первый взгляд, но оказывающее огромное действие  впоследствии и дающее воз­можность отложить на время существующий с детства приговор судьбы ?
 Об этом сейчас как-то не хотелось думать,и я решил оставить эти мысли на более подходящее время.Поискав глазами свою лопату,я нигде ее не обнаружил.
-    Черт,- выругался я про себя,- куда же она запропастилась ?
И тут мне вспомнилось,что она осталась на том самом месте,где мы оставили старика.
-    Жив ли он еще ?- подумалось мне в эту минуту,- вряд ли.После всех  этих обвалов, да еще такой силы, он наверняка уже погиб.
 
И тут меня осенила странная догадка.Уж не сам ли он способствовал вызову этой силы своими воплями и ужасными криками ? Не это ли яви­лось причиной такого резкого подъема ее здесь,под землей ?
Но,думать об этом не представлялось возможности.Нужно было
 срочно решить,что же мне делать дальше  и как поступить с телами моих спут­ников.
                                                               
Поискав глазами что-либо подходящее для вскапывания земли, я так ни­чего и не обнаружил.Поэтому, согласившись внутренне с тем,что придется их так и оставить,я упорно начал размышлять о другом.
Как мне отсюда выбираться. Решение пришло неожиданно быстро.Я, .вдруг,вспом­нил о том огромном животном и о проходе,который существовал. Может,уходя, животные оставили его открытым,и мне нужно только лишь найти его и воспользоваться.
 
Я с сожалением посмотрел на остающуюся здесь гору драгоценных камней и распростертые возле них тела, и тяжело вздохнув,двинулся на поиски того заветного мне выхода. Продвинувшись немного вперед, я обнаружил еще один завал, преграждаю­щий мне путь к желаемому.Но на  этот раз он не был основательно  загру­жен камнями, что давало возможность справиться со всем руками, попросту отгребая осыпь в сторону.
 
Спустя полчаса моих работ, я проделал небольшую дыру и с трудом протискиваясь сквозь нее ,перебрался на ту сторону. Надо сказать,что с собой у меня была котомка с некоторым количеством продовольствия и даже немного той мутноватой жидкости,что дурманила голову,а иногда давала возможность просто сполоснуть горло.
 Далее ,я зашагал уже более свободно,правда по дороге то и дело по­падались небольшие  завалы, но больших неприятностей они мне уже не доставили.Спустя время я оказался уже в той комнате, что располагала камнями, и уже оттуда начал продвигаться далее,напрягая свою память и пытаясь распознать ранее посещаемые мною места.
Это  удалось. Минут через двадцать я попал в знакомые мне по­мещения, а спустя еще немного и в  ответвление,которое и привело меня к тому самому заветному выходу.
Но,к моему разочарованию он оказался закрыт.В некотором изнеможении я опустился на колени и присел, упершись о стену,при этом обхватив голову руками.
Уж, не внаю теперь, на что я там оперся, но неожиданно передо мною отворилась какая-то дверь и оттуда блеснул солнечный свет. Я в недоумении осмотрелся по сторонам.
Ничего подозрительного.Тогда я опрометью бросился к образовавшемуся среди стен  выходу и вскоре выбрался наружу по такой же ступенчастой лестнице, как и в других мес­тах.
Солнце ослепило меня своим светом и,упав на землю, я еще долго тер глаза и ронял слезы, ручьем стекающие по моему лицу. Очевидно дверь или тот небольшой проем за мной закрылся, так как при­поднявшись и посмотрев в ту сторону, я кроме обыкновенной скалы  ниче­го не обнаружил.
Пожав в недоумении плечами, я не стал больше рисковать и искать тот спасительный для меня выход.В конце концов, для моего ума это было просто непостижимо.И,представив все это самому себе, я решительно отправился подальше от этого места , пытаясь даже не смотреть назад в ту сторону.
Но,пройдя совсем немного, мне пришло в голову, что я так и не узнал,где находится старик и что стало с тем золотом, которое мы все наносили до обеда.
Солнце уже клонилось к закату и веяло   вечерним теплом.Я остановился и, посмотрев назад, призадумался.
А стоит ли узнавать ? Может, лучше уй­ти от этого подальше? Перспектива остаться на ночь среди этой гористой местности как-то была не очень благообещающей и малоприятной. Тем более,что незахороненные мною тела спутников оставались как бы   в своем незавершении   и попросту навевали на меня некоторый страх. Но все же поборов в себе эту восставшую волну отчуждения  я отправил­ся обратно к тому самому отверстию, которое позволило опуститься вниз в первый раз.
Вокруг стояла тишина, лишь иногда в  некоторых местах что-то пробуж­далось и исходило к верху  каким-нибудь звуком,который тут же погло­щался окружающим и заволакивал   его в общую глухоту.
 
Мне вновь почему-то стало не по себе и как-то мгновенно заболела го­лова.Я остановился и ,напрягая свои мозги,заставил боль исчезнуть. Так потихоньку я начинал   бороться с наступающими время от времени  головными болями  и так мне понемногу становилось яснее все то,что со мной же и происходило.
Поняв, что сейчас мне грозит какая-то невероят­ная опасность,я быстро сел и осмотрелся по сторонам.И точно.Букваль­но из-под земли,где-то шагах в тридцати от меня, в гору вздыбился небольшой  густоватый туман, а затем с треском и шипеньем наружу выр­вался водяной столб, достигающий высоты нескольких ярдов над землей.
Минут через десять это все прекратилось и я мог двигаться дальше. Спокойно пробравшись наверх и миновав место своего благополучного возвращения на поверхность, я приблизился к самому отверстию, где к своему удивлению и обнаружил тело старика, так же исковерканное и рас­простертое в одну сторону,как и те,кто оставался под землей.
 Таким образом мне становилось ясно,что сила непременно действовала с силой драгоценного камня и непосредственно человека, попадающего в зону этого соприкосновения.
Я не стал убеждаться жив ли старик, ибо и так было ясно,что с ним про­изошло, хотя тело его было менее повреждено и в общей сложности  цело.
 Подойдя ближе,я заглянул внутрь.Камни слабо поблескивали в тающих лучах солнца и смутно выражали какое-то таинственное влечение к се­бе. Мимоволь, но я потянулся было ко входу внутрь,но внезапно охватив­шая меня головная боль  заставила резко отпрянуть в сторону и удалить­ся на порядочное расстояние.
Я упал на землю и обхватил голову руками ,стараясь сдавить ее снаружи и подпереть эту силу внутренне, тоесть своими мозгами.
Спустя некоторое время боль прошла.
И тут ,вдруг,  резко  возобновив­шись , заставила вскрикнуть меня  и  вскинуть   мою голову  прямо, указав
на тело бедного старика.
В ужасе от увиденного, я даже позабыл о ней.Глаза мои расширились, а зубы принялись неистово выстукивать дробь.То ,что я увидел, не было обманом.
Тело старика оторвало от земли и натянуло словно струну,при этом руки располагались    строго  перпендикулярно  его телу.Голова, насколько можно ,вытянулась вперед, растянув шею до умонепостижимых размеров. Челюсть ослабилась, язык высунулся наружу и так же напрягся как и все тело в одном напряжении.
Создалось впечатление, будто старик куда-то направлялся   словно пти­ца в полете.
Но, к  удивлению, его никуда не сносило и какая-то невероятная сила удерживала его на месте,поднимая   немного выше над самой землей. Внезапно все это прекратилось и, резко обмякнув,тело гулко упало вниз. Затем его поволокло по земле немного и вновь расположило как и прежде  до всего этого.
Через минуту боль моя исчезла, а тело старика несколько высвободилось и немного ослабилось.
Я понял ,что это была та самая сила, которая поглотила моих спутников внизу.Значит,сомнений не оставалось.Она напрямую была связана с  золотом.
Я тихо заплакал.Больно было все созерцать и больно было вдвойне от безысходности создавшегося положения.
Оставалась лишь слабая надежда  на то,что кто-то уцелеет и на судне я отправлюсь обратно.Но,уцелеет ли ?
С той самой первой минуты нашей общей разлуки я понял,что здесь тво­рится что-то невероятное.Не знаю, поняла ли это команда,но думаю, что  ответы на это вскоре обнаружу сам.
Несколько успокоившись и вдоволь наглотавшись своих собственных слез, я начал спускаться ниже к подножию этой невысокой горы,если так мож­но было назвать этот участок местности.
Тело старика так и оставалось лежать в том же направлении,и я решил его не трогать во что бы то ни стало,ибо как-то внутренне чувствовал,что оно сопряжено с той неве­роятной силой.
К этому моменту солнце начало садиться за горизонт,и я едва-едва успел занять себе место на одном из  высоких деревьев,окружающих эту гористую местность.
Усевшись поудобнее среди раскладистых ветвей, я решил поужинать и нем­ного отдохнуть,дабы на завтра быть со свежими силами.В течении всей трапезы меня упорно не покидала мысль о том,что же случилось с други­ми. Наверное, с этой мыслью я и уснул,свесив голову себе на грудь и крепко ухватившись за  ветви.
 
