РАССКАЗ  ЭЛЬДОРАДО

 




Никто не знает какова настоящая сила Земли. Ее успокоенное давно ядро практически не содержит той злой силы, что могла бы в один миг стереть нас с лица планеты и разбросать по сторонам нашей же вселенной.
Но как бы там ни было, все же время от времени какая-то часть всего того выдворяется наружу и уже до нас самих доходят грозные отголоски стихии, если, конечно, не затрагивают напрямую, превращая города в ничто и жертвуя человеческими телами , как чем-то просто природным  и вполне естественным.
В самой природе не бывает исключений. Практически мы сами  и есть само природное исключение, так как не вписываемся в ее черты и создаем время от времени массу проблем.
Но тем не менее она нас терпит, хотя временами действительно буйствует, нарушая наш покой и даже свой собственный.
В природе есть свои странности. Тоесть то, о чем мы попросту пока не знаем и не может толком пояснить, даже будучи знакомыми с такой наукой как физика. Есть также отдельные места выражения тех самых странностей и по большему счету они уже давно известны и облачены печатью злой славы.
В одном из таких мест Вы и побываете, продвинувшись чуть далее этих строк и окунувшись в материал, подготовленный специально для этого.
Сохранилось ли то самое место на Земле до сей поры - точно сказать трудно. Оно могло давно исчезнуть как  уходящие вглубь океана острова, а могло и дальше пребывать в том же месте, за исключением разве что небольшого изменения своих координат. Как бы там ни было, но земля не стоит на месте и так же продвигается, как и сама планета, правда в гораздо меньше выраженном варианте.
Сниискать нечто подобное уже сейчас было бы по истине своей очень хорошо.Это дало бы приток знаний и возможность реального исследования самой сейсмологии Земли и ее магнетического поля привязности. Это же приблизило бы нас всех к разгадке самой большой тайны планеты, а именно к тому, что именуемо технологией большого взрыва.
Так что, в конечном итоге , нам всем есть что поискать и, наконец, добыть то самое золото , хранящееся в тех закромах, научно современным путем. Что несомненно окупит все те затраты, что были осуществлены в процессе самого поиска.
Практическим подтверждением существа всех тех описуемых странностей природы планеты являемся мы с вами, так как подчинены закону магнетизма и поочередной смене его полюсов. Естественно, в меньшей степени, нежели виды животного происхождения, но не настолько, чтобы быть полностью зависимыми от природной среды.
Что ж, можно вполне позаимствовать именно это, отправившись на поиски земли Эльдорадо, вынуждая самих себя подчиниться силе среды и составить на время единое целое с самой природой своего земного происхождения.
Так что, в путь, великие мореплаватели, ибо путь тот действительно проходит именно по воде. И, конечно же, семь футов под килем, просто так на удачу. Как говорится, с чем черт не шутит. А с такой силой, тем более...
 
 
 
 
 
           Рассказ   Эльдорадо                           
 
                               
                           ПРЕДИСЛОВИЕ
 
    Сверхъестество  еще никогда   не приносило нам пользу и  только бла­годаря  тому, что мы его понимаем по своему  или не хотим понять совсем в силу своей  уверенности, что Бог не даст чему-то свершиться на нашей Земле и не доведет нас до крайности.
   Но такие мысли, по меньшей мере, наивны, а по большей -  просто глупы. Бог не жесток, не одинок и не обидчив. По крайней мере, он это давал нам понять несколько раз и, причем каждому по отдельности. Но, к сожалению, Бог не способен на большое спасение, ибо его одного не достаточно.
   Нас так много, что ему просто не под силу взять и одновременно всех уберечь. Поэтому, подумать обо всем   мы  все- таки  должны сами, ибо нас, опять же, много и из многого же сами и состоим, что способствовало бы  этой  же  помощи.
Судьба каждого  -  это понятие совершенно относительное. И этот рассказ  по­может понять ,что такое ,вообще, судьба и, собственно, почему она так называется в каком-то жизненном  выражении.
Законы сверхъестества  очень жестоки по отношению к роду земному, но не только они хранят в себе зло и заключают силу всякого мрака дня. Есть сила и нашего злоучастия  во всем том, что именуемо   -  сверх.
Надо бы  понять это и, как сказал бы, сам Бог :"...всяк в себе ус­мотреть  то и  благоразумию общему и своему подчиниться. Тогда  силь ка­кая не станет больше вами верховодить, а вы же сами ею себя и спасать будете..."
Вот такие его слова. Но, к великому сожалению, они пока понимаются не дословно, а, порой, и вовсе не воспринимаются, ибо скажи кому об том, то он просто посмеется, ибо считает ,что не может человек Бога своего слы­шать или видеть. Потому как думает, что Бог дан только чудеса творить, да еще больных исцелять и всякого добра прибавлять.
     Только  вот  напрасно так думают многие. И Бог еще скажет свое слово, возможно, во время другое. И, уж, тогда оно будет принято повсеместно, ибо то слово станет оплаченным человеческой жизнью, потому как не слушались слова другие и не желали быть признанными среди огромного множества им схожих.
 
Но, в том и велика беда людская, что не могут мно­гие распознать его и думают, что только наружное действие какое или особое горделивое выпячивание в этом поможет.
Нет, люди. Такого боль­ше не будет и не потому, что кто-то не желает этого или сам Бог того не хотел бы.
 
Не хотят того все, только пока не понимают сами и объяснить не могут. Только внутренне и через беду всякую, сугубо лич­ную все доходит, а в счастье одиночном и благом устрое  то все недопо­нимается.
 Но речь не идет о взыскании какого-то горя дополнительного для всех и каждого по отдельности.
Этого-то  хватает. Разговор лишь о том, что люди ждут какого-то чуда необыкновенного и никак не хотят понять, что чудо то они сами сотворить должны, ибо еще ни одно чудо не творилось без участи какой людской.
Любое сотворение делами душ людских и их рук, приложенных к тому же, воспроизводится. А если этого нет, то и того также нет. Ибо не может один биться головою о стену, пытаясь что-то совершить, ибо другие того не желают в душе своей искренне, ибо не поняли они еще многое и доискиваются везде силы той, в чудесах взрас­тающей, средь  люду  разного и прочего, пытающегося показать себя  во  благо самому себе же, если не в смысле подъема уровня материального, то в плане показного духовного приспособленчества  в силу возрастного  ценза времени и в связи с создающимися условиями для та­кого же воспроизведения.
Что толку считать кого-то святым, если от его святости нет никакого проку  и  какие бы  знаки  вы  на себя не одели, этим не уподобишься  силе сверхъестества, ибо для этого надо взрасти умом и приложить силу  своего  труда  самостоятельного , а не чьего-то  и  под чьим-то  руководством.
Вот и все ответы на  раздающиеся то там, то там голоса времени и народа.
Здесь нет предсказаний и нет псевдоутопических нравоучений.Это просто рассказ. Своеобразный  сдвиг с места   в своей пустоцвет­ной душе каждого, ибо для того, чтобы она  хоть раз зацвела и дала плоды, нужен любой сдвиг или движение в сторону умопостижимости, что и является ростом души каждого.
И не нужно совмещать это с иерархическим материальным взрастанием  путем синдроменальной участи других.
Наш ум только разуму подвластен. А разум исключает всякую хитросплетенческую   суть.
Восстав единожды  в  своей душе, вы приближаетесь к уму, что соответственно  двигает вас к разуму, способному устоять в сверхъестестве  применения  и способному победить всякую генетическую   выраженческую  суть  человека-естества.
Только этот путь решает будущее сотворение и только восставая в душе, можно определить то самое зарождающееся во времени чудо сверх, происходящее ото всех единовременно  в одном образном порыве и стремлении получить хоть каплю здравого ума.
Только жизнь способна подтвердить всякую суть сказанного. Но сказанное не всегда может быть и
подтверждено, ибо во времени  переисполнимо  всеми и  может, в итоге, выражаться  по другому. Это и есть сила, и  это ,своего рода, также сверхъестество. И если понять одно, то поймется и другое.
                                                                                                                                           ;
Бог сказал однажды:"…если какая-либо сила вас угнетает, то с нею  нужно сравняться, чтобы поравнять устои и не сотворить дополнительного
вреда кому бы то ни было. И если в таком участвует сила ума, то значит, ее и нужно сравнивать, ибо все другое будет беспомощно..."
А еще, он же велел так:"...кто за силой какою погонится самостоятельно и забудет про другого, сильно либо слабо отстающего, то и сам же в ней
и поглотится, ибо всякая сила одним человеком неудержима будет, ибо угнетает она его и частью ниспровергает в бездну какую , в силу слабостей  любых  людских, человеческих. Потому, взрастать совместно требуется  и поддерживать одному другого, ибо только так  в силе общей взрасти  можно  и  хоть в чем-то сравниться  для общего блага  всего и  вся  на Земле вашей..."
Вот по такому принципу  пути  развития общего и нужно двигаться.
 Потому, пишется  все для  этого же и потому хоть мало, но все же веление это   исполняется  во времени.
Но все же лучше продвигаться, нежели стоять на одном месте, ибо дви­жение  -  это всегда жизнь,  а всякое недвижимое -  скороспелая смерть в лю­бом образе этого понятия.
 
И в заключение, хотелось бы сказать еще вот что.
Никогда не нужно что-то предрасполагаемо приближать и основательно опускать в свою одурманенную подобным материалом голову. Нужно всегда ожидать предполагаемое и всегда быть готовым к его от­ражению. Это и есть внутренняя духовная победа, и это и есть общий сдвиг в душе каждого.
Читайте, но не забывайте об этом. И какие бы картины пред вами не пред­стали - все же не бойтесь и особо не омрачайтесь, ибо это может помочь силе существующего  сверхъестества.
Нужно уметь победить в себе силу подавления и нужно уметь выстоять в себе самом силу внутреннего убеждения в том, что ничего такого не случится, если в огромной своей массе мы попытаемся   устоять и взрас­ти  внутренне до самых небольших размеров, если попытаемся понять суть  сверхъестества и если усмотрим в нем же  свое будущее отражение во времени.
 
Самое же главное можно сформулировать так.
Человек всегда способен помочь себе сам, если он действительно желает этого и если обусловлено  приближает , а не домогается  от другого, снижая свою собственную активность.
Всякое начало хорошо и особенно , когда речь идет о сдвиге в челове­ческой душе, жаждущей  высвобождения и малейшего понятия происходящего.
 Чтение и является, своего рода, некоторым высвобождением, ибо в книге вы не зависите ни от кого и ни от чего, лишь только фигурально ка­саясь основного развития сюжета произведения.
 И, наконец, в  чтении   всегда каждый находит сам себя, что неизменно и  дает  предпочтение  в  силе  своего  умственного  взрастания, ибо проч­тенное  -  это уже  несколько совмещенное  непосредственно  с  вашим  личным.
И оно же является частью другого, а значит,  и непосред­ственно общего и постороннего.
Поэтому,  всякое прочтение  - это есть  не  динамическое  сближение  между соискателями  подобного или  просто людьми.
И, как всякое сближение,  оно дает  условно  взрастающий   интеллект в духе описанного произведения,  который  в итоге  и   возлагает  какую-то  более-менее частицу  величины  познания  окружающего,  что  неизменно  совершен­ствует  ум  и приближает  его  к  общему  Разуму.
 
 
 
Глава 1 
КОРАБЛЬ     НИБЕЛУНГОВ.
Была ночь.В трюме стояла кромешная тьма.Где-то впереди пос­лышался сухой кашель старика,а  еще через минуту ,какой-то неистовый  храп и чей-то ночной свист.
Все это слилось воедино и минут десять не давало мне уснуть.На море стояла небольшая волна, и судно то и де­ло покачивало со стороны в сторону.
Приподнявшись немного, я попытался встать,но больно стукнувшись о какую-то судовую переборку,опустился на место.
Шум немного поутих и из дальнего угла уже доносилось только какое-то шипение ,словно какая-то змея заползла в наш трюм.
 