Проснувшись через некоторое время, я невольно осмотрелся по сторонам  и с ужасом обнаружил,что нахожусь не на дереве,а даже чуть выше его, в том же положении,как и перед сном.Я ничего не мог поделать: ни закричать,ни двинуть рукой или ногой.Словно какая-то сила обволок­ла меня со всех сторон и удерживала в этом положении.
 Несмотря на такое свое состояние, я все же смог рассмотреть,что к этому времени уже взошла луна и довольно хорошо освещала округу. С тем же успехом я мог обнаружить и то,что тело бедного старика так же парило в воздухе, располагаясь примерно на одном уровне со мною,  с той лишь разницей, что оно до сих пор было вытянуто в одном направ­лении и не двигалось в стороны.
Меня же, в свою очередь, немного качало и я, уже немного приспособив­шись к этой ситуации,боялся только одного: чтобы в случае ослабления этой огромной силы, меня не уронило мимо моего гнезда, ибо высота была приличная и можно с успехом было вообще больше не подняться.
Так продолжалось достаточно долго и краем глаза я заметил,что луна за это время прошла приличный путь по небу.
Как-то внутренне чувствуя некоторое ослабление этой общей силы, я весь собрался мысленно и попытался направить свое тело в нужное мне на дереве место.
Это действительно помогло.Спустя еще непродолжительное время, тело мое начало опускаться ниже.Затем сила как-то резко высвободила меня, и я полетел вниз. Благо дело ,попал на  свое место,правда при этом сильно ударился о  само дерево и чуть было не улетел вниз.
 Но,слава Богу,все обошлось,и я с облегчением вздохнул. Очевидно сила  вздоха  как-то  повзаимодействовала с какой-то другой, исходящей изнутри меня самого  и это повлияло на весь ход дальней­ших событий.
Мeня вдруг снова начало поднимать над моим гнездом. Мыслимо ли дело, я вновь испугался и крепко-накрепко схватился за толстые ветви,охватывая их ногами и руками.Это помогло, и я опять опус тился на свое место.Больше мне не нужно было показывать силу такого взаимодействия и я тихо-тихо закрепившись  на дереве, старался  ни о чем не думать ,а только созерцать.
Прошло время, мышцы мои устали, глаза также и я постепенно окунулся в дрему.
Так прошел весь остаток ночи и утро озарило меня своим светом в глубоком сне. Где-то уже блиде к полудню, когда солнце нахо­дилось почти над головой, я проснулся.
Помотав головой по сторонам и убедившись,что все в порядке,я даже повеселел.
Что-то прибавилось внутри меня самого и от этого ощущалась какая-то непонятная мне легкость. Но вдаваться в широкое ее рассмотре­ние  времени не было.Поэтому,наскоро позавтракав из того,что еще оста­валось, я потихоньку слез с дерева и направился в сторону побережья, дабы узнать, цела ли еще  команда  и на месте ли само судно.
 
В последний раз окинув взглядом эту гористую местность, я торопливо зашагал прочь,окунаясь сразу же в почти  непроходимые заросли. Теперь,когда со мной не было даже лопаты,оставалось действовать только руками ,что доставляло много неприятного,а порой и просто вред­ного для физического здоровья.
Но,как бы там ни было, я все же продви­гался вперед в надежде на то,что мне удастся найти судно и погово­рить хотя бы с кем-то из состава его команды. С этой мыслью я и шагал к цели, упорно пробиваясь сквозь дикие заросли природы.
     Глава 6 ВСТРЕЧА
Как бы не предполагал предстоящую встречу с командой, с любой ее стороны как ни погляди,она не была выгодной для меня са­мого. Разобрав в мыслях некоторые варианты дальнейшего развития  событий, я пришел к выводу,что, собственно,мне эта встреча и не нужна,  ибо она может в ряде случаев повлечь за собой особо тяжкие для меня  последствия.
Поэтому,дополнительно поразмыслив по дороге,мне пришлось решительно отказаться от какого-либо сближения,предварительно не выяснив планы команды и настоящее местонахождение судна. В связи с этим, я более осторожно продолжил свое передвижение и стал более внимательным к каким -либо звукам,проносящимся в пространстве.
Вскоре я достиг реки и после небольшого отдыха,направился вдоль ее  вниз по течению.
Солнце    начало понемногу опускаться ниже. Я это снова почувствовал по своему   внутреннему состоянию и предрасположенности  ко  сну. Нужно было несколько поторопиться, но как, если  вокруг такая
заросшая местность, да и к тому же мало поддающаяся моим рукам.
Посмотрев в который раз не сбился ли я со своего пути,я приблизился к самой peке. Течение ее было более спокойным,нежели ранее.
Это-то и привлекло мое внимание и заставило подойти поближе и поразмыслить над тем,как продолжить свой путь.
Недолго особо размышляя, я пришел к выводу,что нужно соорудить плот  и на нем попробовать опуститься вниз по реке.Но как это сделать, если под рукой нет никакого инструмента, а к тому же я мало что сооб­ражал в подобном искустве.
Вконец  разочаровавшись в  своих  рукодельных способностях,я тихо опустился на землю и призадумался.Что же мне такое предпринять,чтобы ускорить мое продвижение далее ?
Из мимолетного моего задумчивого состояния вывел какой-то дикий ис­тошный крик, расползающийся по всей округе с невероятной быстротой. Несомненно это был человек.Но кто это и что с ним произошло ?
 Я вскочил на ноги и вслушался более внимательно.Но,нет.Крика больше не последовало, а тишина наполнилась каким-то разноголосьем.Тогда я понял, что это очередное продвижение куда-то той дикой массы крыс, почему-то сегодня несколько запоздавшей по времени.
 -   Вот так дела,- проговорил я тихо сам себе,-значит существует ка­кая-то сила , которая гонит этих тварей с  одной стороны в другую.
Что это за сила,я конечно не знал, но пытался все же понять ее и опре­делить, в какую сторону она направлена. Судя по разноголосью,возникшему то там ,то там,я определил,что она
распространяется строго с юга на север и ,очевидно,наоборот,когда сила меняет направление.
Но,в этом еще предстояло убедиться.И тут я неожиданно вспомнил за тело старика и моих спутников.Именно так они располагались под воздействием этой невероятной силы.
- Значит,- решил я про себя,-сила овладевает всеми  ими  в определен­ное время,но не всегда точно, тоесть не в одно и то же время каждый день  и  гонит  всех  в какую-либо строго  заданную сторону.
Но  почему так происходит ?
Этого я не знал и пока объяснить не мог. Оставалось дождаться осво­бождения моего  месторасположения  от диконесущихся тварей,  а потом ра­зу знать, что случилось с  кричавшим  человеком.
На всякий случай, я решил пока забраться на дерево и как птица созер­цать происходящее.
Спустя некоторое время это страшное зрелище  приблизилось ко  мне. Правда, проходило оно несколько в стороне,  но это не мешало наблюдать за ним  и делать свои умозаключения.
Масса тварей пронеслась куда-то вглубь зарослей, оставив после  своего прохода лишь смятую траву. После получасового отдыха я набрался смелос­ти и спустился вниз.
Ничего такого особенно заметного не наблюдалось, из чего можно было сделать вывод, что сила эта касается только  животных, а не  всего окруже­ния.
 
Я вновь подошел к реке и  оттуда попытался восстановить происхож­дение крика. Вначале мне показалось,что он раздался непосредственно с севера, но немного поразмыслив и  напрягая собственную память, я при­шел к выводу,что это в другой стороне.Именно туда мне и вздумалось пойти.
Я пересек реку и углубился в заросли , почти такие же, как и на этом берегу.Надо сказать,что река оказалась не глубокой и вода, порой, доходила мне только до пояса, что ,конечно, меня особенно обра­довало, ибо  с  детства я  боялся  всякой  глубины.
Продираясь сквозь растительность, ко мне неожиданно донесся отдаленный звук в виде хлопка. Затем, спустя время  он повторился и воцарилась ти­шина.
"Что еще  за  новизна ?-  подумалось мне тогда,  но я  не  стал останавливаться и продолжил  поск.
Наконец, чаща  немного  расступилась и это дало возможность мне более широкого обзора местности.
Полагаясь на какое-то внутреннее чувство, я продолжал идти вперед. Каково же было мое удивление, когда  впереди  себя , шагах в тридцати, я увидел одного из членов команды. Он  попросту болтался на дереве, очевидно, пытаясь слезть.
Но,так как было высоко, судя по всему, ему было страшновато это сделать и человек, уцепившись руками за ветки, просто висел, не зная , что предпринять.
 
Я подошел ближе и попытался рассмотреть его лицо. Оно было перекошенным от ужаса  и  многострадального  избытка  чувств.
Наверное, что-то ему встретилось на пути такое, от чего он почти бессознательно вскарабкался на дерево, а теперь не мог с него слезть.
 Я подошел еще ближе, стараясь быть незамеченным и решил посмотреть, как он со своей задачей справится.
Человек же,повисев еще немного, тихо вскрикнул и рухнул вниз, по дороге цепляя  ветки и кувыркаясь до самого низа.
Тело стукнуло о землю и затихло.
Я уже хотел было пойти и помочь ему, но что-то меня сдержало и заставило обождать. Через некоторое время, человек зашевелился и приподнялся.Лицо его скорчилось от боли ,а горло издавало какой-то стон.
Спустя еще немного,он потихоньку встал и за­шагал в одном направлении ,из чего я заключил, что, скорее всего, человек идет к своим.
Я тихо последовал за ним,стараясь оставаться незаметным для него  и не издавать какого-либо шума.
Мы прошли довольно много,прежде чем оказались возле какой-то обустро­енной на местности хижине. Это меня сильно удивило и заставило даже немного приоткрыть рот,но не настолько,чтобы потерять над собой конт­роль и продолжить свое наблюдение.
 
Судя по всему,хижина была построе­на очень давно и была ветхой-ветхой.Все ее стены обросли густооблега­ющей растительностью, а в отдельных местах  дерево приобрело зеленовато-серый оттенок.
Человек  вошел внутрь хижины, но спустя несколько минут  вышел наружу, держа в руках какой-то инструмент и обдумывая, наверное, что ему пред­принять.
Я терпеливо наблюдал дальше.Спустя еще немного,он возвратился назад и больше не показывался.
Это привело меня в какое-то недоумение.Возникла целая уйма вопросов, из которых я сам выделил несколько ниболее важных. Почему он был один ? Куда подевались остальные ? Где судно и что ,вооб­ще ,черт возьми,здесь происходит ?
Разгадка этому пришла не сразу, а постепенно.
Сначала из близлежащих кустов начали появляться люди.Их было пятеро.Это была команда судна.
Далее к ним присоединился еще один, показавшись из-за других кустов. Все они направились к той самой хижине и зашли внутрь.
Издали начали доноситься какие-то возбужденные голоса,а иногда и резкие крики, из чего я заключил,что они ругаются.Но по поводу чего,было пока не ясно.
Подождав еще немного и заметно успокоившись,а надо сказать,что до этого мое сердце бешено колотилось, я принялся размышлять.
 
Итак, ясно,что все они к этому времени,к великому моему удивлению,пока целы.Очевидно, кто-то один оставался на судне и оберегал его до их общего возвращения.Каковы у них планы на дальнейшее - об этом станет ясно спустя время,когда они что-то сами и предпримут.Но,вот ,что это за хижина   и почему именно здесь они решили обустроиться на этой земле?
0б этом нужно поскорее выяснить.
Я понял, что нужно подождать еще немного, дабы все они успокоились,и я мог бы предпринять ряд действий, связанных  именно с  разъяснением для себя создавшейся ситуации.
Поэтому, устроившись поудобнее среди разросшихся кустов, мне оставалось только ждать нужного часа.
 