 Я положил голову на соломенный тюфяк и попытался вздремнуть. До рассвета оставалось совсем немного.Где-то впереди должна была показаться земля.Та,которую мы так давно не видели и ожидали и от которой за время столь долгого морского путешествия  совсем отвыкли.
Восемь с половиной месяцев мы находились в пути.Такого длительного путешествия я еще на себе не испытывал.
Меня укачивало,тошнило,но все же приходилось терпеть.Впереди была цель, и она частью была оправдана нашей сутолочной жизнью и процве­танием морской болезни.
Кто не испытывал подобного -  тому никогда не поверить.Это такое умопом­рачительное состояние,когда небо кажется для тебя единственным мес­том, где бы ты мог спокойно отдохнуть и устранить хоть на время  те поднимающиеся внутри чувства,которые позволяют вполне опрокинуть все наружу,если достаточно хорошо над этим не потрудиться и не ос­тавить все внутри.
Я уже забыл,что такое рассвет и что такое, вообще, день.Жизнь смешала все воедино,оставив только понятие -  темнота и ночь. Лампа наша давно уже погасла, и мы находились в полной темноте,порою, даже не ведая,что там творится снаружи.
Судно вели скрейперы -  настоящие судоходцы.Мы же  только как вспомогательная сила, в случае какого штормящего ветра или высокой волны.
 Все основное время нам надлежало быть в трюме,дабы не попадать под руку шумливому капитану и его верным помощникам. Наверное, нас то и взяли только поэтому,да еще смотря на наш весьма убогий вид и жалко молящий способ утолять жажду в весьма неприятном напитке, способствующему нашему мирному поведению и доводящему нас до какого-то жалко-безвредного, гадкого существования. В сочетании с морской болезнью,это давало возможность нашего длитель­ного умопомраченного содержания в трюме и своеобразность поведения команды в отдельных случаях какого-то внутреннего неповиновения.
 Всего   нас было семеро.
Я, одинокий старик, четыре молодых парня  и еще один человек,примерно моего возраста, который почему-то все это длительное путешествие молчал и только скулил иногда, как какой-то загнанный пес,да  еще свистел по ночам,мешая всем спать,хотя вряд ли это ,воооще, можно было назвать сном.
Скорее полупьяная полудремота. Но эта вязкая мутноватая жидкость уже подходила к концу,и ,наверное,капитану следовало бы   позаботиться  о чем-то ином, дабы совладать с нами в случае какой оказии.
 Не могу сказать,что на судне я оказался совсем случайно.Скорее всего, это было преднамечено мной самим.Я очень часто болтался в порту, посещая то одну ,то другую таверну и довольствуясь каким-то жалким заработком,которого только и хватало на пропой,да еще какое-нибудь место в общем сарае,расположенном позади этого заведения, дабы сох­ранить некоторую его достойность.
 Сам я  был  не женат,детей не имел, да и кто пошел бы за меня такого незадачливого и нерасположенного к чистоте и праведности.Поэтому, жизнь свою прозябал самостоятельно в массе таких же, как и я  горе-истцов  своей собственной  судьбы.
 Не могу сказать,что я был не образован . Нет. Кое-чему еще в детстве меня обучили.
Я умел читать,писать, да еще прибавлять кое-какие цифры, что неизменно возводило меня в ранг особого человека,одаренного такой умственной способностью.
Это же спасало меня от многих бед,постигаемых другими,так как я не поддавался бравому расчету хозяина таверны и в любом состоянии считал свои неуемные,порой,расходы.
Это-то меня и спасало,и давало возможность  держаться на плову  время от времени.
Бывали,конечно,и просчеты,но относительно мало и кое-как я продолжал свое жалкое существование.
Была возможность устроится получше,но как-то я сам не захотел этого, усмотрев в своей обязывающей работе какую-то затаенную злобу дня и осквернение моего личного чувства свободы.
Так вот и прожил я свои тридцать шесть лет,и за это время мало о чем пожалел, так как не видел подходящего мне смысла существования и постоянно утопал в собственной обустроенной грязи,что неизменно ложило свой отпечаток на мою внешность и заставляло,порой,страдать от недовысказанности своих внутренних убеждений, внешним образом  своего вида.
В поисках очередной работы я и попал на это судно,где капитан желал видеть в нас именно то,что мы собой и представляли внешне и не особо пытался видеть просто людей,испытывающих хоть какие-то чувства и имеющих свои убеждения.
Говоря проще и снисходительнее к самим себе, он желал видеть в нас просто свиней,которых в любую трудную в жизни минуту,можно опустить за борт или выбросить где-то на острове,
что в любом случае,на него лично не окажет какого-то должного воздействия и тем более,не приведет к какому-то угрызнению совести.
 Судно в очередной раз качнуло и у меня внутри снова что-то заклоко­тало.
На этот раз вроде бы обошлось и я опять погрузился в свои раздумья, которые неизменно преследовали меня в часы утреннего времени и благодаря которым же я неизменно знал,что наступает очередной день моей, никому не нужной жизни.
Подсчитав в уме какой сегодня день, я при­шел к выводу,что основательно перегрузился этой качкой и пора бы уже пристать хоть к какому-то берегу,дабы провести там хоть один день и успокоить на время свое чрево.
Я в душе помолился и думаю ,это помогло, так как вскоре я услышал,как сверху донеслось такое родное и знакомое,что мне непременно захотелось подняться и крикнуть то же.Но,стукнувшись опять о переборку и на се­кунду подавив этим желание, я снова улегся и принялся ожидать дальней­шего развития событий.
Судя по всему, земля была еще далеко,так как снаружи то и дело слы­шались обрывки разговоров между капитаном и его командой, число которой  доходило до восьми  и которой не было нужды прозябать, как  нам  здесь  -  внизу.
Все они располагались на палубе.Точнее, на специально обус­троенной судовой ее части,где могли и отдохнуть ,и приготовить себе какую еду, в которой нам было отказано .
Довольствовались же мы лишь какой-то солониной, да еще глотком какого-то давно пропавшего вина, от которого вздувались животы и становилось   тяжело дышать. В суточную дозу входила и очень маленькая часть хлеба, изготовленного из обычного ячменя,сухого словно камень и позеленевшего от времени.
 Но мы  и этому были рады. За это время,что в пути, соленое превратилось в настоящую каторгу и,порой,обжигало все внутри до немогу.
 Но то ли  вино,то ли та  мутноватая грязезеленая  жидкость  не сколько снижало  это состояние и  давало   возможность хоть как-то существовать.
 Странное дело,но за то время,что мы на корабле,никто не умер и не за­болел.В этом я усматривал какой-то таинственный смысл, как для себя самого, так и для остальных.
Но делиться с остальными все же не стал.Насколько я понял,они сами в этом не нуждались и их жизнь была у них просто перед глазами, а не витала в облаках,облачаясь в какие-то условности времени. По мере продвижения нашего судна,обрывки разговоров начали обретать смысл каких-то команд,и я понял,что земля вскоре примет нас в свое лоно.
Щель в трюме приоткрылась и чей-то голос громогласно заявил:
 -   А, ну, пошевеливайтесь ,сволочи. Земля на подходе.Живо выбирайтесь  наружу.Есть работенка для вас, сучьи дети, - и тот же голос громко захо­хотал.
 
Трюм несколько ожил. Раздались голоса, а в полосе ярко образовав­шегося света возникли фигуры жалких, изнеможденных временем пребыва­ния  внутри  людей.
Все они поочереди потянулись к брошенной сверху веревке и так же,по одному  их вытягивали наружу,ибо самим это уже было просто не под си­лу .
Дошла очередь и до меня. Правда, я несколько помедлил,а поэтому по­лучил в свою сторону дополнительно несколько слов.
-     Эй,умник,- отозвался тот же голос сверху,-давай быстрее, а то капитан не любит ждать.Того и гляди не сдержится и выбросит за борт.А ты ведь плавать не умеешь, - и человек расхохотался.
 
Рассмеялись и те, кто был рядом с ним, знаючи о моем несовершенстве и о боязни морской соленой воды в таком огромном количестве.
Палуба встретила нас дружелюбно и сияющим солнечным золотым блеском. В эту минуту я еще не совсем осознавал всю справедливость подобного определения,но как потом время доказало -  чувства и мысли нас самих  вполне могут и опередить.
 
Взамен золотого блеска в своих собственных умозаключениях в тот момент я получил один подзатыльник и еще один хороший пинок в зад от самого капитана, который дополнил все предыдущее каким-то зловещим  смыслом.
-            Будешь умничать  -  выброшу рыбам на корм.Знаешь, как это происходит?
-            Да,-угрюмо согласился я и побыстрее отошел в сторону к своим.
-            Ну,так вот,- продолжил  свою дикую мысль капитан, которого все почему-то звали Жозефом, хотя  no сути  имя его было другим,да и по роду он к  этому не относился, - предупреждаю  всех.Кто хоть раз меня ослушается или посмеет подумать так, сразу отпущу по ветру.Как? Знаете сами.Поэтому слушайте  и  исполняйте .Кто заболеет,попробует сбежать -  убью. Вам
ясно?
Все поочередно кивнули и я  в том числе.А , что нам еще оставалось де­лать в подобной ситуации.
-            На ночь все будем собираться здесь,-продолжил капитан свою мысль, на этот раз обращаясь одновременно и к экипажу судна,-будем искать золото,начиная вон с того побережья,- и Жозеф указал рукой куда-то в сторону земли,-дальше будем продвигаться на юг,-и он снова махнул
рукой,хотя вряд ли это имело какое-то значение для моих спутников, из которых только я  да старик кое-что соображали,-ты Эдмонтос,-обратился  капитан  к своему помощнику,-будешь находиться здесь.С тобой еще
один из числа экипажа. Я же с остальными  -  на берегу .Смотри,возможно  будет прилив или отлив.Вовремя уведи корабль.
-            Есть,капитан, -четко ответил ему тот,приложив руку к своему головному убору.
-            И,последнее.Без моей команды на берегу ничего не предпринимать.Возьмите с собой оружие.Возможно, там кто и проживает.Во всяком случае нужно уберечь себя от излишних неприятностей.Высаживаемся через полчаса.Даю время перекусить из того,что еще осталось и наполнить свои бурдюки вином, - это уже касалось непосредственно нас,так как сам эки­паж судна его не употреблял, -и смотрите мне не перепейтесь, а то от­правлю по ветру.Мне нужны рабочие, а не пьяная скотина.Все, давайте по своим местам и за работу, - это уже касалось экипажа,так как судно,почти вплотную подходило к берегу.
 
То раннее утро показалось мне тогда таким безучастливо спокойным, что захотелось вообще с ним никогда не расставаться и запечатлеть таким, какое оно есть,навсегда.
Но,поборов свою внутреннюю тягу к непосред­ственной жизни  на  небесах, я все же занялся ,как и все, последними приго­товлениями, и в первую очередь,подкрепить себя завтраком, хоть и скуд­ным до омерзения,но все же не дающий потерять свою последнюю силу к жизни и возможно продвинуть ее до максимального предела. Остальные принялись за то же,и вскоре палуба была осквернена чревоу­годием и своеобразным чавканьем, из которого даже зверю стало бы понят­но, что на судне люди употребляют что-то съедобное,пытаясь продлить свою собственную уготовленную участь до определенного момента возложения их собственной судьбы.
 
 Глава 2
  БЕРЕГ
Спустя некоторое время трапеза завершила пределы своего разви­тия, и мы окончательно убедились,что судьба  - это ни что иное,как неко­торая благодарность за столь ущербное для нас существование и что дается она не каждому и не одновременно испытуема на  ком-то. Пройдя сквозь такое длительное путешествие по морю и преодолев доволь­но большое умственное противостояние, я вдруг обнаружил,что искал сов­сем не то, чего хотелось бы и избегал именно того, с чем пришлось в своей жизни столкнуться.
 
И это было мое самое первое убеждение и одновременно  -заблуждение в доискивании чего-то одноименно святого и умопомрачительно унизитель­ного по части своего внешнего омерзения.И в ту минуту мне захотелось действительно уйти из этой жизни и прекратить все дальнейшие поиски в стране златогривых  чудес. Но то ли  внешнее небезразличие  ,то ли блеск в моих глазах, привлекли внимание капитана, и тот, внимательно посмотрев мне в лицо,определил:
-           Ты будешь старшим среди них, - что неизменно ударило по моему слаборазвитому самолюбию, и я мгновенно вырос в своих собственных глазах, ответив на это подобным образом общения.
-           Есть,капитан,- и услужливо приложил руку к своей пустой голове, отчего все захохотали и показали на меня пальцами.
 
Это несколько   снизило   возросшее напряжение среди всех разобщенно общающихся и дало возможность некоторого внутреннего успокоения мне самому и моим мыслям,возросшим за последнее время до предела.
 В ту же минуту этого общего расслабления; мне пришла в голову одна-единственная  мысль,что начинать искать нужно с другого места и я  неза­медлительно решил оповестить об этом капитана,на что тот , решительно обернувшись , ответил.
-           Кажется,умник, я не давал тебе права командовать мною лично,а всего лишь над этим безрогим скотом, -и он махнул своей рукой в сторону моих спутников.
-           Извините,капитан, - поспешил я загладить свою вину, - кажется я смешно выгляжу для того,чтобы давать вам советы.Простите,больше этого не
повторится.
-           Вот,вот,- как-то смягчился капитан от такой изысканной,неподобающей мне речи,- и я о том же.К тому же,твое основное дело - это копать,да присматривать за другими,чтоб не разбежались.Смотри мне,пущу по
ветру,если что не так,- и он, повернувшись занялся своим делом.
 