Тем временем ,в самой хижине шла оживленная беседа,судя по резким окрикам и некоторому гулу, тревожно наполняющему окружающую тишину.
Вначале мне показалось странным, что все они остались живы до сего времени, но поразмыслив, я пришел к выводу,что это вполне закономерно.
Что ни говори,  а команда была более грамотна в любом отношении и, судя по всему, умела делать соответствующие  выводы  из того, что случи­лось.
К тому же, надо учесть их многолетний опыт в подобного рода   путешествиях и осторожность в отношении чего –то  непонятного.
 Очевидно, многое заключалось и  в  том ,что все они частично  знали  мест­ность или  хотя бы располагали какими -то сведениями  о ней, так как сразу нашли эту хижину, да и по самой территории передвигались доста­точно уверенно.
Единственно  неразрешенным был  вопрос, где конкретно на­ходится драгоценный камень и потому шла своеобразная проверка  условий  местности  и  выяснение некоторых специфических  явлений, случающихся то в одной ,то в другой стороне по разному.
Наверное , они решили не торо­питься особо и основательно подготовиться ко всему, прежде чем пред­принять какие-то конкретные шаги.  Этим,скорее всего, и объясняется то, что самих бежавших не искали, а  удовлетворились их внезапным исчезно­вением для довыяснения  некоторых  интересных  обстоятельств.
 
 Мой мозг усиленно работал в одном режиме, пытаясь разгадать некоторую тайну их странного поведения, а также предположить ход дальнейших событии.Наверное, этот процесс  и  оказался главным  во всем  происхо­дящем в дальнейшем.
Не успел я обдумать очередную загадку, как дверь в хижине распахнулась и наружу вышло три человека.В одном из них я узнал помощника капитана.Он громко сказал,обратившись к тем двоим, что стояли возле него:
-                   Идите  отсюда  и  чтобы больше  я  вас  не видел. Мне не нужны те, что
охотятся  в одиночку.Если же попытаетесь пробраться на судно и захва­
тить его  -    вот  вам  мое слово:  попрощайтесь с  жизнью.Тот, кто там остался,
зорко следит за этим. И еще  одно. Запомните, что тех, кто непослушен во
время подобных  походов  попросту убивают. Я же  великодушен и дарю вам
жизнь на  этой  земле. А как вы нею распорядитесь -  дело  ваше. Ступайте отсюда и помните о моей доброте.
-                   Спасибо, капитан, -    вежливо склонили  головы те  и  зашагали  прочь
от этого  места.
-   Ну, - обратился помощник к остальным,  находящимся внутри,  -  я свое слово
сдержал.Теперь, давайте пораскинем мозгами  и  решим, что делать дальше,-
и с этими словами ,он вошел в хижину и закрыл за собой дверь.
 
Странным мне показалось все это и почему-то напомнило о пережитых мною минутах отчуждения  на этой земле. Но,как бы там ни было,нужно было что-то предпринимать в моем положении,и я решительно направился поближе к хижине, дабы узнать все более подробно о планах оставшихся. Что же относительно ушедших,то не оставалось никакого сомнения в том, что они последуют по общему следу,так как деваться им было некуда, и к тому же они не смогли бы сами что-то  предпринять.
Я аккуратно выбрался из кустов и тихо продвинулся почти вплотную к самой хижине.
 
 Разговор длился долго и в большей степени касался не их планов, а  о том, как постараться сделать так,чтобы все они остались целы и,загрузив судно золотом,спокойно убрались отсюда. Но все же кое что я почерпнул и для себя.
Все еще не зная,целы мы или нет,помощник решил принять все меры предосторожности и по возмож­ности воспользоваться нами,как своеобразным щитом, используя впереди себя или в качестве погрузочной силы.
Стало ясно и то,что о золоте они знают точно, но пока не решили как его извлекать и каким способом переносить на судно. Отпущенные помощником люди, скорее всего были приманкой для той же природы и предполагалось использовать их в случае крайней необходи­мости в осуществлении своих замыслов.
Тем временем близился вечер,и солнце потихоньку скатывалось к горизонту.Мне нужно было подумать о себе самом.Где обустроится на ночь и что предпринимать в дальнейшем.Судя по всему,на судно мне не пробраться,а оставаться здесь,в краю немыслимых чудес,мне как-то не хотелось.Оставалось надеяться на удачу и некоторое роковое стечение обстоятельств.
Я потихоньку удалился от хижины и направился к более заросшему участ­ку, дабы присмотреть место себе для ночлега и как-то переждать до сле­дующего дня.
Солнце вскоре совсем осело и наступили первые сумерки.Я нашел подхо­дящее себе  место на дереве и более-менее расположился на отдых,пред­варительно поужинав и исполнив все свои желания естества.
 Спустя время, вокруг наступила тишина.Звуки мало помалу улеглись и это дало возможность сомкнуть глаза и окунуться в дремоту,впадая при этом в некоторое сумрачное состояние  и окостенелую реальность от неудобств своего отдыха.
Шло время. На небе взошла луна.Где-то вдалеке воцарились звезды. Немного повеяло холодком и я проснулся.Открыв глаза и изменив позу, я увидел ,что впереди меня что-то колышется или даже полыхает белым светом.
Я внимательно всмотрелся в то,отчего веяло белизной. В который раз природа заставила меня удивляться.
То,что было белым являлось попросту моим   отражением. В недоумении, я протянул  к  нему руку, и оно несколько отдалилось.Тогда  мне пришло в голову  снова его приблизить и я опустил руку.Изображение расположилось ближе.
Не совсем понимая ,что это такое, я попросту подул в его сторону и попы­тался   отдалить на  некоторое  расстояние.Но из этого ничего не вышло.
 Я принялся ожидать,что же будет дальше.За последнее время природа настолько меня изумила,что кажется совсем скоро  и я вообще перестану чему бы то ни было удивляться.Ко всему попросту привыкаешь, даже к тому,чего сам не знаешь или боишься до не могу.
Так и сейчас. Оставив все это в покое, я медленно закрыл глаза и попытался уснуть. Но спать почему-то не хотелось,и поерзав немного среди ветвей,я снова принялся смотреть вокруг себя.
 
Спустя некоторое время, когда луна сдвинулась немного в сторону, впереди меня начали возникать фигуры, лица,изображения других людей. .Поочередно, я всех вспомнил и даже пересчитал на пальцах для пущей убежденности. Изо всех недоставало только одного.Того, кто очевидно был на корабле.
Значит,-сделал я вывод ,-картинки касаются только земли.Что же отно­сительно моря, то Бог его знает ? Может, когда и узнаю.
 
Внезапно по моему телу пробежала дрожь.Что-то опять начинало стис­кивать меня в свои объятия, но на этот раз гораздо слабее,нежели рань­ше. Потихоньку я справился со своим внутренним волнением и,закрепив­шись на дереве,в очередной раз закрыл глаза.На этот раз мне удалось заснуть и побыть в некотором полузабытьи.
Ближе к утру я проснулся и осмотрелся по сторонам.Все было тихо и на  вид  совершенно спокойно.Но вот спустя некоторое время в воздухе стал нарастать какой-то тревожный гул, как-то неприятно звеня  и металическим звоном отдаваясь в ушах.
Послышалось какое-то пиканье внутри головы, а затем шум превратился в сплошной мелодийный звон, заполнивший голову до отказа и,казалось,желающий расколоть ее попо­лам.
Наконец, все это стихло и в очередной   раз ударило  по голове и всему телу, обдав его мелкой зябкой дрожью.
Так закончилась ночь и началось утро, ибо спустя некоторое время вокруг начало  светлеть и словно просыпаться от глубокого мрачного сна.
Природа строила свой очередной день,желая продолжить свою жизнь и завершить в итоге  точно так же, как и предыдущий,с одной лишь только разницей,что одно место располагало большей силой,а другое несколько меньшей.
 Но,в любом случае, какое-то общее тяготение все-таки чувствовалось и само собой отлагалось внутри всего живого,неважно как и в какой мере это происходило.
Я начинал понимать эту силу и постепенно входить в нее сам,дабы не мешать общему процессу ее развития и не создавать собой какой-то заслон для ее продвижения  или возрастания.
Что касается моих подопечных, находящихся в хижине,то они не заставили  себя  долго  ждать и  с  диким визгом выскочили наружу, держась руками  за  головы.
Спустя минуту ,это прекратилось и они в некотором онемении потяну­лись обратно внутрь,наверное,еще до конца и не сообразив,что же такое произошло.
Я   же, как уже чему-то обученный и вознагражденный за это продлением своей жизни,преспокойно опустился вниз и занялся своим утренним туалетом, рассказывать о котором просто нет смысла.
 Поэтому,продолжу  далее свой рассказ с того момента,как я уже справил свои дела и занял хорошую позицию для дальнейшего наблюдения за ко­мандой, расположившись ,практически, возле самой хижины, внутри одного дикорастущего дерева, в котором почему-то образовалась большая огром­ная дыра, уже заросшая мхом и какой-то вьющейся  растительностью.
         Глава 7                     ВОЗВРАЩЕНИЕ
Я понимал,что мои шансы возвратиться на судно и уплыть вместе с ними приравнялись к нулю,но все же не хотелось терять на­дежды на  это и приходилось дожидаться более удобного случая для по­пытки осуществления подобного.
Теперь,вся моя жизнь зависела от того, как поведет себя команда в этих условиях и не откажется ли от своего первоначального замысла.Идти навстречу им было просто бессмысленно, а потому я дожидался какого-то общего для всех исхода,в результате завершения которого  можно было бы вполне решить что-то и для себя самостоятельно.
Может, это был и эгоизм  по отношению к другим, но по­верьте,  со  стороны их это было  ,вообще, жестокостью и злым умыслом, ибо не существовало человека, способного отказаться от чего -то, а тем более от золота  во благо кому-то другому, к тому же, занимающему чуть ли не самую последнюю ступень в общей классификации жизненных уровней.
 Поэтому, для себя я решил просто.Буду следовать по пятам и стараться не навредить им чем-либо,а там посмотрим,что они сами предпримут. Может сложится так,что им самим будет что-либо не под силу и потре­буется чья- то помощь,в данном случае -  моя.
Все- таки я уже три дня и три ночи нахожусь здесь и кое-что успел, хоть и слабо, но все же понять.Но,впрочем,это только мои домыслы. Реальность же,как всегда ,ответит по своему.
 