Я же,прикусив свой собственный язык,остался на месте и ожидал
 вместе с другими  своей дальнейшей участи.
 
      Берег полностью овладел нашим вниманием, и постепенно мы все увлек­лись его осмотром.Мелкая вода не давала подойти судну более близко, а поэтому высаживаться пришлось прямо на воду и брести до берега своим ходом.
Мне было страшновато.Вода хоть и доходила до пояса, все же таила в себе какую-то невидимую постоянную опасность .
Я это чув­ствовал и то и дело посматривал то по сторонам ,то под воду. К счастью,в то раннее утро всем присутствующим здесь было явно не до нас, и мы благополучно достигли берега, не потеряв никого по дороге.
 Позже,удивляясь неоднократно такому повороту событий,я непременно усматривал   в этом тот же скрытый таинственный смысл, возведенный мною до откровенного идолопоклонничества  в духе того времени.
Можно сказать,сама судьба распорядилась так,чтобы не отпугнуть нас самих от первоначально задуманного и  не навлечь грозу ранее указанного ею  времени.
Поэтому, преодолев последние метры этого водного простора, я с облегчением вздохнул и с некоторой надеждой на благоприятное возвращение домой, хотя его и не  было в моем утонченном понимании,принялся осматри­вать близлежащую окрестность,дабы не налететь на то,чего сам не зна­ешь или пока не испытал на себе.
 
По какому-то странному совпадению,выбравшись на берег, я оказался сов­сем рядом с капитаном,который шел немного в стороне.
-    Торопишься, - как-то зло сказал он и посмотрел в мою сторону.
Я снова извинился и вежливо предложил ему место впереди, оставаясь по­зади и дожидаясь своих подчиненных.
 
Берег встречал нас суровым молчанием и мне показалось вначале, что здесь   и вовсе нет никого.Но вот, когда мы приблизились к самой первой, густосплетающейся в одно целое и неделимое растительности, природа  вдруг ожила и одарила нас целой массой различных голосов.
 Шум поднялся невообразимый.Какие-то зверьки то и дело шмыгали,почти, у нас под ногами, а по веткам деревьев и в густых зарослях прыгали животные, создавая своими движениями дополнительный шум с треском ло­мавшихся  веток  и  отрывающихся больших листьев.
Капитан на минуту остановился и в недоумении повел головой в сторону. Мы встретились с ним взглядами.И в нем я уловил мимолетный страх за его собственную жизнь и мгновенное понимание всей опасности заду­манного путешествия.
С секунду подержав этот взгляд на себе,я отвернул голову в сторону и посмотрел на своих спутников.Лица их вовсе не выражали какой-то уверенности, а наоборот, лишь дополняли растерянность капитана.
-    Хорошо,- наконец, громко сказал он,обращаясь неизвестно к кому,и  в ту же секунду,словно по какому-то уговору,вокруг стало тихо.
Даже листья перестали шевелиться и шуршать на небольшом ветру.
Жозеф снова в недоуменьи осмотрелся по сторонам, а через секунду про­должил :
-     Вначале познакомимся,- и решительно шагнул навстречу новому и неизвестному.
Мы последовали за ним.Оказалось ,что среди массы дикой растительности существуют и свои тропы.
Очевидно по ним и передвигались животные, создавая тот, почти, невероятный  шум.
Природа снова отозвалась разноголосьем,но на этот раз оно отодвину­лось дальше, вглубь побережья  и  в сторону от нас самих.
-     Они уходят,- довольно произнес капитан и потер почему-то ладони.
Но,как оказалось позже, это было только своеобразное отступление дико­го мира в своем недоумении и непонимании действий вдруг нарушивших их покой существ.
Мы с трудом продвигались среди густой раскладистой растительности и поочередно выходили вперед, меняясь местами друг с другом, дабы дать передохнуть ведущему.
Наконец, густосплетения начали понемногу редеть и мы с удивлением обнаружили,что один вид растений уступает другому. Одни оставались позади, а впереди,словно мгновенно рождались,были со­вершенно другие.
Такого   мне никогда не приходилось видеть.Это были настоящие чудеса.
Мы остановились на время, чтобы передохнуть.  Природа уже,почти,совсем расступилась и перед нашим взором открылась полу­пустынная местность.
-     Странно,-произнес капитан,осматривая местность и поглядывая на­зад,- такого я не видел нигде.А мне пришлось много бродить по морям в поисках драгоценных камней.И везде,где я побывал,такого не встре­чалось .
-  А вам не кажется подозрительным,- вдруг что-то осенило меня сверху,- что наступила какая-то глухота.Даже птицы и те перестали петь.
Все мгновенно вслушались в окружающее.Почему-то начала нарастать  внутри  тревога.
-    Будем продвигаться вперед,- решительно сказал Жозеф, направляясь по  тропинке вглубь побережья.
Нам ничего не оставалось делать,как последовать за ним. Но не пройдя и двадцати ярдов, он неожиданно остановился.
Что-то заста­вило его это сделать.Я это точно видел,но не мог понять что.
Наконец, я понял,что это располагается где-то вверху,судя по голове капитана и ее напряжению в одном направлении.
Я поднял глаза кверху,стараясь голову держать в нормальном положении. То,что я там увидел, завтавило меня невольно вздрогнуть.
 В небе парил небольшой огненный шар. Он спокойно приближался к голове капитана,словно пытаясь водрузиться на нее сверху.
 Мы остановились.Стояла тишина.Только небольшой треск и шипение изда­вал тот шар, опускаясь все ближе  и ближе к человеку, стоявшему впере­ди нас  всего лишь в нескольких шагах.
Все замерли. От напряжения  у меня внутри словно что-то оборвалось, а волосы начали
подниматься вверх,становясь густой щетиной.
Шар сблизился с головой несчастного капитана.Раздался сухой щелчек, и потом   почти  мгновенно тело капитана судорожно забилось,а спустя секунду рухнуло на землю, издав при этом лишь небольшой гулкий стон.
 Шар исчез.Его словно и не было вовсе .Капитан лежал на земле и не по­давал никаких признаков жизни.Никто не решался к нему подойти.
Набравшись смелости, я решил проверить: жив ли он еще!
Подойдя к нему вплотную, я присел возле тела   и осмотрел глазами. Никаких  ярко  выраженных признаков я не обнаружил и прикоснулся к нему рукой, дабы нащупать пульс и проверить задуманное.
Что-то слегка ущипнуло меня и на этом все закончилось.
Жозеф был мертв. Лицо его выражало благотворное спокойствие,глаза были открыты и как-то очень устало смотрели прямо на меня.
Мне стало не по себе. Я приподнялся и отошел в сторону к ближайшему дереву. Затем,немного прийдя в себя,  сообщил о гибели капитана всем остальным, и мы собрали небольшой совет.
 
Команда потеряла своего командира и в растерянности не знала,что пред­принять.И здесь неожиданно мне пришла в голову мысль,что надо взять дальнейшее руководство на себя.
Но согласится ли с этим команда ?
Этого я не знал.Но все же предложил свою помощь,выразив это несколько дву­смысленно.
-    Я думаю, что нет нужды бежать за его помощником,тем более,что мы прошли уже немало и возвращаться назад безрезультатно просто нет
смысла. Можно и самим осмотреть местность. Как вы считаете?- и я с  любопытством посмотрел в сторону членов команды судна.
Те молча переглянулись и видимо решив для себя то же, сделали соглас­ный кивок в мою сторону.
-    Тогда остается еще один неразрешенный вопрос, - сказал я еще более скромно,- надо избрать старшего. Кто-то ведь должен руководить вместо  капитана  здесь среди нас. Как считаете?
 
И снова команда погрузилась в мимолетное размышление,но спустя доволь­но короткое время  пришла к единому мнению и один из них выразил их общее решение.
-           Ты будешь возглавлять нас всех здесь,на этой территории.На судне мы будем подчиняться своему командиру.
-           Согласен,- кратко и гордо ответил  я,понимая ,что вся ответственность теперь ложится  на меня  и это дает некоторое право обретения власти
над остальными,- только давайте вначале решим,что делать с телом капитана ? Нельзя же его так оставлять.Нужно похоронить.Но где ?  И как избежать излишней болтовни на судне? Могут и не поверить.Еще подумают, что это мы убили его.
 
Команда  и мои спутники ,услыхав такое,растерялись. И действительно  было   от  чего. Никто кроме нас не видел этого и тот же помощник может подумать,что все мы сговорились и,возможно,захотим убрать и его самого в дальнейшем.
Поэтому он мог и увести корабль отсюда, хотя это и рискованно.
Но любой моряк пожелает ,что лучше умереть на судне, нежели остаться навеки в каком-то диком, неизведанном мире.
Посоветовавшись, решили пока ничего не сообщать   помощнику и остаться на ночь здесь,на побережье.
Вопрос только заключался в том,что нечего было поесть.Среди изобилия  растительности мы пока ничего съестного не обнаружили.Какие-либо животные также отсутствовали, стараясь держаться от нас подальше.Поэтому вопрос этот оставался самым острым на ту минуту.
Наконец ,обговорив и это,мы решили послать на корабль двух членов команды за провиантом и заодно передать помощнику     то ,что капитан изменил свое решение и решил обосноваться на берегу.
 
Два избранных незамедлительно отправились обратно.Мы же решили дожидаться их здесь, не уходя никуда.Нужно было заняться выбором места погребения капитана.
 Команда вначале не соглашалась на это, предпочтя ему другой вид даль­нейшего существования согласно их традиций и уверований. Но спутя время небольшого дополнительного обсуждения, все же решили похоронить его здесь.
Просто не было другого выхода.Тогда я, как стар­ший среди всех них,решил поискать место для этого и пошел еще даль­ше вперед, желая несколько углубить знания о местности,а заодно и решить вопрос с захоронением.Все остальные расположились на отдых и принялись ожидать моего возвращения.
Насколько я понял,особо никто не желал более рисковать своей собствен­ной жизнью и это меня несколько омрачило.
Но делать нечего и пришлось исполнять задуманное.
 
Я прошел немного вперед,оставляя позади уже полузастывшее тело капитана, и углубился в какую-то дикую высокую растительность,которая издали казалась просто травой.Пройдя немного и не обнаружив ничего подходящего, я решил по­вернуть обратно.Внезапно меня осенила еще одна мысль.Почему-то мне показалось,что за мной кто-то наблюдает.
Не знаю, как это произошло, но неожиданно резко обернувшись,я увидел позади себя какое-то невооб­разимое  животное огромного размера с дикими красновато-розовыми гла­зами и длинной шерстью.Рост его казался мне огромным.
Оно опрежало ме­ня в этом где-то головы на три-четыре.Точнее сказать не могу,так как ноги неожиданно задрожали в коленях и казалось, я вообще лишился дара речи.
Животное смотрело на меня в упор.Наверное что-то во мне показалось ему знакомым и,судя по всему,оно пыталось что-то там себе вообразить или  вспомнить.
Наконец, довольно растянув рот в своей ужесточающей общие формы  улыбке, оно протянуло мне свою огромную лапу,такую же лох-матую,как и все остальное тело, давая понять,что настроено дружелюб­но.
Не в силах оторвать свои ноги от земли и не в состоянии двигаться и шевелить руками, я лишь   немного присел, едва- едва удерживаясь на ногах,и произнес что-то очень схожее с обыкновенным:"Угу, угу..".
 Животному это понравилось и оно сходу обволокло меня в свои лохматые объятья. От ужаса я думал,что помру на месте.Но,к счастью,этого не случилось и спустя время я оказался на земля совсем один и в неко­торой растерянности от произошедшего.
Животное же куда-то исчезло, словно испарилось вовсе .Я протер глаза.Уж не показалось ли мне все это?
Но осмотрев местность и обнаружив на себе длинные волоски шерс-  ти животного, я убедился ,что все это   не сон  и  не голодный обморок после длительного пребывания в трюме корабля.
 Меня охватило сильное волнение и пробил озноб, а затем судорога. Я посидел еще с полчаса, а затем немного придя в себя, медленно встал и пошел обратно.
Сдзлав несколько шагов,я в опаске повернулся, за мной никого не было. Я быстро -быстро зашагал к своим.
Выйдя из этой высокой травы, я оказался почти рядом с телом капитана, которое так и продолжало лежать  в ожиданьи чьих-то решений.
Я как-то облегченно вздохнул, и прошагав мимо него,направился к оставшимся. К величайшему  моему изумлению, никого на  месте не обнаружил.
Только смятая в отдельных местах трава, да брошенные пару лопат свидетельствовали о пребывании здесь людей.Я в ужасе осмотрелся.
Никого не было видно.Нужно понять такое состояние,когда человек остается один на один с окружающей его природой, причем в неизвестной ему  местности  с ее представителями.
 
Волнение охватило все мое тело
и вновь пробежал озноб.Я не знал, что  предпринять.
С одной стороны, мне хотелось бежать быстрее с этого места, а с другой,я не знал,
что делать с мертвым капитаном и куда бежать вообще.
Наконец,немного успокоившись и приведя в порядок свои внутренние  убеждения,  я все же отважился и решил  похоронить тело прямо на тропе, дабы точно знать где оно захоронено, а затем идти на поиски остальных.
Зачем я это делал тогда, я сейчас не знаю. Но,наверное,это было
нужно или  решено каким-то сверхъестеством, в которое я начинал верить все больше и больше.
С небольшим страхом в душе,я все же взял лопату и направился к телу покойного.Спустя минуту, я уже ковырял землю и пытался не смотреть ни на него, ни по сторонам.
Через время яма была готова и я , пренебрегая своими ранними уверованиями, схватил тело капитана и ,мигом опустив вниз, тут же быстро закопал,оставив на месте погребения лишь неболь­шой холм,который хорошо утрамбовал, дабы  он не расползался в сто­роны.
Пот лился с меня ручьем.Тело дрожало, колени подгибались и я думал, что   вообще  скоро свалюсь от такого перенапряжения внутренних чувств.
Но вот, немного передохнув и как-то успокоившись,я набрался некото­рой смелости и уже более храбро начал смотреть на окружающий меня мир.
К тому моменту природа снова развязала свой язык.Уж не знаю с чем то было связано,но наверняка не с тем,что со мною лично проис­ходило. По крайней нере, мне так тогда все казалось.
 
Я осмотрелся по сторонам.Судя по всему,мои спутники разбежались кто куда в разные направления.Очевидно,что -то их сильно напугало.
 "Уж, не то ли животное,которое заключило меня в свои объятия ?"-подумалось мне в ту минуту и при мысли об этом,меня снова бросило в жар.
Но потихоньку я начал справляться со своими чувствами и занимать более хладнокровную позицию.Наверное,такое происходит с каждым,кто хоть раз в своей жизни побывал в подобной ситуации. Конечно ,это слабо меня утешало,но все же как-то поддерживало и да­вало силу для дальнейших действий.
Постояв немного и,наконец,решившись пойти в одну сторону,я сделал шаг вперед.И снова,словно из-под земли,позади меня выросло огромное животное и схватило меня своей огромной лапой за плечо.
 Я обомлел и так и застыл на своем ходу.Повернувшись,я увидел снова улыбающиеся черты его лица и протянутую ко мне руку. Но на этот раз в ней было что-то такое,от которого мне ослепило гла­за .
Я машинально прикрыл их рукой и немного отведя взгляд,снова посмотрел. Животное исчезло, а на месте глубоких следов,проделанных им, лежало то,что меня вначале ослепило.
Я поднял это и внимательно изучил.Уж, не знаю как  мне удалось в ту минуту сообразить,но я вдруг понял,что это и есть тот драгоценный ка­мень , который искал погибший капитан.Мне не приходилось ранее видеть подобное,но доводилось слышать в тех же тавернах о каких-то сказоч­ных землях,где очень много такого камня, который дает людям богат­ство и, впоследствии, райскую жизнь.
Я недоуменно пожал плечами,пытаясь понять поведение этого неизвест­ного мне существа.
Зачем оно дало мне это? И как понимать настоящее его отсутствие, да и вообще,сближение со мной ?  Чего оно ,собственно, хочет от меня ? Может, я ему нужен зачем-то?
Эти вопросы как-то мигом выросли у меня в голове и заставили на неко­торое время задуматься над моим,почти,бедственным положением.
Я присел на траву и стал размышлять.
Что понадобилось здесь капитану? Золото? Да,очевидно,это.Конечно, он скрывал все от нас до самого пос­леднего дня.Естественно,то же нужно и его команде,так как задаром никто бы не ходил по морю столь  далеко.Нас же взяли только потому, чтобы использовать как рабочую силу.А затем...? А что затем,..затем, как говорят - концы в воду.Toeсть, нас в воду,чтобы никто не знал и не догадывался.Да ? Но откуда об этом месте знал капитан ? 3начит,существующее поверье или болтовня вовсе не такие.Значит, кто-то знает об этом месте и видимо сообщил об этом капитану.Может, кто из команды? Нет, вряд ли ..Имело бы смысл так рисковать самому капитану. Значит, либо его кто-то нанял,либо он сам,разузнав об этом,отважился на та­кой далекий поход.Что ж,это более вероятно.Но, что делать теперь мне? Куда разбежались все остальные ? Еще подумают на судне,что я  не такой как другие  и что это я расправился с командиром?Да нет,вряд ли. Дру­гие же видели,что это не так.Значит, скажут и соответственно -  я не ви­новен.Но поверит ли помощник во всю эту историю с огненным шаром, да и как доказать теперь свою невиновность,если его тело уже погребено мною же.Значит, места для меня на корабле может и не найтись,если обо мне не позаботятся другие.Нужно найти их и рассказать о случившемся со мною.А поверят ли они мне?А почему нет? Вот камень в руке,как доказательство всему,следы на земле также,да и сами они видели,на­верное, животное, раз бросили все и убежали.Но вот, что интересно. Если я покажу им камень,то они тут же спросят, где я его достал и прикажут вести на то место и будут искать.Как же они тогда поступят с животным,если оно вдруг покажется снова, думая что и другие, как я ? Может, захотят расправится с ним,чтобы не мешало искать? Они ведь за этим сюда приехали.Да-а-а.Что-то не складно для меня получается.Все как-то однобоко.Да и животное жалко.Оно ведь вроде дружелюбно наст­роено, даже камень вон принесло...
Не зная, что предпринять,я осмотрелся по сторонам,вглядываясь в темную чащу впереди меня .Что-то меня привлекло  в той стороне.
Неожиданно передо мною выскочило какое-то животное и броси­лось туда,куда я смотрел.Спустя короткое время оно исчезло из виду, оставив после себя лишь неглубокий след.Не знаю почему,но я встал и пошел в ту сторону,по дороге стараясь примечать местность и несколько опасливо осматривать отдельные участки,где вполне мог спрятаться кто угодно.
Надо сказать,что лопату,как единственное мое оружие,я на всякий случай прихватил с собой и,теперь,гордо возвышая ее,продвигался все ближе и ближе к чаще.
Наконец я пересек более-менее открытую мест­ность и оказался один на один с окружающей меня со всех сторон ча­щей. Страх слегка пробежал по моему телу,но вскоре я освоился и по­тихоньку продвигался дальше,иногда помогая себе лопатой разгребать встречные заросли.
Вокруг стояла глубокая тишина.Как-то странно было это наблюдать.Стоило начать какое-то движение  -  и  вмиг все замирало. Наоборот же  - оживало снова.
Наверное в этом был какой-то смысл и я все время пытался понять почему так происходит.
 
 Пробравшись на какую-то менее заросшую местность и опустившись на колени,чтобы напиться воды из небольшого,протекающего рядом ручья, я
вдруг почувствовал чье-то таинственное присутствие.
Холодный озноб вновь пробежал у меня по спине и я весь напрягся в ожидании какого-то нападения.
Но ничего подобного не случилось. Поэтому, попив воды, я пос­
пешил убраться отсюда подальше и зашагал вперед.
Внезапно передо мною, шагах в пяти, вновь выросла фигура того
 животного.Я остановился в неве­дении.
Оно подошло ближе и снова протянуло руку.На этот раз в ней ле­
жал камень побольше и уже не сверкал как предыдущий, а только
 поблес­кивал в жалких лучах,пробивающегося сквозь темень
 солнца.
 Я взял этот камень прямо у него из руки и прижав его к
 сердцу,сказал:
-           Спасибо.Угу,угу,- и закивал головой в знак своего согласия с   его  деятельностью.
-           С-п-а-с-ь-и-б-о,- повторило    негромко животное, при этом чудовищно открывая свой рот и шевеля в нем языком.
Камень мгновенно выпал у меня из руки, и я весь побледнел.
Уж, не знаю чего я больше испугался: того ,что животное заговорило человеческим голосом или  того яростного выражения  в мимике его лица  при выговоре подобного.
На секунду мне даже показалось ,что оно готовится меня съесть.
Животное видимо не поняв такое мое стояние, подобрало камень   из глубоких травяных зарослей и вручило мне снова, при этом повторив те же слова ,что и я.
-    С-п-а-с-и-б-о-о.Угу,угу.
 
Причем последнее выражение у него получилось значительно лучше, нежели первое.
Значит, решил я про себя, оно может разговаривать,если его обучить это­му и показать.Но зачем оно постоянно сует мне эти камни ?
Этого я не мог понять, а поэтому совсем  по человечески  просто  спросил, набравшись храбрости  и  при этом пытаясь то же показать руками.
-    Чего ты хочеш за это?- и  я начал тыкать пальцем в камень и  возвы-­
шающуюся  надо  мной  грудь животного.
Судя по всему оно  не  поняло моего вопроса  и  только повторило преды­дущие слова,  при этом так же  ужасно искривляя черты своего лица.
Тогда я взял и отдал камень животному, вложив его прямо ему  в лапу  и отрицательно  помотал   головой.
Оно  почему-то рассердилось и открыто  выразило  свое  недовольство  голо­сом совсем слабым  и  не  сильно развитым, как то бывает у  других. Потом сунуло мне его обратно и обратившись ко  мне  спиной, начало ухо­дить вглубь чащи.
-    Эй, постой,- почти   крикнул  я, и  бросился за ним следом, совсем  не   понимая зачем  это  делаю.
Животное  не  обратило внимание на  мой  возглас и лишь посмотрев, что я
иду следом,  продолжило свой  путь.
Тогда до  меня дошло,что оно хочет мне  что-то  показать и  я  еще  пуще
прежнего устремился  за  ним следом,  пытаясь по  дороге   не  отставать и
не   отвлекаться.
Мы прошли очень длинный участок густой растительности.Затем пере­секли ручей вброд  и через некоторое время вышли на небольшое черное плато.
Солнце уже стояло над головой и определить в какой стороне мы нахо­димся было просто невозможно.Я продолжал идти за животным.Оно про­биралось все дальше и дальше ,оставляя позади себя   глубокий след, иногда сдвигая камни, если они попадались ему под  ноги.
-    Может оно хочет меня съесть ?- неожиданно всколыхнула мою душу  возникшая в голове мысль,и от этого внутри стало муторно,голова закружилась, а  ноги мгновенно ослабли.
Я остановился и сел на ближайший камень, в поиске своего дальнейшего решения.
Животное, видимо почувствовав, что я остановился, повернуло свою голову назад и также прекратило движение.Затем оно село, как и я на  камень и принялось ожидать меня, лишь иногда поглядывая куда-то  вверх  и  с  некоторым любопытством, возвращаясь взглядом   ко мне. От того мне стало еще хуже.
-    Точно, хочет отвести подальше и съесть,-пришла в голову мысль,-но,что мне сделать   Убежать ? Но куда, да и вряд ли я смогу это сделать.Оно ведь в один миг меня догонит.Так что же тогда ? 3ащищаться ?- и
я с беспокойством посмотрел   на свою лопату, -  да-а-а, - тут же согласил­ся я, - неподходящее оружие для  такого великана.Максимум чего я  добъюсь  так это то,что получу мгновенную смерть в этой неравной схватке.И чего ему от меня надо ?..
В таких вот мыслях и протекали минуты моего страха. Животное, навер­ное, устав ждать моего решения, почему-то заволновалось и принялось колотить себе грудь руками, всем видом обращаясь ко мне,как бы давая понять,что нужно идти.
Я судорожно сглотнул слюну и ,мрачно вздохнув, поднялся с камня. Живот­ное обрадовалось и внезапно сказало то же,что я ему прежде, как -буд­то понимая, что оно значит.После чего, встало и отправилось в путь, все дальше и дальше увлекая меня за собой вглубь этой полугористой  местности.
Я понуро брел следом и мне казалось тогда,что это последние шаги в моей бренной жизни.И хотя я особой тяги к ней не испытывал  в силу предыдущих объяснений,все же не хотелось вот так глупо умирать, да еще в качестве съестного для  другого.
 