Сохраняя молчание и суро­вое спокойствие,я ожидал решения самой команды и с некоторой обеспо­коенностью поглядывал в сторону хижины, потому как оттуда не было слышно ни звука.
Но вот,спустя   не столь   продолжительное время, когда, казалось,мое терпение лопнет и я не смогу здесь находиться   дольше чем есть, внутри послышался шум,словно стая одиноких волков начала делить свою добы­чу.
В этом не было для меня ничего удивительного.Реально так оно и бы­ло .А тишина объяснялась просто одним.Все вчера достаточно сильно перебрали  и к утру мало еще протрезвели.Скорее всего, они даже не поняли, что это их разбудило и продолжали свой отдых  до  полуденного времени.
Надо отметить,что у всех членов команды здесь на земле не наблюдалось никакого оружия, за исключением длинных ножей и топоров для рубки дерева.Это было сделанно преднамеренно,дабы не впадать в соблазн совершения греха смертоубийства. Хотя,конечно, для этого было бы достаточно и   того ,что есть.Но как бы там ни было,команда посчита­ла это за благоразумие,ибо не могли же они остаться вообще без ничего  в этом диком краю.
 
Через время несколько человек вышло наружу,продолжая оспаривать
 какие-то свои права.
Но вот,вскоре споры прекратились и собравшись все вместе,они
 дви­нули в сторону зарослей.
Мне ничего не оставалось ,как аккуратно следовать за ними.
Я попал в довольно невыгодное для себя положе­ние. С одной
 стороны, надо было идти за командой по следу и причем никак   не
 выдать своего присутствия.С другой, надо было опасаться тех
  отпущенных  помощником накануне, которые непременно после­
довали за ними же. И с третьей, надо было опасаться за свою жизнь
 среди этой насыщенной до предела растительности и
того,возникающего время от времени,явления, которое спокойно
 поглощало все живое и превращало просто в какую-то частицу
 общего содержания.
К таким выводам я пришел не случайно. Этому предшествовало два
предыдущих дня  раздумий и прик­лючений, а также  дополуденное
 сегодняшнее    время ожидания.
Человек становился какой-то добычей природы,если можно так
 выразить­ся.Она заключала его в свои смертоносные объятия и
 обволакивала самой павеликой смерти,если он вовремя не
 сориентировался в какой-либо ситуации.
Это была игра.Игра жизни и смерти, в итоге перерастающая в
 форму изобличения какого-то нового земного
 содержания.Toeсть,либо прибавлялась частица ума и человек
 частично становился независимым до следующей возникшей
 ситуации в его жизненном цикле развития, либо он полностью
 исчезал,как существо имеющее определенные претен­зии к самой
 природе земли, что так же являлось каким-то критерием мно­го-
 слагаемости ума.
Так вот, за последние двадцать четыре часа своего тривиального участия в этом общем цикле развития всего живого, я понял главное. Не  нужно ни ускорять,ни замедлять какие события,происходящие лично с каждым по отдельности и в общем   составе окружения природы, неважно какое оно само по себе, дикое   до изощренности, либо не таковое, не насыщенное тем же до своего максимального уровня.
 Скорость самоуничтожения определяется силой земли или той природы и среды, которая непосредственно окружает человека. Ну,посудите сами,если бы я хоть как-то поторопил события,тоесть либо сблизился с командой, либо помог тому бедолаге на дереве,либо сильно сблизился с такими же как и я сам,почитая их жизненный уровень,то в любом случае меня постигла бы их собственная участь.
 Если бы я медлил с принятием какого-то собственного решения или отла­гал чьи-то действия, исключая их важность для меня самого,то опре­деленно так же постиг бы то же.
Значит ,как ни крути, а в природное развитие каждого вмешиваться  совершенно бессмысленно для  себя са­мого, так как это непременно отяготит свое же жизненное участие.
 Но здесь надо уметь отличить свое собственное корыстие или алчность к обогащению любого порядка и вынужденную самой природой особую посягательность на ваше собственное развитие со стороны таких же,либо похожих чисто внешне эволюционно по ходу общего процесса.
 Так вот, учитывая эти две, слагаемых  воедино   порой  величины, надо думать  всегда  прежде всего только о себе,не исключая возможности помощи в какой-либо ситуации,если она вам не особо корыстна по своему харак­теру и не в тягость по своей величине.
Говоря проще,если ,уж, брать немного другого или чужого,то в меру своих возможностей,иначе та же природа поглотит и вас,невзирая даже на самые чистые и искренние мо­тивы. Понять такое,мне помогло следующее.
Когда мы основательно сблизились между собой в одном едином порыве и когда наша   лично идущая  жажда  к обогащению сумела победить наше же общее решение,принятое всеми единогласно,произошло категорийное расчленение,где уровень более падок или низок попросту самоисчез, ибо нес в себе часть той общей силы, которая постоянно преследует человека по всей земле.Конечно, этому способствовала и сила,содержа­щаяся в самих камнях,и очевидно,сыграла основную роль во всем этом,  но,удались человек   своею мыслью чуть далее этого и отклонись немного   в    сторону  более  материально  или реально,такого бы не произошло.
 Значит, не нужно быть настолько умным,чтобы не понять то самое, о кото­ром я говорил.Если и брать чужое на себя, то только не из-под себя доставая, тоесть не выкладывая своего в чье-то внутреннее  достоинство, ибо оно  падет    сразу в уровне и непременно скажется на вас его тождеством, тоесть равнозначностью, что поспособствует и  вашему уничто­жению.
 
 Не нужно также быть особым умником,чтобы понять и другое. Если сразу окунуться в чью-то чистоту и не понять ее основной смысл, то вполне возможно в ней же и завершить свое существование,ибо это также сказывается на единоличии,как и предыдущее. Поэтому,вывод однозначен.
 Надо двигаться одному,постепенно укладывая свои знания, не подвергать­ся какому-либо насилию,тоесть не претендовать на чье-либо возвышение, а довольствоваться своим и усилять свое собственное значение путем упорядочивания своей жизненной занимаемой позиции в общем образе выражения такого же другими.
Иными словами: надо идти в ногу с дру­гими, но при этом не отставать и не особо тянуться вперед.Это и есть классификация любого живого существа,способного к измышлению в сос­таве общей среды окружения.
Наверное,читатель удивится  такому  словоизречению в моем рассказе. Но после того злополучного приключения  прошло достаточно много лет, и я все же кое-чему обучился и добился своего в том же обществе, хотя на это пришлось потратить довольно много времени и усилий. Но об этом несколько позже, а сейчас, я продолжу свой рассказ,невзирая на все идущие ко мне мысли.
Итак, я преследовал команду и старался быть незамеченным сразу со всех сторон.Не знаю,насколько мне это удавалось,но спустя некоторое время я заметил,что сильно отстаю от преследуемых, а,порой, и вовсе не успеваю проследить ,в какую сторону они прошли. И тогда,  мне пришло в голову,что нужно обогнать их стороной и дождаться там,куда скорее всего они и направлялись. Думаю,не стоило большого труда это понять,ибо шли они ,судя по всему, в направлении гористой местности.
Я остановился и призадумался. Как бы мне это совершить.Мысль подняла  мимолетно мою голову вверх, и я с великой радостью обнаружил, что вполне смогу это сделать пробираясь по верхушкам деревьев, а  не зани­маться толкотней внизу.
 Я тут же вскарабкался на ближайшее дерево и почти достиг его вершины, как вдруг ,снизу, послышался небольшой шум, и я на секунду замер.
-           Черт тебя побери,-ругался кто-то внизу,куда же он подевался?
-           Не знаю,- отвечал кто-то другой,-может, убежал вперед. Пошли быстрее,- и они скрылись из виду.
Изо всего этого я понял,что оказался сам на примете у тех двух, которые были изгнаны помощником капитана, невзирая на принятые мною меры предосторожности.
Понял и другое,что во всяком деле нужно тер­пение.Именно его и не хватило мне в самом начале этого преследования.
 Но,слава Богу, все обошлось,и теперь, я мог свободно чувствовать    себя  в своих действиях.Но мысль мыслью,а решение оказалось гораздо труднее. Не везде верхушки сходились и не всегда были переплетены между собой толстой травяной нитью.Поэтому,мне пришлось идти,словно по каким ступенькам: то вниз,то вверх,используя при этом силу рук и особую упру­гость моих ног.
Надо сказать,что прыгать я научился еще в детстве,играя с другими в подобные игры. Поэтому,такое движение среди ветвей деревьев особо меня не затрудняло и я с успехом продвигался вперед, начиная обгонять преследуемых.
Конечно,мне приходилось быть достаточно     осторожным  и не терять бди­тельность .Кроме этого, я старался воспроизводить наименьший шум, чтобы не привлечь чьего-то внимания со стороны.И это ,надо сказать, мне удавалось.
Но вот,спустя некоторое время,наступило время общего бега. Так я назвал перемещение тварей по земле из одной стороны в сторону другую.
Как и вчера, оно немного запаздывало по самому времени. Вскоре до меня донеслось общее возрастающее разноголосье,и я на некоторое время прекратил все свои движения.
В отличие от меня, на зем­ле оно продолжалось.Мои подопечные продвинулись далее и уже,почти, достигли  меня самого,как вдруг их самих настигло то,что было озвучено самой природой.
 Уж, не знаю,что происходило там внизу,но наверху,где я пребывал, словно пронесся ураган.
Мимо меня  пронеслось огромное количество животных, сметающих на своем пути  солидное  количество листьев и час­тично уничтожая переплетения травяной нити.
За одними видами следовали другие,за ними следущие. Всего мне довелось насчитать до двадцати пяти.
После всего этого кошмара на той части деревьев,где пронеслось это чудо,практически не осталось листьев,и они стояли словно осенью, оголяя свою верхнюю часть и создавая впечатление окостенелости.
Надо отдать должное самой природе растительности.Она практически  мг­новенно восстанавливала  утерянное состояние, выпуская новые бутоны и распуская свежие листья.
Такого я не видел нигде. Наверное,так могло быть только в сказке.
Но вот она, реальность и я даже потер глаза: уж, не почудилось мне все это.Но,нет. Деревья продолжали набирать силу и спустя примерно час, вокруг вновь стало зелено и невидимо.
Все это время я сидел на одном месте  и не двигался.Мои же подопечные внизу  пережили то же самое,правда  с некоторыми увечьями для себя и сейчас отдыхали,очевидно,приводя себя в порядок и убирая последст­вия нашествия на своих телах.
Вся их одежда превратилась в лохмотья.
Некоторые были довольно силь­но искусаны тварями,отчего корчились от боли и яростно ругались, прикладывая какие-то  мази к своим ранам.
С одной стороны, мне конечно повезло,что я вовремя влез на дерево,но с другой,я подвергал себя даже больше опасности,ибо если бы такая группа животных пронеслась по мне,то я точно свалился  бы вниз и расшиб себе голову.
В самом лучшем варианте, меня подобрали бы члены команды и удостоили бы чести своей беседы, которая непременно завер­шилась бы скромными похоронами  среди этой буйствующей растительности. Поэтому, я решил на будущее  избегать подобных встреч и держаться  несколько стороной   от этого.
Хочу здесь заметить,что такое движение осуществлялось по полосе примерно равной пятидесяти - шестидесяти ярдам.
В других местах оно было менее заметно, а может и вовсе отсутствовало. По крайней мере, мне не довелось того усмотреть лично.
 Изо всего этого я сделал такой вывод.Наверное,что-то способствует этому, находясь либо снаружи, либо под землей.
Но так как я сверху ничего не видел,то отнес все это к чему-то нахо­дящемуся вне моей видимости.Оставалось только разобраться,почему так начиналось и отчего,практически,все виды,присутствующие здесь, собирались к одному месту и начинали это дикое продвижение с одной стороны света  в другую, прямо противоположную.
Тем временем,команда немного пришла в себя, несколько починила свою верхнюю одежду и так  же ругаясь и все проклиная, двинулась вперед.
 