Так и шли мы по довольно открытой местности. Оно впереди,а я чуть сзади,склонив голову и поминутно вздыхая.
Вскоре дорогу нам преградил огромный камень и я хотел было уже об­ходить его стороной, как вдруг, животное принялось отволакивать его в сторону.Сначала я не понял зачем оно это делает,но когда из-под
него начала появляться какая-то дыра, то до меня дошло,что это вход в какое-то подземное жилище .Оставалось только удивляться его силе
 и способности к скрытности от других глаз.
 
Осмотревшись, я попытался запомнить это место, хотя и  не   знал толком, зачем это мне нужно. Все равно ведь, как я считал,  моя участь предрешена.
      Наконец,  животное освободило часть прохода и предложило следовать мне внутрь,всем видом показывая, чего именно оно от меня хочет. Я грустно и тяжело вздохнул, пытаясь в последний раз насладиться сол­нечным светом и погреться в его лучах.
С минуту помешкав и испытав всю силу терпения животного,  я все же шагнул вглубь, как  мне  казалось  навстречу  своей  смерти.
 
Как только я спустился по странному ступенчастому коридору  вглубь этого жилища,  дыра за мной закрылась, а животное быстро поравнялось со мной, справившись довольно скоро с тем  огромным камнем.
До сих пор не могу понять, как это ему удавалось. Я остановился, мысленно прощаясь с жизнью и приготовился читать про себя молитву, которую в детстве читала мне мать.
Животное,  не обратив на это внимание,  проследовало мимо меня и удалилось несколько вперед,  из чего я сделал вывод,  что оно пока не голодно, и хочет оставить меня до вечера  или  до следующего дня.
Мне ничего не оставалось делать,как двинуться за ним вглубь этого странного коридора,  который скорее всего напоминал какой-то туннель, искусно прорубленный   кем-то  среди  огромного количества  камней.
Странным было также то ,что никакого источника  света я  не  наблюдал, но вокруг было светло и совсем не  сыро,  как  то  могло быть среди  кам­ней.
"Странно все  это, -  подумалось мне в  ту  минуту,  но задавать вопросы бы­ло некому   и  я  потихоньку,  стараясь рассмотреть  все  как  есть, двигался
дальше.
Мы прошли совсем немного, как вдруг животное свернуло в сторону от этого прохода, лишь только сверкнув в мою сторону глазами,тем самым давая понять,что нужно идти следом.
Я подчинился.  А что мне оставалось делать? Да и куда тут,собственно, бежать? Кругом одни камни.
Ответвление оказалось несколько уже, чем основной тунель и животное едва  не касалось самих стен.Я же,свободно проходил,так как был непо­мерно худ и особо не высок ростом.
 
Наконец,эта часть закончилась и мы вошли в какое-то длинное и не силь­но широкое помещение.В нем стояли большие деревянные ящики, на кото­рых располагались такие же животные,только в меньшем размере.
 При виде всего этого у меня сраву помутилось в голове и я чуть было  не   рухнул на пол. Не знаю, что меня тогда удержало,но все же я устоял и попытался понять ,что же здесь происходит.
 
К моему удивлению, меня никто не испугался,   и все продолжали нахо­диться  в  относительном спокойствии.
Мы   проследовали  мимо этих странных существ и углубились в другое ответвление, которое вскоре привело нас в небольшую комнату,где я увидел то, зачем меня сюда и позвали.
 
На каком-то топчане или   на  чем-то  в  этом роде  лежало такое же большое животное,очевидно женского рода. На груди у него находилось совсем маленькое существо и, наверное, сосало грудь.
 
Я в недоумении остановился и не мог понять чего они все от меня хотят. Наконец,первое,указав рукой на второе,что-то промычало по своему.  
 Из этого я понял,что нужно подойти поближе и осмотреть других. Страшно переживая и,естественно, боясь, я подошел почти вплотную к самке и с удивлением обнаружил, что младенец совсем не похож на своих родителей,если это так можно было считать.
Я растерялся. Скорее всего, это был такой же человек, но все же чем-то не схож на  него, да и размеры были конечно, не те.Он был гораздо боль­ше любого человеческого младенца  и более ворсист, если так можно сказать о  состоянии его нательного покрова.
Но,наверное, это-то и пугало его родителей, и возможно,они ждали моего объяснения по этому поводу.Но, что я мог им объяснить,если сам не понимал в этом ничего. Поэтому,осмотрев младенца ,я отошел в сторону, и сказал, поясняя животному дополнительными  жестами.
-   Я не могу сказать тебе почему так. Но он выживет, если вы хотите это знать.И будет как и вы ,почти такой же.
 
Не знаю,поняло ли меня животное,но внезапно улыбнулось и протяну­ло мне свою руку.Я не знал ,что с нею делать и потому просто похло­пал сверху, от чего оно пришло в восторг и радостно запрыгало. Улыбнулось и второе животное,подняв малыша над собой и немного потря­сая им в воздухе.
Спустя минуту их радости закончились и они оба уставились на меня. Теперь мне стало еще страшнее.Я подумал,что сейчас то со мной и расправятся.
Но через время их умиления мной закончились и самец , схватив меня за руку , потащил  вглубь других коридоров.
Мы прошли совсем немного и оказались в каком-то помещении,где было полным полно тех камней, которые мне дало животное.Они были в бес­порядке расбросаны по полу,словно кто-то их специально раскинул так.
От удивления   у меня перехватило дыхание,но еще больше я изумился, когда подойдя ближе к стене,обнаружил то же   в огромном количестве.
Теперь я понял откуда происходил тот свет.Это ослепительно блестело  золото на  стенах,очевидно отражая какой-то попадающий сверху солнеч­ный луч.
В тот момент я почувствовал себя настоящим богачем.Но это минутное оцепенение надолго не затянулось.Животное вдруг потянуло меня в сторону,очевидно пытаясь что-то показать еще.
Мы прошли немного вперед,затем свернули в переход, затем повернули еще куда-то и наконец, попали в одну из затемненных комнат,где как я понял, золота не  было.
Животное указало мне на некоторые неизвест­ные предметы в виде больших металических бочек с какими-то  надпися­ми  на боках.Присмотревшись, я разобрал лишь некоторые буквы,но что они обозначали,все равно не понял.
Наверное надписи были сделаны на другом языке.Но заинтересовало меня другое.На все тех предметах был один и тот же знак, очевидно так же что-то обозначающий, и даю­щий понять,что все они  принадлежат к чему-то одному.
-     Может, здесь вино?- подумалось мне вслух и я уже было хотел попробовать распечатать один из таких предметов, но,вдруг,животное резко
оттащило меня в сторону, не дав даже дотронуться до него.
Я с удивление посмотрел в его сторону и в знак непонимания ,пожал плечами. Тогда , оно потащило меня обратно вглубь этих коридоров и привело к  животному с младенцем. Затем, говоря о чем-то на своем непонятном языке, животное стало тыкать рукой в появившегося на свет младенца и указывало в сторону нашего прежнего посещения.
-     А-а,- наконец дошло до меня и я стукнул себя по лбу,- значит, те предметы как-то отразились на вас.Но, что это такое ?- задал я сам себе вопрос, потому как мой собеседник на  него ответить никак не смог бы.
В то же время животное смотрело на меня внимательно, видимо ожидая какого-то ответа с  моей стороны.Тогда ,немного поразмыслив,я ему сказал:
-            Вам туда нельзя,- указывая рукой на него и нее, при этом отрица­тельно качая головой и указывая в сторону места с теми опасными предметами,-нельзя, нельзя,- повторял я дальше и снова показывал.
-            Не-е-е..- начало отвечать мне животное и так же качать головой.
- Угу-угу,-ответил уже я, согласно кивая.
-            Угу,угу,-быстро выговорило оно в ответ и снова попыталось сказать мое,- Не-е-е-е..
-            Угу,угу,- сказал я и снова замахал руками.
Так повторилось несколько раз,после чего я устав ото всего этого,
присел на пол и смахнул,набежавший со лба  пот.
Животное тут же повторило мое движение и снова вскочило на ноги.
Тогда я еще не совсем понял отчего так произошло,но спустя время  догадался, что оно хотело, чтобы его чему-то обучили.
Посидев немного и переведя дух, я встал и вопросительно посмотрев
животному в глаза,сказал:
-    Теперь мне нужно сходить наверх,-и я указал рукой вверх.
Не знаю , поняло ли оно меня сразу,но взяв внезапно меня за руку,снова
потащило куда-то.
Спустя короткое время,мы приблизились к какому-то очень светлому  месту,где я с удивлением обнаружил, что это  не   что иное, как выход из этого тунеля.
 Только довольно узкий. Потому-то им животное не пользовалось.
Я посмотрел на него и махнув рукой в ту сторону,откуда пришли, повторил еще раз прежнее,и покачал отрицательно головой,пытаясь показать,что жить им тут не следует и лучше, уж,перебраться в другое место,хотя бы наверх. Наверное на этот раз оно поняло меня и согласно кивнув,произнесло
-    Угу, угу.
Я остался доволен таким результатом своего общения с неизвестным мне доселе существом,и радостно помахав ему,пошел к выходу, скорее всего образовавшегося  в результате какого-то внутреннего обвала среди огромного количества  камней.
 
Животное не ответило мне тем же, а только молча проводило меня взглядом. На секунду мне даже показалось, что в его глазах промелькнула грусть или что-то на это очень похожее. Но уже на следующий раз моего обращения назад, оно просто исчезло из виду,словно его и не  было никогда.
-    Что за странное приключение ?- подумалось мне после того,когда я  уже пробрался   наверх по довольно крутому лестничному подъему, из чего сделал вывод,что это место уже было кем-то ранее возделано.
 Человек не смог бы так ровно очистить стены.Не век же он здесь тру­дился ? Может, это те животные ? Да,нет.Они просто там обитают и ис­пользуют как жилье.Тогда, кто же?
Этому вопросу мне пока не удавалось найти ответа,так как я уже под­нялся   к самому верху и выглянул наружу. Везде стояла тишина и было пустынно молчаливо.
"Еще одна загадка",-подумал тут же я, вылезая     в  круглое отверстие.
Солнце уже начало опускаться  вниз, из чего я сделал вывод ,что вре­мени прошло много и пора бы самому подкрепиться.Но чем и как?
На это пока не было ответа.Мне пришлось молчаливо опускаться с вершины горы, при этом совсем не зная, куда же мне дальше идти. И тут я вспомнил про свою брошенную лопату неподалеку того огром­ного камня,где был вход в тунель.
"Хоть какое-то оружие"- подумал я и почти бегом бросился вниз,на ходу ловко оббегая камни.
Добравшись до того места, я подобрал лопату и с такой же гордостью, как и до всего этого,начал опускаться ниже. Вдруг ,в этой откровен­ной тишине, я очень ясно услыхал чье-то шипение и даже небольшой присвист.
-    Черт.Неужто змея  где?- подумал я тогда и стал осматривать местность более  внимательно.
Но,к удивлению,ничего не обнаружил и продолжил путь дальше,правда,  более осторожно.
Шипение и треск повторились и где-то уже ближе ко мне.
Что-то тревожное начало подбираться у меня изнутри и я даже остановился на мгновение.
И как оказалось, вовремя.
Буквально впереди меня, шагах в пяти, вырос фонтан воды и устремился в небо,обливая все вок­руг и чуть ли не дотягиваясь до меня.Я шарахнулся в сторону от него и чуть не напоролся на другое.Сверху ко мне приближался огненный  шар.
Это вконец вывело меня из равновесия и я бросился что есть силы бе­жать обратно.
Где-то на пол-пути я остановился и осмотрелся.
Шар куда-то исчез ,фонтан пропал.
-    Черт,-выругался я вслух,- что это все мне снится что ли ?
 
Но,как оказалось, это было наяву.Стоило мне шагнуть вперед,почти мгновенно впереди возник  шар из- под земли, словно какое-то  чудо.
Я остановился и не знал что мне предпринять.Шар оставался на месте без видимого движения.Тогда я отодвинулся немного назад, пятясь и спотыкаясь о камни.
Шар снова исчез,словно спрятался под землю. Мне стало непонятно, куда он пропадает и это несколько раздражало меня, заставляя слегка терять самообладание.
Я присел на землю и несколько минут посидел без всяких движений. Немного успокоившись, я вновь встал и сделал шаг вперед.Что-то больно кольнуло меня в ногу и я мгновенно перевел взгляд вниз. То была какая-то странная иголка, невесть откуда взявшаяся здесь и впившаяся мне в ногу.
-    Вот ,черт,-опять выругался я, вынимая иглу из ноги и делая очередной шаг вперед.
Но,наверное,за это время что-то   все таки изменилось и впереди больше ничего не было видно.Все же я решил особо не рисковать и двигался медленно, аккуратно ступая и,теперь уже глядя во все стороны,не говоря уже о земле и   небесах, а заодно обходя ранее возникший фон­тан стороной.
-    Странно,- подумал я тогда,- почему , когда мы шли сюда его не было и того шара также ? Может, это связано как-то с теми животными ?
Они здесь живут и,наверное,ничего этого не боятся ? Но так ли это на самом деле ?
Проверить,конечно,у меня не было возможности, да и желания ,если откровенно, тоже.
За все время моего достаточно короткого пребывания здесь,я уже столько страху натерпелся,  сколько не испытывал за всю свою жизнь.
 Поэтому,я тихо опускался вниз,стараясь ничего не нарушить и даже не производя какого-то звука  моих движений.
Наконец,благополучно миновав зону, я добрался до более густых зарослей и с облегчением вздохнул,немного расслабившись,но тут же пожалел об этом,так как почувствовал,что что-то придавило меня сверху к зем­ле и не отпускает.
 С минуту подергавшись, я стих и предался собственному забвению, думая
что в этот раз мне по настоящему не повезло.
Но вот тяжесть понемногу спала и я смог более свободно вздохнуть и посмотреть,что же это было.
Конечно, лучше было бы не делать этого, а просто подняться и уйти, ибо то , что я усмотрел,  повергло меня в еще больший ужас, чем все преды­дущее .
 
То была огромного размера  змея,  наверное,  просто откормленная до предела, ибо ее величина не  укладывалась в моем  понимании   и  пред­ставлении о подобном.
 
Она уползала в сторону, наверное, так и не об­ратив внимания на такого червя,как я, потому  что относительно нее,  мое   бедное тело выглядело просто нелепо или даже  смешно.
           В который раз я перевел дух и,встав на колени, просто помолился той единственной  молитвой,  которую знал еще  с детства.  Сейчас для меня не было другого спасения кроме этого,  да еще   хоть  малейшего чувства   совладания собою,
 
Природа таила в себе опасность на каждом шагу,  и я ,уж,  было подумывал о том,  зачем Бог ,вообще, сделал  так, что  нас так много на земле   в разных  видах  и выражениях,  если бы можно было обойтись и несколькими,  и желательно не такими  большими,  как эта змея.
 
Спустя некоторое  время, когда чудовище удалилось от меня  на порядочное расстояние,  я встал и зашагал  вперед. Правда, сказать так  -   это все равно что соврать,  потому как всякое  движение  в этих зарослях доставалась с трудом,и время от времени мне приходилось останавливаться, чтобы  передохнуть.
 
Пот струился по моему лицу, а рубашка прилипла к телу. Хотя какая это была рубашка.После столь длительного путешествия,  да еще  в трюме, где сыро и мрачно,она превратилась просто в какую-то-рваную тряпку и лишь частично напоминала  вид  человеческого одеяния.
       Надо отдать должное капитану.Это  он одел нас для такого перехода и частенько заставлял стирать нашу одежду во время похода. Делалось это просто и довольно весело  со стороны команды.Нас по од­ному  обвязывали веревками и бросали за борт.Там мы вдоволь наслажда­лись соленым  морским  купанием и,естественно, обстирывались.
 После непродолжительной по времени процедуры,нас вытаскивали обратно и заставляли просушиться на ветру.Для этого необходимо было забрать­ся наверх и стоять там   вместо паруса.
На всякий случай веревки не сни­мали и они ,почти всегда,  после такой веселой прогулки по морю, остав­ляли хороший след на теле. Но мы не обижались за это,так как понимали, что вообще,  могли  бы сгнить в этом трюме  и  предстать  в  виде кушанья  для судовых  крыс  или  больших  рыб, проплывающих  иногда мимо. По правде говоря,  они всегда навевали на  меня тоску и невероятный  ужас. Особенно это было неприятно во время купания.
Завидя бурун, тоесть небольшую поднятую волну от могучего плавника, мы принимались неистово кричать и барахтаться в воде пуще прежнего. Собственно говоря, так  я и научился немного плавать. Правда ,об этом никто не знал. Попросту говоря,  я симулировал,  дабы никто не догадался.
 
Не знаю, уж,  зачем это мне понадобилось, но все же предполагаю, что судьба совершала надо мной  свой очередной трюк  в виде  запрокидывания невидимых крючков на  мое  дальнейшее  существование.
 
Не знаю конечно,что больше спасало нас от этих огромных рыбин: наши отчаянные крики и барахтанье,  или просто что-то  вроде  какого-то  благо- получного  случая при  определенном  стечении обстоятельств.
Но,в итоге, мы все-таки оставались живы ,а рыбы, повидав кукишь, оставались ни с чем.
 Правда ,бывало,они  еще долго кружили вокруг судна, думая наверное,  что капитан смилуется над ними и даст попробовать человеченки. Но  Жозеф  всегда только грозился им кулаком  и  приговаривал
-    Думаете, не  знаю чего хотите ? Нет.Не видать вам  нашего  мясца. Идите поищите  где  еще, -  и   он  с  великим  удовольствием сворачивал  пальцами
огромный  кукиш  и  показывал  его  рыбам.
Наверное те обижались на него за это, потому что сразу  ударяли  хвостами  о дно судна и даже  пытались ,иногда, его подтолкнуть.
Но ,бравый капи­тан был  не  из  пугливых и всегда спокойно относился к тому, что происходит  вне  его  судовой   компетенции.  Нам  же,  одновременно  грозил:
-    Что, сукины дети. Боитесь ? .. Ну и правильно. Вот доймете меня чем-
то, сразу за  борт и  по ветру.  Они ждут,- и он показывал пальцем куда-то
вниз, делая при этом небольшое приседание  и  притопывая ногой.
 
Вот такой  был  веселый  наш капитан. И сейчас, пробираясь сквозь чащу, я вспоминал его добрую улыбку, от которой иногда становилось невыноси­мо тяжело и его словоохотливость в отношении всего,чего он сам не признавал и не желал с ним же  считаться.
Но,как бы там ни было,все же он был хорошим человеком,  если не сбросил нас в море  на  корм  рыбам. И за это я ему  был благодарен.
Поэтому и похоронил его с достоинством, как и полагается обычно человеку,а не оставил  на съеденье дикому  зверью  или   вот  таким  ползающим   гадам.
 
При   мысли .  о пере­житом, меня снова охватила дрожь и я даже остановился от этого. Но,спустя минуту,уже пробирался далее, сам толком не  зная куда.
 
А время шло , и солнце  клонилось к закату.  Я видел это по большой сгу­щающейся массе   сумерек  и теней  среди этого  дикого  мира   растений,  а также  по собственному   предчувствию.
После обеда меня всегда клонило ко сну ,независимо от того,  где я пребывал и что делал. Конечно , я боролся с этим и как мог справлялся ,но теперешняя жара и сырость , меня окончательно сломили.  Пришлось остановиться и малость передохнуть.
Я посидел  минут  пять на каком-то,  давно поваленном  дереве и уже  было собрался идти далее, чувствуя ,что могу растерять свою последнюю силу, как, вдруг, неожиданно для  меня,  что-то  слегка  коснулось моего плеча.  Я содрогнулся и медленно  повернул  голову  назад.
-    Господи,-  хотелось сказать мне  в ту минуту, -  зачем ты  породил  меня

на этот свет,  если  можно  было этого  вовсе   не  делать.
Но,наверное, на  этот счет у самого Бога были другие планы,и поэтому мой вопрос оказался попросту брошенным словом среди этого  огромного оазиса  сплетенной воедино растительности  в ее недоступном понимании и величине.
То,что смотрело на меня своими сверкающими глазками,нельзя было наз­вать каким-то животным.
Наверное,его можно было бы отнести к разряду тех огромных рыб,которые по воле Бога  существовали в море.
Ну,представьте сами. Голова, как у собаки или даже чуть меньше.На теле какая-то чешуя, распирающаяся в стороны посредством каких-то окостенелых  нарос­тов. Позади огромный хвост в такой  же чешуе и почему-то грязно-серого оттенка, а не зеленовато-серого, как все тело.
Огромный, высунутый язык, как раз и касался моего плеча и я уже подумал, что это чудовище пытается  попробовать меня  на вкус.
 
 Я быстро и резко вскочил на ноги и бросился бежать,если так можно  было назвать мою усиленную борьбу с густой растительностью и немного ускоренное продвижение вперед.
Я пытался не смотреть назад,  но голова почему -то поворачивалась са­ма и время от времени, я все же смотрел на  это чудовище и пытался предусмотреть его действия.
К великому моему изумлению ,животное, если это было оно,не последовало за мной, а продолжало оставаться на месте и спокойно что-то пережевы­вало во  рту, при этом делая  почти ужасной форму своей головы.
Понемногу я успокоился и даже заинтересовался этим.Судя по всему оно меня не видело и не слышало, как мне сразу показалось. Поэтому, спустя еще время, я немного осмелел и попытался понять, кто же это такой.Но этому моему решению помешало само время.  Внезапно среди  этой  глухой  чащи  стало темно.
-    Черт меня подери,- выругался тихо я  и присел за одним деревом,дабы  не навлечь на себя еще какую-нибудь беду.
Стояла тишина и только в отдельных метсах:то тут то там,раздавались скрипучие голоса каких-то животных или птиц,толком я не мог определить.
Внезапно, как   из  ведра, хлынул  дождь и грохотом  по  всему
этому дремучему лесу  прокатился гром. А дальше: и пошло,и поехало .
То блистала молния, ударяя куда-то в землю, то грохотал гром,и все это время лил дождь,не переставая ни на секунду.
Я подполз к дереву поближе и попытался спрятаться под каким-то листом.
Но струйки стекающего дождя  все-таки доставали  меня и потихоньку  моя одежда стала намокать и впитывать в себя окружающую влагу.
Спустя непродолжительное время все стихло.Вновь посветлело  и я воспрял духом.
-    Эх,хорошо,-подумалось мне,- что есть солнце на небе,а то бы век  пришлось бы сидеть в темноте.
Я посмотрел в сторону животного,но его там уже не оказалось и мне даже стало немного грустно от того,что вовремя его не рассмотрел.
 -   Ладно,-сказал я сам себе тихо, -  еще насмотрюсь.Времени у меня ,ой, как много,если,конечно,останусь жив.
Эта  последняя мысль повергла меня в жестокое уныние и даже воспроиз­вела на моем лице слезу.
Но я тут же резко смахнул ее и решил во что-бы то ни стало бороться за свою жизнь и добиться чего-то более су-    . щественного в моем жалком и ничтожном существовании.
 