    Я последовал за ними, а  точнее, над ними, ибо располагался
 
 сверху и не  особо торопился обогнать.  
Сейчас меня было очень трудно заметить,тем более,что основная груп­па свернула немного в сторону от образовавшейся полосы продвижения животных.
Так мы и двигались постепенно вперед к тому самому месту,от которого мне пришлось вчера убегать.На всякий случай,я решил не заходить далеко в зону действия той общей силы и довольствоваться тем,что можно было увидеть с глубины растущих деревьев.
Для этого мне пришлось избрать наиболее высокое дерево и установить объект наблюдения,тоесть выбрать место своего обзора.
 
Я немного обогнал шедших внизу и принялся разыскивать наиболее удобную точку такого просмотра.Надо отметить, что мы уже, практически,приблизились к конечной цели и оставалось совсем немного до территории некоторого высвобождения местности от растительности,а значит, и до самой поздемной кладовой.
 
 Не вступая в эту местность, я выбрал ниболее удобное место среди ог­ромных деревьев и занял соответствующую позицию,из которой мог  более- менее свободно просматривать,что делается на самой горе и при­легающей к ней территории.
Команда вское прошла подо мной , а за ними и те двое,которых они изг­нали. Не знаю, на что они надеялись во всем этом деле, но, думаю, все же -  так же, как и я, на случай и обстоятельства.
Из этого я предположил,что каждый человек сильно зависим от целого ряда стекающихся воедино фактов существования и он  же способен воспользоваться ими в случае крайней безвыходности положения.
 Конечно, я не мог объяснить ,что это за факты и причину их возникно­вения, но зато мог с уверенностью говорить,что любому человеку под силу справиться со всем тем,что его окружает,если он не потеряет надеж­ду на это,если будет бороться за это и если будет более здравомыслящ, нежели оставшееся   окружение.
Таким образом,мне приходилось довольствоваться тем,что уже было и само собой должно разрешиться в мою пользу,ибо две немного противоречивых силы сошлись воедино, в результате общего давления третьей.Я же по­лучался четвертой стороной и даже не силой, а просто частью ,наблюдае­мой со стороны природы.
 
Поэтому,несколько успокоившись,я взялся за еду и решил даже немного вздремнуть,пока все будущие события наберут свою основную силу развития.И надо сказать - это мне удалось. Правда не намного и не столь удачно, ибо задремав и потеряв всякую бдительность,я чуть было не упал вниз,но какая-то внутренняя сила заставила меня вовремя проснуться и удержаться на дереве.За что я ей бесконечно благодарен и выражаю всякую признательность и до сих пор. Но,впрочем,продолжу свой рассказ,ибо события,действительно,начинали набирать свой вес.
 
Я поудобнее устроился среди огромных веток и несколько ощипав впереди себя листья,принялся осматривать местность.                             '
       К моему удивлению,пока никого видно не было и я уже подумал, не от­казались ли они от своего замысла.
Но вот, где-то впереди показалась чья-то голова, а за нею и все тело идущего.Оказывается,команда иска­ла вход с какой-то другой стороны, видимо пользуясь чем-то таким, что давало дополнительную убежденность в этом.Может, это была даже какая-то карта местности или наброски.А может,просто это воспроизводи­лось с чьих-то слов.Сейчас трудно сказать,ведь прошло сколько времени , да и откуда мне было знать в ту пору, я ведь находился в стороне от   них.
Группа людей покружила на одном месте и начала обходить вершину по окружности,очевидно,пытаясь обнаружить вход.И,наверное,это им удалось, так как вскоре до меня долетели крики и возгласы. Присмотревшись  я  понял, что они обнаружили тот вход, где лежало тело бедного старика, пожертвовавшего общей привязанностью ради какого-то немыслимого блага на этой земле.
Почему-то они не стали входить внутрь, а расположились чуть поодаль самого тела, которое ,так же к удивлению было до сих пор сохранено, и начали совещаться.
Где-то в стороне и несколько ниже, я увидел и тех двоих.Они залегли за каким-то камнем и вслушиваясь в разговор поочередно наблюдали за остальными.
Спустя время,команда   какими-то палками  оттолкнула тело старика по­дальше вниз и занялась подготовкой к выносу наружу камня.
В отверстие спрыгнул один из них,на которого возлагалась обязанность подавать  наверх куски из  того      запаса, что мы оставили.Судя по всему, ему опустили котомки и все принялись ожидать их наполнения. В это время двое других продвинулись несколько ближе к своим бывшим товарищам и наблюдали за происходящим уже оттуда.
Я с нетерпением ожидал дальнейшего развития событий.И они не премину­ли состояться. Не успели поднять наружу   и части драгоценного камня, как вокруг вся гора начала трястись мелкой дрожью.Даже у меня под деревом что-то сдвинулось с места.
Все не на шутку испугались и на время прекратили работы.Человек,опустившийся было вниз,в один миг выскочил наружу и что-то затараторил своим спутникам.
 Команда в нерешительности прекратила всякие действия и расположилась на совет.Они долго и бурно обсуждали что-то и,в конце концов,при­няли какое-то решение.
Человек снова опустился вниз и подал наверх часть драгоценного камня.Как только он был возложен на поверхность, гора затряслась вторично,отчего на лицах людей появилось выражение сильного беспокойства.
-   Черт,- выругался я ,не понимая  почему так происходит и что, вообще, может случится от этой тряски.
Работы снова прекратились и человек,опустившийся вниз,появился снаружи. Он обесповоенно  посмотрел на то ,что достали и поделился своими  рассуждениями с остальными.
Те дружно закивали головами и немедленно приступили к исполнению.Они растянулись по горе небольшой цепью и, перебрасывая от одного к другому по камню,складывали их гораздо ниже от самого входа.
Но это,отнюдь,не помешало горе вздрогнуть в очеред­ной раз.Тогда я понял, что своими действиями команда нарушает что-то и гора реагирует на это.
Надо признаться,что я сильно испугался  этого.Знаючи, что вообще можно ожидать от этого места, я мог предположить и гораздо большее.
Поэтому, не теряя времени, я начал быстро удаляться от всего этого ,выбирая по дороге немного другой путь своего возвращения вглубь этих диких зарос­лей.
Не знаю, чем там занимались члены команды,но время от времени земля содрогалась небольшой дрожью и это вселяло мне какой-то страх. Мне казалось ,что вскоре наступит  самая  жесточайшая развязка всему этому.
Я ускорил свои движения, правда при этом чуть было не полетел вниз и вскоре удалился на порядочное расстояние,изменив,вообще,свой маршрут продвижения.
На несколько минут я остановился и передохнул.Собравшись идти   дальше, я вдруг почувствовал в себе огромную силу, изнемогающую меня  изнутри и  почти возносящую кверху.
Тело мое несколько оторвалось от ветвей, и я беспомощно замахал рука­ми, пытаясь уцепиться за что-либо.Это удалось и   я  надежно закрепился на дереве и стал ожидать.
Но время шло, а ничего такого особенного в дальнейшем не происходило.Тогда ,я попробовал отпустить то, за что дер­жался и меня чуть было не унесло вверх.
Тогда мне стало ясно, что это действует сила, располагающаяся надо мной и надо от нее куда-то уходить. Но как ? Я ведь не могу летать ?
Но делать нечего и пришлось попробовать. Земля ,в свою очередь,время от времени продолжала содрогаться, словно ее охватила какая-то внутрен­няя икота.Я  даже засек   интервалы между этим.Ослабив немного хватку, и стараясь держаться за ветки, я попытался уравновесить свое тело и пе­ребраться в другую сторону.
Это получилось.Тогда,воодушевившись проделанным, я начал свое передви­жение дальше,отрываясь от одних ветвей и закрепляясь за другие.
 Так прошло еще немного времени.Сила пока оставалась на прежнем уровне. Я, уже немного приспособившись,постарался сделать  свои передвижения быстрее и совсем скоро научился это делать.
Теперь,мне приходилось  парить в воздухе и лишь отталкиваться от од­ного места к  другому.Мне даже начинала нравиться такая ходьба  по вер­хушках деревьев. Наверное, я бы уже чувствовал себя богом,умеющим хо­дить по небесам,если бы в одном месте сила не спала и не уронила меня  в буквальном смысле этого слова на ветви дерева.
Я больно ударился и чуть было не потврял сознание,но чувство страха как-то удержало меня и дало возможность схватиться обеими руками за  ветви.
Это меня и спасло.Минут через десять я окончательно пришел в себя и попытался продвинуться дальше по густосплетению деревьев. Но оказалось ,что это не так просто   было сделать.
 
 Я как-то растерял свою силу и едва-едва мог держаться за что-либо. Руки немного тряслись, мышцы содрогались, а тело  в буквальном смысле  ломило от какой-то невероятной боли  в спине.Я ,уж, подумал было, что сломал себе что-то.
Но через некоторое непродолжительное зремя,мне полегчало и я постепенно удалился от зоны действия той большой силы.
 
Тем временем,земля продолжала содрогаться и,как я заметил,интервалы стали гораздо меньше.Это придало мне дополнительную силу, и я быстрее заработал ногами и руками,пытаясь удалиться на порядочное расстояние. Кстати сказать,что одновременно со мною ,но чуть в стороне,продвига­лись и животные,повизгивая и трусливо озираясь по сторонам. Теперь я понял окончательно: сейчас что-то должно произойти такое,что сильно нарушит здешнее относительное спокойствие. Но, что я мог сделать в эту минуту общей опасности,кроме того,что уже делал?
Я бежал,точнее удалялся все дальше и дальше от того злопо­лучного места,невзирая  на всю боль и неудобства продвижения. Спустя какое-то время ,я оказался на более разреженной территории, и мне пришлось опуститься на землю, где с успехом можно было приме­нить силу ног.
Земля же набирала скорость в своих содроганиях и я уже начинал чувст­вовать какой-то неистовый страх,возникающий у меня внутри. Очевидно,то же чувствовали и животные.
Продвижение их усилилось, а крики стали невероятными.Все живое спасалось бегством.И не было различия в виде природного существования, ибо все подчинялись одной силе и все же были ею как-то оснащены, если чувствовали ее,находясь вне    основной досягаемости.
Так продолжалось довольно долго и только почувствовав,как земля за­качалась у меня под ногами и не в силах удержать равновесие, я упал и больше не пошевелился.
Где-то загрохотало и земля подо мною основательно задрожала. Откуда-то налетели тучи и полил дождь.Гром и молния неизменно уда­ряли   где-то рядом, заставляя мою голову прижиматься к самой земле, которая до сих пор почему-то дрожала и встряхивала мое бедное тело.
 Не знаю сколько так продолжалось и долго ли по времени.Но,когда я пришел в себя,была уже ночь.Надо мною горели звезды и стояла неве­роятная тишина.Но уже не такая давящая снаружи и не звенящая в ушах.
 Я пошевелился.Оказалось, что лежу в воде и усыпан листьями.Боли не чувствовалось никакой. Мне это показалось даже странным.
Я встал и размял свои ноги,пройдясь по луже с одной стороны в другую. Шаги мои гулко отдавались среди темноты и эхом унеслись куда-то  вглубь.
Я остановился   и осмотрелся вокруг.Хоть было довольно темно, все же я рассмотрел впереди себя какие-то деревья и пошел в том направлении  в надежде на то,что мне удастся там заночевать. Так оно и случилось.
Я забрался на вершину и,дрожа от холода, попытался согреться,растирая руками свое тело и ноги. Это мало помогло.Тогда обломал тонкие ветки и прикрыл   себя сверху,но и этого оказалось недостаточно.
Поэтому мне пришлось закидать себя  листьями.В конце концов, я мало- помалу согрелся и, закрыв глаза, попробовал задремать.Но сон почему-то не шел.И мне пришлось довольство­ваться только темнотой перед глазами и своими мыслями,которые начинали посещать мою голову.
Спустя время,я окончательно пришел в себя и начал обдумывать ситу­ацию.Где я был и что конкретно случилось  - неизвестно.Но из этого положения нужно было выходить и как-то решать свою дальнейшую судь­бу.
Слава Богу,котомка с едой оставалась еще при мне и пока давала возможность утолить голод.В моих раздумьях и прошла ночь.
Утро я встречал бодро и собрано.Спать мне не хотелось,хотя большую часть ночи мне довелось провести бодрствуя.Предвкушая какую-то раз­вязку произошедшему, я опустился с дерева и решительно направился в одну сторону, желая приблизить   какое-то решение в общей судьбе всех  присутствующих на этой земле.
Я отправился на запад, так как предполагал, что именно в обратную сто­рону двигался вчера, уходя от той большой силы,сохраняющейся под  землей.И,судя по всему,в своем выборе не ошибся.
Глава 8
БЕДСТВИЕ     С           СУД Н   ОМ
Вскоре, после не очень длительного по времени передвижения, я достиг цели и оказался на краю буйно преграждающей мне путь рас­тительности.
Здесь я повернул немного южнее и,взобравшись на дерево, продолжил свой дальнейший поиск утерянного вчера.Хочу сказать,что лазанье по деревьям не слишком приятное занятие,так как  приходится затрачивать много сил,но в плане ускоренного продвижения вполне приемлемо и наиболее безопасно,потому как на самом верху мало кто обитает.
Хотя, конечно,встретить можно всякое,в том числе и обычную змею, заползающую сюда в поисках какого-либо земного снадобья или  с  желанием подкрепиться чем-нибудь более существенным. Думаю,я в ее ракурс попадал мало, но все же придерживался святого правила, быть более осторожным и внимательным.
Ничего особенного со мной не произошло за это время и совсем скоро я приблизился к месту вчерашнего своего присутствия.Не могу сказать, что окружающее сильно пострадало от какого-то непонятного мне гро­хота с дрожанием земли. Но то,что горы не оказалось на месте - было реально.Вместо нее была огромная по величине дыра, уходящая глубоко вниз и, казалось, которой нет конца.
Я не стал испытывать судьбу и приближаться к ней самой.Мне было достаточно и того,что я увидел с дерева,которое уцелело и продол­жало стоять,словно ничего   и не произошло.На месте происшествия всё еще дымились обугленные от огня деревья,а из самой дыры исходил какой-то пар.
Поискав глазами кого-либо из команды или тех двоих,я так ничего и не обнаружил.Можно было просто предполагать,что их поглотила эта бездна, либо они смогли вовремя убежать отсюда с полными котомками золота.Мне ничего не оставалось делать,как возвращаться обратно и искать местонахождение судна, дабы принести оставшемуся члену команды эту печальную для всех весть.
Так я и поступил,предварительно еще раз осмотрев внимательно мест­ность и заключив для себя,что золота здесь больше не доискаться.
Грустно вздохнув,ибо мне еще,как и всякому другому,хотелось бы его иметь,я поволокся обратно.Именно так, а не по другому. То ли от того, что все надежды на мгновенное обогащение испарились, то ли просто от того,что мне снова придется вернуться к тому самому образу жизни,который до сих пор я вел, в случае ,если попаду в свои края.
                                                   
Но ,все же,через время, я несколько приободрился и уже более целе­устремленно зашагал вперед.
Вначале нужно было проверить ту хижину,в которой ночевала коман­да, а уж затем отправляться на поиски судна.Пробираясь по верхуш­кам деревьев,я непременно бросал взгляды вниз,в надежде,что кого-нибудь увижу или услышу.
Как-то не хотелось оставаться одному на  этой земле,хотя всякое сближение с другими могло вполне принести  мне  одинокое пересечение границ  жизни и смерти.
Но человек,оставшись один,всегда забывает об этом, ибо ему кажется, что другой в такой же беде и желает так же встречи с кем-либо еще.
 Но странное обстоятельство: стоит им только встретиться и особенно, если дело касается их общих интересов - сразу возникает мысль о рассоединении  путем любого насильственного действия.
Так и я, не успев заметить пробивающего себе дорогу среди растений  человека, сразу распрощался со своей мыслью.
Остановившись, я внимательно рассмотрел кто это.Оказалось,что тот юнец, который сбежал от нас в минуту своего отчаяния.Мне даже ста­ло смешно от такого совпадения.
Я бежал со всех ног, боясь утерять свою драгоценную жизнь и посред­ством своих скопленных знаний в этом месте и пытаясь устоять. Он же в своем великом страхе совершил то же самое, ничуть не приспосабливаясь к среде и ежеминутно о себе не заботясь.
Вот и сейчас, он как-то хаотично продвигался вперед,не слишком то осторожничая и посматривая по сторонам.
-            Эй,- крикнул я с верхотуры  и немного высунулся из-за листьев.
Человек остановился и в недоумении покрутил головой  в стороны.
-            Эй,..эй,- снова прокричал я,опускаясь немного ниже .
Наконец, до него дошло и он поднял голову вверх.Завидя меня ,юнец несказанно обрадовался и чуть ли не бросился мне навстречу,пытаясь вскарабкаться самому.
-     Постой,- предупредил я его,- я сейчас сам спущусь.
Но,очевидно ,сила притяжения была велика и человек быстрее меня оказался на дереве,чем я внизу.
-     Ладно,тише,- успокоил я его, когда мы встретились и уселись словно за гостевым столом  на ветвях огромного дерева.
Юнец что-то пытался сказать, и я дал ему выговориться.Оказалось, что все это время он сидел в одном месте так же, как и я  на дереве и никуда не уходил, в надежде, что кто-нибудь увидит и присоединится. Но по счастливой случайности ему просто повезло,что не напоролся на команду или тех двоих, что шли следом.
Взрыва горы он не видел ,хотя слышал и чувствовал дрожь земли. С того момента,как мы расстались,он еще ничего не ел и с жадностью посматривал на мою котомку,хранящуюся за спиной.
 