Решив так ,я продолжил свой путь и вскоре чаща немного расступилась, дав мне дополнительную силу и придав умственного благоговения.
Пройдя совсем немного, я оказался у той самой реки, которую переходил с животным.После некоторых раздумий ,мне пришла в голову мысль,что нужно продвигаться вниз по течению реки.Это определение должно было вывести меня к морю.Так я и поступил. Но , принять решение -  это одно, а исполнить -  другое.
 И мне пришлось довольно не сладко пробираться вдоль реки вниз по те­чению.
Спустя некоторое время я оставил эту затею и решил идти   поодаль реки, лишь изредка проверяя ее близость.Это несколько облегчило мои усилия, а на душе стало приятнее и теплее.Но радушное состояние продлилось недолго.
Солнце начинало клониться к закату, а я так и не определился в этой местности, растерял всех спутников.
   И к тому же остался голоден. Странно,но за время моего довольно длительно пути,мне не попалось ни одного дерева с какими-нибудь плодами.
Может, тогда был не сезон, не знаю.  Но,находясь среди такого изобилия растительности, я продолжал голодать. Листья же употреблять мне как-то не хотелось.
Почему-то сразу возник­ла картинка. Маленькое животное у старого моряка на плече  ест свой завтрак.
Это как-то порочило мои внутренние убеждения и не давало морального права прикоснуться к такой еде.Поэтому,я шел дальше, смот­ря себе по ноги, да по сторонам в надежде,что какое-нибудь маленькое существо попадется мне под ноги и мне удастся приготовить его себе на ужин.Хотя как ?
 Огня или чего-то для его воскрешения у меня не было и не могло быть,так как мы,находясь с первого дня на борту,были нап­рочь лишены   этого во избежание какого-либо пожара на судне. Лампу же  нам зажигала сама команда, да и то подвешивала ее высоко,чтобы не достали.
Поэтому,оставалось только надеяться на какое-то провидение и благо­получное совпадение,способное продлить мою несчастную жизнь  и как-то  сократить   мои поиски в дальнейшем.
Но,к сожалению,пока этого не чувствовалось и не предвиделось,и я продолжал идти вперед,ощущая лишь то, что силы все же потихоньку покидают меня и возможно придется вновь остановиться где-нибудь на ночлег.
Но ,где ? Пока об этом не хотелось думать, хотя я изредка уже начинал поглядывать наверх,в надежде высмотреть какое-нибудь птичье гнездо, дабы там более -менее спокойно переждать ночь. На земле как-то оставаться не хотелось.
Виной  всему были последние приключения  и  мое личное отвращение ко всему ползающему.
Я знал,что к примеру,змеи могут забираться и на деревья,но все же пред­полагал, что не так высоко. К тому же,случайность встречи ее на земле была гораздо большей, нежели в другом месте.
По крайней мере, мне этого хотелось бы  и мысль об этом хоть немного, но упокаивала меня и давала некоторое преимущество в плане преодоления чувства страха и общей неуверенности в себе.
В таком вот унынии я и продолжал идти вперед, посматривая теперь еще и назад, ибо чувство   какой-то постоянной угрозы и опасности  не остав­ляло ни на секунду.
Так прошло еще немного времени и казалось совсем скоро натсупит темнота. Я уже начинал серьезно беспокоится по этому поводу. На всякий случай, я присмотрел впереди одно местечко и сходил проверить, ушел ли от реки в сторону.
Все оказалось впорядке и,возвратившись,я побрел к избранному месту,где,как и предполагал,проведу ночь.
 Но судьба всякого,бывает переменчива.Она способна в один миг,изъявив свое желание,изменить ваше настоящее до неузнаваемости. Так произошло и в тот день.
Не успел я приблизиться к заветному месту, как вдруг где-то в стороне, недалеко от себя, послышались чьи-то голоса.
 
Самого разговора я не понял,но то, что это были люди - несомненно. Почти напролом я бросился навстречу этим звукам, исходящим,как мне по­казалось, откуда-то сверху и спустя время я обнаружил тех,кого искал. Это были мои старые знакомые,спутники   по общему несчастью,которые были почему-то привязанными к разным деревьям и переговаривались меж­ду собой.
Членов команды я не увидел и это несколько озадачило меня.
"Значит,-  решил я про себя,- они оставили этих несчастных здесь, дабы самим уповать на что-то.Интересно,на что ? - и мне тут же захотелось найти ответ на этот вопрос.
Но чувство сострадания к такому же ближнему  никогда не было мне     чуж­до  и первым делом я решил освободить моих друзей.
Хотя вряд ли мы мог­ли так называться,несмотря на то,что пробыли так долго вместе. Но сейчас не время было выяснять отношения  и я решительно бросился им на помощь
         Глава  3
ЧУДЕСА
Люди были привязаны веревками, из  чего я заключил,что те два, посланных нами совместно, все-таки дошли до судна и возвратились об­ратно. Не понятно только то, как они встретились и почему оставили этих  бедолаг здесь на ночь.
Как выяснилось позже,по ходу распросов и освобождения,команда все же рассказала помощнику о случившемся  и на всякий случай тот принял ре­шение по мерам предосторожности,оставив нас на берегу,а всех осталь­ных взял на судно.
Потому-то они и были привязаны к деревьям,чтоб не разбежались кто куда.Что же относительно меня, то вопрос оказался вов­се недвусмысленным.
Они приняли решение меня изловить и убить,так как считали почему-то основным виновником смерти капитана и к тому же удравшим с места происшествия.
Сами же они ушли оттуда только потому, что все же не захотели мне подчиняться и решили сами видеть своего командира  в лице оставшегося помощника.
Таким образом,судьба моя была предрешена и оставалось только улепе­тывать подальше,предварительно освободив этих бедняг.
 
 Но куда идти ночью,тем более в неизвестном краю ? Поэтому,немного посовещавшись,мы все решили одновременно дать деру, так как и остальным,судя по всему,готовилась моя участь.
 К тому же, зная о первостепенных намерениях всей команды, это вырисовывалось само собой.
Старик предложил уйти с этого места уже сейчас, но я почему-то не решился и,наверное,сделал правильно,потому как все дальнейшие собы­тия были связаны именно с этим.
Мы расположились на ночь на деревьях словно птицы, высоко поднимающи­еся в небеса,и с нетерпением дожидали будущего рассвета.
 Сон как-то не шел,хотя было свежо и совсем не холодно.Хотелось есть, но со временем продления сумерек, постепенно перерастающих в темноту, это желание пропало и на его месте появилось другое. Страх за свое будущее и уже настоящее,так как с наступлением темноты, природа    начала  по-своему   оживать.
 
Даже будучи в такой тьме, можно было увидеть как раскрываются некоторые цветы, а их внутренность напол­няется непонятным нам ночным миром насекомых и им подобных. То тут,то там начали раздаваться тревожные позывы каких-то диких животных,наверное,желающих изведать чего-нибудь на ужин.
От таких мыслей становилось как-то не по себе.Кому ж хочется попасть зверю в лапы. Чаща со временем то пустела голосами и звуками, то ,наоборот,наполнялась,приближая  к нам     ближе все то, что в общем просто именуется при­родой.
 
 Захотелось и самому немного покричать, дабы как-то внутренне успокоиться, но здравый смысл пока не давал даже пикнуть в какую-либо сторону.Наверное,судьба решила сама позаботиться о своих подчиненных и на этот раз оставить их целыми и невредимыми.
       В невероятной внутренней тряске и каком-то внешнем дрожании прошла часть наступившей ночи.Я уже начал было дремать,крепко схватившись за толстую-толстую ветку  и расположившись поудобнее,чтобы не свалиться вниз.
Неожиданно,где-то совсем рядом, мне послышался сухой треск и знако­мое шипение.
-   Черт меня подери,- едва слышно и почти сквозь дремоту прошепеля­вил я  и открыл глаза.
Вначале я не поверил тому ,что увидел. Повсюду,куда ни кинь взор,было полным полно тех самых светящихся шаров,которые безо всякого труда загнали капитана в могилу.
Они парили в воздухе и создавали своеобразный шум,при этом едва замет­но двигаясь в какую-то одну сторону.
Мы сидели тихо,словно мыши, завидя опасность со своей норы. Наверное, так было скорее всего от страха, охватившего всех нас одновременно при виде подобного, а  не благодаря какой-то внутренней исходящей силе, превращающейся в самообладание.
 
Зрелище приковывало и притягивало к себе.Шары медленно продвигались в одном направлении и отдавали какой-то сероголубизной  в сочетании с ярко-желтым и чуть чуть оранжевым цветом.
Иногда,ударяясь о что-то на своем пути,они роняли искры,и oт этого нам становилось еще страшнее.   
Я чувствовал  как по моей спине бегают мурашки,а волосы превратились просто в какую-то густую щетину.И,практически,полностью вздыбились.
 Что чувствовали мои товарищи по несчастью  - не знаю,но думаю не о том, что нужно что-то делать или звать на помощь кого-то.В конце концов, обращаться все равно было не к кому и оставалось только ждать и молить­ся, чтобы все это прошло стороной.
 
В невероятном волнении и внутреннем сопереживании прошло около полу­часа .Шары несколько удалились от нас и это дало возможность, хоть немного сбросить то напряжение,которое возникло. Спустя еще время,они вовсе исчезли из нашего поля зрения, и я невольно сде­лал глубокий выдох,после чего собрался с духом и тихо спросил у бли­жайшего соседа по дереву,как его дела.
Тот почему-то смолчал,очевидно, до сих пор еще не опомнившись после увиденного. За все это время не было воспроизведено  ни единого шума со стороны животных. Даже насекомые,как мне показалось,перестали двигаться. Сейчас же,снова все начало оживать и обретать прежний вид.
Со всего этого я заключил следующее,что всякое передвижение во время возникновения подобного опасно для здоровья.И,наверное,  не только  нас ,а и остальных.
Значит, вся природа об этом уже знала и ,наверное, удивлялась нашей наглости находиться здесь без особой о себе же забо­ты.Очевидно, этим и объяснялись некоторые возникающие почти стихийно  затишья и вновь наступающее бурное разноголосье среди этой буйной растительности.
Этим давалась возможность сохранить жизнь и продлить ее в дальнейшем  при определенных обстоятельствах.
-    Что ж, немаловажное заключение,- сказал я сам себе и почему-то подумал о капитане,- почему же тогда его не обошло это ? 0н ведь стоял и не двигался ? Может, что-то еще определяет сближение с шарами. ?
К сожалению,на этот вопрос я не мог тогда ответить и оставалось только сопоставить факты и как-то пытаться их уложить   в своей голове до определенного времени  другого возникшего обстоятельства.
Немного пошевелившись и усевшись снова поудобнее,я вновь попытался задремать и даже закрыл для этого глаза,но чей-то голос,брошенный в темноту,произнес:
-    Смотрите,что это ?..
Это было сказано так, что у меня,даже не открывшего глаз,мороз пробе­жал по коже.
Я осмотрелся. Оказалось, чудеса только начинались.Мимо нас самих начали проплывать мы сами.Точнее, наши светящиеся контуры, подобные тем шарам. Каждый начал узнавать сам себя и тыкая пальцем приговаривать:
-    Ой,смотрите,это ведь я...я. А это я..,- доносилось со всех  сторон тихим  шепотом.
-  Тс-с-с,-произнес я, шипя словно змея с высокого дерева,-закройте свои рты и молчите,не то не доживем до утра.
Разговоры стихли, а видения продолжались.
Вот ,вскоре  возник образ нашего судна вместе с экипажем,стоящим на его борту.
Затем появилась наша колонна, входящая в эти дебри.Потом смерть капитана и так далее.Казалось,природа запечатлела все в свою природную память и подвела нас к ее просмотру.
Появлялись и какие-то силуэты животных, которых мы ни разу не видели,  каких-то странных существ,чем-то схожих на людей,но наверное одетых в такое ,чего мы не знаем.Были и другие картины,но все они быстро про­носились мимо и для нас никакой ценности  не представляли, потому как мы не имели ни малейшего понятия о том, что это вообще такое. И в заключение этого природного показа  почему-то появилось мое лицо в крупном плане изображения.
Я сам испугался этого и чуть было не свалился с дерева. Мои же спутни­ки испугались этого еще больше,наверное,вообразив себе в моем облике какое-то  сверхъестество.
Послышались снова разговоры и даже некоторый шум на деревьях, словно кто-то хотел куда-то сбежать.
-    Тише,вы,- прикрикнул я на них,боясь что этот природный показ как-то отразится на нас.
Голоса умолкли и снова наступила тишина. Невероятная тишина.Такой я еще не слышал.Она давила мне на голову, словно пудовая гиря со всех сторон и порою казалось,что сейчас меня раздавит.
Затем все резко отозвалось и как-будто звоном ударило по голове,да так, что я не выдержал и закричал.
Вскрикнули и остальные,очевидно по этой же причине.Создался огромный по силе звук по всей округе ,который затем немного стих,а дальше эхом отразился где-то в глубине побережья. После этого,наконец,все прекратилось и успокоилось.
-    Спать,- сказал я громко и почти сразу же погрузился в какую-то пьяно-дурманящую дрему.
 