Свою же  юнец где-то потерял по дороге,убегая от тех тварей. Я понял этот взгляд и поделился тем,что осталось у меня самого. Он с жадностыо дикого зверя набросился на еду и почти сразу все прог­лотил, очевидно, надеясь получить еще.
Наши глаза встретились и я отважно покачал головой. Не знаю,прав ли был я тогда, но то,что случилось потом,полностью зависело от моих действий. Юнец, вдруг,набросился на меня и начал душить,при этом еще пытаясь сбросить с дерева.
Я никак не ожидал такого поворота событий и не мог сообразить,что мне делать в этой ситуации.
В конце концов, когда дело дошло до предвестия моего траурного конца  и пальцы юнца откровенно сжали мое горло, я понял, что это уже не игра, а желание убить.
Собравшись с  силами , мне удалось резко отбросить его от себя и в дополнение двинуть ногой в пах, отчего тот скорчился и непременно бы свалился на землю, если бы я его не поддержал и усадил на ветвь обратно.
Но,спустя время, он снова бросился на меня, желая очевидно, отомстить и  все-таки овладеть моей котомкой.Но на этот раз я уже был начеку и вовремя отклонился в сторону.Юнец с разгону пролетел ми­мо и грохнулся о землю,наверняка сразу же сломав себе шею.
Тяжело вздохнув, я медленно спустился вниз и осмотрел его.Никаких признаков жизни. Еще раз вздохнув, я оттащил его в какой-то небольшой овраг,где присыпал листьями и украсил его смерть молитвой очищения от всех грехов.
"Странная его судьба,- подумал я  в  ту минуту,-  пройти такие испытания, выжить и в минуту какого-то умственного уползновения   сломиться и попросту   распрощаться  со своей жизнью"
Да, судьба наверняка обустраивается самим человеком.Всего лишь не­большая часть налагается другими, а в основном же вина каждого в том,что происходит именно с ним.
Хотя как знать ? Не спровоцируй я его своей котомкой,может он был бы до сих пор жив.
А с другой стороны,если чувство над ним преобладает - то значит, он способен уничто жить другого   в любую минуту  или тот его, в зависимости уже от жиз­ненного опыта  и  физичевкой силы.
Но,в любом случае, такой человек  откровенный смертник,ибо не может совладать собой и в волю той же общей   силы  вполне способен на многое.
Я грустно покачал головой, словно укоряя себя за что-то и снова полез на дерево,понимая,что нужно идти дальше,невзирая даже на эту  видимую смерть.                                               
И было во всем этом какое-то внутреннее отягощение и мимолетное отвращение ко всему живому, даже к самому себе.
Очевидно,из-за того, что в волю такого случая  мы сами виноваты  и вполне способны на многое, в том числе и убийство.
 
Но эти мрачные мысли все же оставили меня вскоре, ибо мой ум начал овладевать другим.
Среди всего этого общего щума голосов природы я ,вдруг, очень четко начал слышать голоса членов  команды. Я остановился и  внимательно осмотрел местность. Голоса  стали  слышаться  сильнее. Но до сих пор никого не было видно и непонятно откуда  они  ко  мне  исходят.
Я потихоньку начал продвигаться вперед,  пытаясь  на  слух определить  -  в какой это  стороне.
Вскоре я оказался совсем  рядом от них  и  безуспешно пытался усмотреть самих людей среди  этого зеленого  пространства.
Мои  глаза  уже  налились кровью и начинали  немного  резать от  частого наклона вперед  и  внимательного осмотра  местности,  но саму команду я  никак не  мог рассмотреть.
Тогда  я  сел  и протер глаза,  а затем  на  минуту закрыл  их, чтобы отдохнули. Чувствуя,  что резь спадает,  я по­дождал еще немного  и  уже  потом приоткрыл.  Вначале  мне показалось, что это сон.
Но, затем,  моргнув не раз глазами, я  ясно увидел себя среди членов команды, которые  как  ни  в  чем не  бывало  разговаривали  между  собой.  Это было так ясно, что у меня волосы  на голове стали   дыбом,  а  на  самом теле  образовалась плотная  и  густая  щетина  от  мороза  по   коже.
Мне стало страшно. И причем  страх этот  пришел  как-то сам  по  себе, словно его передвигал  кто-то  в пространстве.  Затем  это  чувство смени­лось чувством усталости  и  сильной  внутренней  напряженности.  И уже   после  я вовсе обессилел  и  почти  мгновенно уснул.
Не знаю , как я удержался и долго ли находился в таком состоянии, но  когда открыл глаза, то ничего подобного  уже  не  происходило. Голоса исчезли,  видения также  и только  обычный  шум  заполнял уши.
 Я потряс головой  и  еще  вслушался. Ничего подобного больше не происхо­дило. Тогда мне начали вспоминаться отрывки  из разговоров команды, и  я понял, что все это случилось не сегодня, а еще  вчера. Значит, природа  вновь приносила  свои сюрпризы и запоминала  не  только фигуры и  изображение,  а еще  и воспроизводила  звук.
Это также говорило о том,  что с исчезновением горы  чудеса  не  прекра­тились, а .наоборот, даже   усилились, судя  по  случившемуся.
Откровенно  говоря, я сильно струсил и  было  от  чего. Все это напоминало мне какой-то жуткий сон с  видениями, а  не  обычную  реальность, к  которой   мы привыкли.
Я тут же  решил, что нужно  побыстрее  искать судно,  а то вскоре со  всеми  этими чудесами,  мне также  придется составить их  общую часть.
Честно признаться,  мне этого не хотелось,  хотя в  душе  я   храбрился  и   всячески был  готов к своей  смертной  участи.
Потому, немного успокоившись,  я устремился далее, выработав  решение  больше ни  во  что  не  вмешиваться.
Мне  еще  долго пришлось  болтаться  по  деревьям,  прежде  чем  достиг  це ли..
^                                           
Но,оказавшись возле хижины, я вдруг почувствовал какой-то прилив сил  и  вовсю  занялся  исследованием местности.
 Судя по всему, внутри никого не было.Об этом свидетельствовала запертая дверь и молчаливое состояние окружающего.На всякий случай я еще раз внимательно изучил территорию и немного подождал, спрятавшись  в одном месте.
Стояла тишина.Тогда я нашел какой-то камень и с силой бросил его  в направлении хижины.
Раздался стук,но больше ничего не последовало.Я подождал  еще немного, а  затем, смело выступив наружу, отправился прямо к хижине. Никто меня не остановил,и никто не спрашивал ни о чем.
Судя по всему, здесь никого не было.Так оно и оказалось.
 
Войдя внутрь, я осмотрел вет­хое помещение и убедившись,что здесь никого не было с позапрошлой ночи, вышел наружу и пошел искать само судно,которое,как мне теперь казалось,располагалось где-то в северной стороне от этой хижины.
  И к своему удовлетворению в этом поиске, я оказался прав. Пройдя  до­вольно незначителную часть пути, я  действительно подошел к морю.
Правда , этому сопутствовало и то,что само море издавало своеобраз­ный шум прибоя и веяло от него влагой.
Оказавшись на берегу, я ничего не обнаружил.Это меня огорчило. Теперь нужно было искать судно  продвигаясь по береговой линии. Но в какую сторону пойти ?
Этого я не знал. Поэтому,решив для себя, что это не так, уж, и важно,ибо судно не могло располагаться очень далеко от этого места, я направился на восток, в надежде вскоре созерцать сам корабль.
Хочу отметить, что берег здесь был более-менее покладист и только  где-то чуть дальше на восток просматривалась какая-то возвышенность с жалкой прорезью береговой линии.
 Как мне показалось, именно там я и смогу обнаружить так необходимое мне  судно.
Но, что скажу оставшемуся человеку на судне -  я еще не знал. Да и думать особо по этому поводу не хотелось,так как вначале нужно было его найти.
 
Мне пришлось идти довольно долго вдоль берега,и только издали казалось,что та часть суши близко. На самом деле мои ноги достаточно устали,пока я основательно приблизился к тем самым возвышенностям.
Заглянуть сверху я ,конечно ,не мог,а потому пришлось обходить их немного стороной,чтобы заглянуть внутрь из разрезов.
 Но вот, вскоре и эта часть была преодолена и моему взору открылась картина глубоко входящего в береговую зону моря. Покачиваясь на волнах,стояло то самое судно,которое и доставило меня сюда.
Сердце мое забилось,а  волнение возросло до предела. Казалось -вот она ,твоя цель,совсем рядом. Иди и достигни ее.Но ноги почему-то ослабели,колени задрожали , и я сел на песок, которого здесь было довольно много.
 
Посидев так  минут двадцать, я  двинулся дальше,пытаясь
 
найти более  подходящее место для того,чтобы добраться
 
 до судна.
Помня, что тогда мы достигли берега  пешком, я думал ,что и
 
 здесь глубина не большая.
 
 Но первые шаги по морю утащили меня куда-то в глубину, и я
 
чуть было не утонул со страха.
 
Кое-как  выбрался обратно на берег и , весь дрожа,  просидел некоторое время.
Надо было что-то предпринимать.
С берега до судна было довольно много и вплавь я вряд ли
 
добрался бы. Тут нужно было хорошо плавать, а не просто
 
 держаться на воде.
Поэтому, я принялся искать какое-нибудь подходящее средство  
 
для  этого и  на некоторое время  углубился  снова  в заросли
побережья.
Побродив немного и так ничего и не обнаружив, я возвратился обратно.
Каково же было мое удивление,когда я не увидел на воде
 
 судна. Это сразу же подкосило меня  и словно опустило в
 
 могилу.
Я сел и даже стыдно признаться, зарыдал. Так мне стало от
 
 этого больно.Но вот, спус­тя время я  успокоился и начал уже более реально смотреть правде в глаза.
 
Итак,судна здесь не было.Это был просто   мираж, подобно тем возникающим  картинам на суше.Но,черт побери, где же его теперь искать?
Решение пришло само собой. Я вдруг подумал:
"А может оно спрятано где-либо в другом подобном месте ?"
Ведь таких заливов, судя по всему много. Но,тогда, зачем команде нужно было так удаляться от него  и к тому же, таскать золото бог весть куда через заросли ?
И тут меня осенило. А ,может, это вовсе не суша, а какой нибудь остров или полуостров  и есть подход с другой стороны ? И вся эта кутерьма с проходом сквозь чащи  просто для отвода глаз ?
 
Но,кого они пытались обмануть ? Ага, ясно. Погиб  капитан. Значит, его . Все остальные просто сговорились или точнее, те , что на берегу и один на корабле. Теперь понятно,почему они никого не искали,и им никто не был нужен. Они точно знали где золото,и знали как к нему добраться.
Не знал только капитан и еще двое, которых изгнали.Очевидно ,всем руководил помощник капитана. Да-а, как же глуп был я тогда. Но,что поделать, все постигается не так быстро,как того хотелось бы и хорошо хоть так, а не по другому.
С этими мыслями я и двинулся дальше вдоль побережья, ибо заходить в глушь как-то больше не хотелось.
Мне пришлось довольно туговато  в пути, но все же к концу дня я достиг цели и нашел  спрятанное между скалами судно,на котором,судя по всему ,вообще никого не было.
 
Оно стояло на якоре  и не подавало никаких признаков жизни. Вначале я даже испугался, подумав,что это очередной призрак,но судьба подсказала мне на этот раз, что это не так.
Я   споткнулся и ударился о какой-то камень, отчего не удержался и громко  выругался.
В ту же минуту эхо понесло мои слова по округе и возвратило к кораблю, на борту которого теперь ясно вырисовывался силуэт человека, машущего  мне рукой.
Я осмотрелся.На берегу ничего подходящего не было , за ис­ключением небольшого бревна, очевидно когда-то выброшенного на берег.
Не долго думая,я спустил его на воду и бросился следом,держась за него руками и одновременно толкая вперед при помощи ног. Так я и достиг судна,которое было не очень удалено от берега.
Остав­шийся моряк бросил мне веревку за борт и по ней я вскарабкался наверх.
 Вначале он удивился моему возвращению и довольно долго смотрел на меня ошарашенно и непонимающе.
Я сообразил,что он уже давно,наверное,похоронил меня и думает,что я просто призрак, а не человек.Но вот,спустя несколько минут,он при­шел в себя и спросил :
-           Ты как здесь оказался и где все остальные ?
-           Там,- махнул я  рукой,пытаясь скрыть свое небольшое волнение,которое почему-то понемногу взрастало.
-           Где ,там ?- как-то сдавленно проговорил моряк и отступил немного назад.
-           Там,- повторил я ,снова махнув рукой в сторону берега и повернувшись к нему спиной,сам посмотрел туда.
 
С судна мне было видно, что там , куда я указывал  ничего нет, кроме ди­кого буйства растений и само собой прилагающейся воды,да еще окру­жения скал. Тогда, повернувшись к нему лицом,я спокойно сказал:
-           Я не знаю, куда все поисчезли.Но,думаю, лучше нам с тобой побыстрей  удалиться  отсюда. Если ты не желаешь этого, то тогда я сделаю это сам.Знаешь,как-то не хочу оставлять свои кости здесь,даже б если они
утопали в золоте.
-           Ты узнал о золоте ?- удивился моряк и еще дальше отошел назад.
-           Да,- ответил я,- и даже смог увидеть сколько его и попробовать руками.
-           Что же ты не принес с собой ?- лукаво спросил мой собеседник.
-           Те,кто хотел это сделать,остались там,- и я указал рукой в сторону берега,- если ты хочешь того же,то иди,ступай.Я обожду тебя здесь. Оно ведь недалеко отсюда, правда ?
-           Да,- согласился моряк, но с места не сдвинулся и продолжил,-а что  это был за грохот прошлой ночью? Не знаешь ?
-           Почему же.Знаю,- гордо ответил я, пытаясь просветить собеседника,- это золото поглотило часть земли и унесло ее с собой глубоко вниз.Наверное,туда же опустились и те,кто хотел им завладеть.Так что,надеяться нам больше не на  кого,кроме как на себя.Так что ,решай,что будем  делать.
Моряк на секунду замялся ,а потом спросил:
-            А ты не врешь ? Я ведь не могу оставить здесь капитана и команду. Да и золота ведь хотелось взять.
-            Что ж, я могу подождать,- спокойно ответил я ему,-только вот что. Смотри,чтобы оно не поглотило и тебя. Ты ведь не был на берегу,а я был  и кое-чего насмотрелся вдоволь.Последнего я похоронил сам,так же как и первого.Наверное, пора заканчиивать это путешествие ,не то и мы ос­танемся здесь.
Не знаю ,что думал мой собеседник в тот момент и что пережи­вал. Но ,очевидно понимал, что если кто-то и оставался,то уже возвра­тился бы на судно,тем более,что до него было совсем недалеко.
 Кроме того,как мне самому показалось,он не очень то и доверял осталь­ным своим спутникам.И это ,наверное,сыграло основную роль в приня­тии им решения.
-            Хорошо,- наконец, согласился он,- отходим.
-            Не хочешь подождать до утра ?- спросил удивленно я его.
-            Нет,-ответил он,-  что-то перехотелось.
На этом наш разговор   и закончился.
Спустя час, когда небо вовсе  потускнело  мы  отчалили, оставляя позади себя землю, набитую до отказа золо­том и теми чудесами,что запросто могут сделать из живого человека просто привидение.
Сказать, что я жалел об этом,точно не могу.Разные мысли посещали меня в момент отплытия.
Но самое большое,о чем я действительно сожалел, это то,что так и не разобрался,что же там такое происходит и почему.
 Уже позже, когда мы все-таки достигли наших берегов, в достаточной мере нахлебавшись соленой воды за время обратного похода, я многое начал понимать , но все же не до конца.
 
Я никому не рассказывал о том,что приключилось со мною и с теми,кто пытался стать побогаче. Не рассказывал об этом и тот моряк, что спасся со мною.    Мы зара­нее договорились о том,что это не будет подлежать разглашению, ибо прекрасно понимали,чем это может закончиться для тех, кто попытается это место разыскать.
А таких охотников было немало и стоило только разинуть рот,как тут же снарядятся корабли и бросятся на поиск сокровищ.
 Не знаю, был ли там кто еще после нас   и существует ли до сих пор то место.Не могу знать также и то, материк это или просто остров.
 У нас не  было времени на такое исследование, ибо прежде всего, мы спа­сали свои жизни,а все остальное  просто схватывалось на лету  по ходу действия любого обстоятельства.
После многих переживаний и личных страданий я смог изменить линию  своего поведения и занять более достойное место в обществе того времени. Спустя  двадцать лет мне удалось привлечь к себе кое-какие капиталы и стать еще более выше.
 
Странно,но всему этому предшествовало то,чего я сам не в состоянии был понять, но которое оказало мне самую неоценимую помощь в даль­нейшем.
Лет десять после этого похода  мне снились какие-то кощунственные сны, и я часто вскакивал средь ночи,широко открывая глаза и мысля, что это происходит реально со мной,подобно как там, на том берегу.
 Постепенно это прошло и к своей глубокой старости я вовсе избавился  от этого.
Но память моя до сих пор содержит все те события, которые происходили совсем давно.И я хотел бы  воочию убедиться, что место это исчезло с лица земли, ибо много оно может принести вреда людям, хотя и виновны они будут прежде всего сами.
Хотел бы еще я понять до конца все то, что там происходило, но,увы, время мое вышло и приходится покидать сей мир в некотором недоумении.
Но я не теряю надежды и возможно , когда  пересеку границу смерти,то узнаю несколько больше.По крайней мере,я верю в это и хочу того дос­тигнуть .
И вот, уже бороздят просторы новые нибелунги и хотят овладеть всем  этим Но вот,что скажу всем вам,мои соотечественники. Не ищите того,что находится у вас давно под ногами.
Надо уметь его достать и надо знать, как это сделать.А если нет таких знаний,значит не пришла пора для этого.
Значит и дальше будут гибнуть люди от той огромной земной силы и будут самонадеянно страдать,что кому-то это удалось,а кому-то нет.
Правда  земли  расскажет как это было и было ли оно вовсе.А какова эта правда, мы вскоре сможем  усмотреть   сами. Нет, не только в гибели и страдании воспроизводится разное чудо.Оно совершается и так,путем силы иного рода и характера взаимодействия.
 Эльдорадо  -  так звали того старика, который уже давно покинул сей мя­тежный до боли мир.И может, это имя кому-то на что-то укажет или, быть может, заставит призадуматься над чем.Хотя бы над понятым им самим на той земле, которая подарила настоящее чудо-судьбу простого искрен­него перед самим собою человека.
А это и есть главное. И это уже по­беда над непостоянством и величиной амбиций проходящего времени. Это так же победа над силой, исходящей из недр Земли и охватывающей огромные ее территории.
Только мы, к сожалению, многого не понимаем и не чувствуем,а иногда и вовсе не хотим этого,так как оно затрагивает чьи-то личные интересы и чьи-то внутренние сопереживания.
Природа Земли пока невыяснена и не узнана до конца и она будет собра­на из таких вот маленьких жизней простых людей, с помощью которых и творилось любое чудо и без участия которых ничто не возникало просто так случайно.
 
Эльдорадо - великая страна чудес и драгоценного камня. Но существует ли она в своем единственном числе ? Или ,быть может, это очередная человеческая глупость от недопонимания  всего того, что происходят кругом.
Не знаю,подумаем над этим и осветлим свою память веков.Возможно она  даст более совершенные знания, нежели то, что дает насущная наша реальность.
Эльдорадо прощается с вами и удаляется за пределы жизненных границ, ибо время его истекло на  земле,и он хочет узнать еще более  глубже о том, что  же все-таки наша  Земля и  что такое   -  воспроизводимые ею чудеса.
 
"До свидания"- говорит он в последний раз и мгновенно уходит в безызвестность, ибо там, вне Земли, имени просто не существует.
Оно  есть  только  здесь и им нужно гордиться  в   свое время,  а не ждать своего погре­бения  и  воспевания  чьих-то молитв.
              "Счастья вам, люди, и не испытайте того, что довелось            мне"  -  так говорит  он в последний раз, уже находясь в пути того самого поиска  знаний и ответов на все увиденное и сопережитое прежде.
 
             Природа создает все те условия и поддерживает их своей огромной силой.
И если правильно все будет сопережито, тоесть то  -  все предыдущее, то буду­щее возникнет уже само  собой  в простом изложении  времени, которое является главным по отношению к  чему бы то  ни было.
 Ибо оно, время -  существует всегда и везде,если касается дело чего-то живого и даже не такового, но существующего или присутствующего где бы то ни было.
 
Это и есть  природа,  это и  есть  какая-ли­бо  величина.
  На главную страницу счетчик посещений счетчик посещений счетчик посещений ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 Интернет-статистика Яндекс.Метрика