Сон продлился совсем недолго.Вскоре поднялось солнце и наступило утро. Я проснулся и,открыв глаза,осмотрелся по сторонам.Мои спутники еще крепко дремали,уткнувшись носами в ветки деревьев,словно птицы в свое гнездо.Все  они,судя по всему,были целы.Нигде не было видно хоть ка­ких-то изменений.Как -будто ничего этого и не было и ночь прошла совсем спокойно.
Вспомнив о команде,находившейся на судне,я быстро опустился на землю и криком поднял всех на ноги.
Вскоре,немного посовещавшись,мы ушли из этого места,захватив с собой веревки и мою драгоценную лопату. Пройдя совсем немного,нам послышались весьма странные голоса животных, доносившиеся откуда-то сверху,со стороны той самой гористой местности, откуда я пришел.
Не совсем понимая в чем дело,мы остановились и прислу-шались.Разноголосье стало сильнее, но это ,отнюдь, не решило загадку та­кого их поведения, и пришлось сильно полагаться на какую-то случайность, способствующую в этом.
Наша колонна двинулась дальше вглубь побережья и,естественно, вдоль реки, ибо она пока, увы, была тем единственным ориентиром, который мог помочь разобраться в нашем месторасположении.
На совете было решено продвигаться к той самой гористой местности, дабы набрать себе определенную часть того драгоценного камня, а затем с его же помощью попробовать овладеть кораблем и уплыть подальше от этого странного места.Не знаю,на что мы тогда надеялись в попытке совершения подобного,но ,думаю, все же присутствовал   и какой-то жалкий проблеск ума.
Вариант был таков: золото на наши жизни.Конечно, мы не хотели и сами лишить себя его,но согласились бы и на некоторые уступки,дабы возвра­титься обратно и сохранить самих себя. Все же даже в самом,что ни на есть плохом и низменном,хоть иногда проявляется какая-то доля здравого рассудка,которая в итоге и поддер­живает ту самую жизнь и не дает сразу кануть в бездну истории.
 Конечно,о драгоценном камне поведал всем я сам и,естественно,продемонстрировал их перед остальными  свои полученные от животного образцы. С одной стороны, это усилило мои позиции в плане взрастания над ос­тальными, а с другой -  я собственноручно обретал сразу нескольких вра­гов  в лице пока несостоявшихся до конца  друзей.
Но,тогда  это меня мало смущало и огорчало,так как мне казалось,что в своем большом количестве мы более способны к своему собственному выживанию.
Не могу знать,что думали в тот момент мои спутники.Но все же,кажется, не о том,что заботило лично меня.
Старик как-то задумчиво и косо пос­матривал в мою сторону,но ничего не говорил.Молчун молчал и дальше, а юнцы так и оставались в стороне от нас,лишь иногда перешептываясь между собой.
Так мы и продвигались вперед по плотно устланному лиственно-травяному покрову,петляя между зарослями,а иногда,просто прорубая себе ход.
 
 Погода стояла  отличная.Светило солнце,сверкали листья на деревь­ях, покрытые небольшим количеством   утренней росы,а в небе иногда пролетали какие-то дивные птицы, которых раньше мы никогда не видели. Это радовало наши души и дополняло уверенность в правильности изб­ранного пути.
Пройдя еще порядочное расстояние и оказавшись уже почти возле тех самых густых зарослей,где я набрел на реку,мы остановились на небольшой отдых и решили перекусить из того запаса,который оста­вили наши друзья с судна с расчетом,что не придется ходить туда сю­да за этим и терять время.
Мои спутники поделились со мною из своих запасов, которые они несли на себе в небольших котомках,подвязанных к их телам. Я с некоторой жадностью набросился на еду и на секунду позабыл о том, зачем вообще здесь нахожусь.
Но,спустя минуту,когда первая изжеванная часть солонины опустилась внутрь,и я почувствовал некоторое уплотне­ние, мои мысли  начали приходить в порядок и постепенно возвращать к действительности.
Через время, вдоволь насытившись и попив воды прямо из реки,мы все расположились на траве и решили немного полежать,дабы пища улеглась.
 Так прошло около получаса.Чувствуя,что скоро мои глаза начнут сли­паться и наступит сон,я решительно встал и окриком поднял всех осталь­ных.Нельзя было терять время,так как команда,скорее всего,не обна­ружив   нас на  месте,уже начала свои поиски. Надо сказать,что мы   не особо желали встречи с нею до того,как получим те самые драгоценные камни,потому как считали,что в таком случае никаких переговоров с нами не будет.
Поэтому,в целях нашей дальнейшей  безопасности нам нужно было первы­ми достать ту часть камней, которую мне показывало животное. Правда, я еще не совсем представлял,как туда войду и что буду объяс­нять   по этому поводу тем существам, что проживают там.
 Но пока оставил этот вопрос до прибытия на само место. Время подскажет,как действовать и что предпринять.А сейчас, надо прос­то идти вперед и достичь намеченной цели.
Так мы и поступили.Поворчав немного, мои спутники собрались в дорогу и двинулись следом за мной.Надо сказать,что теперь первым везде шел я, как знаток данной местности и признанный всеми командир.Конечно, это меня не особо утешало, так как большую часть работы по прорубке чащи приходилось делать самому.
Но гордость избрания придавала мне некоторую силу и не давала отсту­пить ни на шаг. Наверное ,в ту минуту я выглядел самонапыщенным индю­ком со стороны,но тогда мне казалось,что так и должно быть и никак по другому.
Спутники же мои  этому никакого значения не придавали и, ско­рее всего,их интересовало то,что лежит где-то в глубине земли,а не то, как я продвигаюсь и каким образом осуществляю наше продвижение.
 Иногда,мне казалось,что их мысли и вовсе не присутствуют здесь, а витают где-то в стороне и неизвестно над чем.Но то было мимолетное видение,подобное тем ночным призракам,и я пока не придавал этому никакого значения, полагаясь в большей степени на какую-то внутреннюю благосклонность каждого в мою сторону ,ибо как ни говори,а я практи­чески спас им всем жизнь.
Но,повторюсь,то были мои мысли по этому поводу, и причем они тогда еще мной самим не особо осознавались. Как    бы там ни было, мы все же потихоньку продвигались вперед и вскоре достигли того сломанного дерева, на котором я вчера отдыхал и где пов­стречал то интересное по своему виду животное.
К сожалению, его сегодня  там не оказалось, и мы без всяких приключе­ний двинулись дальше.
Чаща к этому времени как-то смолкла и вновь наступила тишина.
 -   Тише! Стойте,- я, опасливо посмотрев по сторонам,остановил колонну,-присядьте..
Все сели на траву и замерли.Но пока ничего не происходило.Правда,наш обзор заканчивался ближайшим кустарником и густой сетью веток с листь­ями над головой,но все же кое-что можно было и разглядеть.
 Спустя   некоторое время,голоса природы возобновились и я дал команду идти дальше.Так потихоньку мы приобщались к природе и становились частью ее самой,невзирая на то,что родились не здесь и по своему внеш­нему складу не походили на остальных ее представителей.
 Судьба каждого живого существа как раз, наверное, и заключалась в этом общем приспособленстве одного к другому и давала возможность избрать свой путь развития в этой общей толчее.
Дело каждого: слушаться воли природы или нет,повиноваться ее зако­нам или попросту игнорировать    их, но,насколько мне становилось по­нятно, в этом-то и пролегала линия судьбы,несущая либо благопо­лучие, либо не таковое  в общей доле таких же или нет,но чем-то  все-равно схожих  по образу поведения на земле и строгому пути  дальней­шего продления  жизни.
Эти мысли как-то веером нахлынули на  меня , и я даже на секунду остановился, чем вызвал небольшую толкотню среди идущих позади и получил  небольшой  толчок в спину.
Это меня взбудоражило и дало возможность заняться тем,чем и нужно в данную минуту  - продвижением вперед. И я ,нисколько не обижаясь на толкнувшего,продолжил свой путь с еще большим усердием и даже некоторым рвением.
Спустя час, мы уже подходили к той самой заветной гористой местности, где по нашему предположению мы  могли в одну минуту стать баснословно богатыми.
Я уже предвкушал в  душе свою новую встречу с теми непонятными мне существами,как вдруг,словно опустившись неизвестно откуда, передо мною возник какой-то огненный раскаленный шар и чуть было не сопри­коснулся с моею головой.
Меня мигом бросило в жар.Я резко остановил­ся и присел. Второй, идущий позади меня, споткнулся и  угодил прямо в огненную движущуюся массу.
Мгновенно его лицо озарилось огнем,волосы вспыхнули и прозвучал своеобразный хлопок, ударивший всем нам по ушам и заставивший за­лечь в траве.Спустя минуту все было  кончено.
Человек, а  это был молчун, лежал неподвижно на земле и не подавал   признаков жизни. Голова его была  вся опалена огнем,кожа на лице и шее в нескольких местах потрескалась и из трещин сочилась жидкость. Глаза были практически полностью выжжены, поэтому на  их месте обра­зовались черные обугленные дыры.
Нас охватило оцепенение.Наверное,минут десять мы не могли дви­нуться с места.В конце концов, я пришел в себя и уже более внимательно  осмотрел пострадавшего.
Ощупав его и поняв,что он мертв, я не стал долго рассуждать,а прямо там начал копать ему яму. Мои спутники подошли ближе и молча уставились на тело покойного.
 Так прошло несколько минут.Затем старик, резко  запрокинув голову назад и упав на колени, вскричал:
-   О, Господи.Что мы тебе сделали? 3ачем ты караешь нас по очереди. Мы ведь нищие.Никому не причинили вреда.Прости нас, Господи и смилуйся. Дай возможность уйти отсюда живыми,- и он заплакал.
 Юнцы стояли немного в стороне,понуро свесив свои головы.Наверное, им хотелось того же,что и старику,только они еще немного стесня­лись своего внутреннего состояния и не могли выразить волю души подобно ему.
Невзирая на все это, я дорыл яму и похоронил тело молчуна, так же соо­рудив холмик и хорошо утрамбовав землю.
Затем я стал на колени и помолился сам,в душе своей прося прощение за то,что не смог уберечь ближнего от возникшей опасности.И хотя в том моей вины было мало, все же чувствовалось какое-то внутреннее опус­тошение, словно мною было что-то не так сделано и воспринято.
 Помолившись и убрав набежавшую слезу моего благого раскаяния,я встал  и обратился к остальным.
 -   Слушайте меня  внимательно.Природа не любит зевак и особенно эта. Если хотите остаться живы, то будьте осторожны и внимательны ко всему, а не идите попечительно, вверяя свои жизни только мне.Я ведь мо­гу и не усмотреть всего или вовремя не успеть это сделать.Потому,смот­рите воочию и не теряйтесь, как он,- и я указал рукой на могилу.
 
 Спутники молча меня выслушали,покивали головами в знак согласия и через минуту мы все двинулись дальше.
Наверное в силу своей задумчивости, я просто прозевал очередное затишье и теперь, эта вина ложилась только на меня.Хотя,собственно, что я мог сделать,кроме того , что уже состоялось.Крикнуть ?
Остаться  на  месте ? Но , тогда погиб бы я сам. И что ? 0ни опять же остались  бы наедине с тем же и поочередно или все целиком были бы поглощены. Да. Знания добываются дорого в жизни.И что самое глупое, то что уже добытые не подтверждаются среди остальных.Кто виноват в том,что они были не осторожны? Все видели смерть капитана.Все знали  об этой опас­ности и,тем не менее, это случилось.Вывод изо всего этого я сделал один.
 Надо всегда сохранять дистанцию и смотреть по сторонам,чтобы заранее засечь какую приближающуюся беду.Судьба благосклонна именно к этому.  Что же касается впереди идущего, то ему нужно просто быть внимательным и не поддаваться на общую толчею позади себя.Это и будет его мерой предосторожности от подобного и сохранит ему самому жизнь,что в даль­нейшем приведет к упорядоченному продвижению по его пути других и дает им возможность понять и увидеть то же, а заодно сохранить всю зрелость жизни данной на земле.
Эти мысли быстро отложились в голове, и я даже почувствовал, как она чуточку потяжелела.
Но в тот же миг понял я и другое.Нельзя размышлять на пути действия, ибо это отвлекает от основного - цели его назначения. Поэтому для себя тут же и решил,что надо думать на отдыхе,чтобы во время движения быть уверенным в себе и не отвлекаться.
Прошло еще немного времени.Растительность расступилась и вскоре мы оказались на гористой полупустынной местности.Вспомнив о том злополуч­ном фонтане, я остановился и внимательно осмотрел местность,предпо­лагая в уме,где он может быть.
 
Здесь я обратил внимание на небольшие рытвины, располагающиеся у нас под ногами.
-     Ага,- подумал я,- это наверное по ним стекает сюда вода. Значит, фон­тан где-то впереди, прямо перед нами.
Решив эту задачу,я свернул в сторону и повел спутников другой доро­гой. Обойдя немного, мы снова повернули в нужную сторону, и устреми­лись вверх,аккуратно передвигаясь от камня к камню и не воспроизводя большого шума.
Совсем скоро мы достигли намеченного и с некоторым облегчением рас­положились на краткий отдых прямо возле входа в эту подземную кла­довую.
-     Но,что это?- вдруг всполошились мои спутники, указав куда-то в сторону от места нашего восхождения.
Я повернул голову в том направлении.Прямо на нас двигалась какая-то чудовищная туча, ползущая по земле и от ее шевеления мне почему-то стало не по себе.
-            Это же крысы, - выкрикнул один из юнцов,отличающийся своей дальнозоркостью и , вскочив на ноги, хотел уже  было бежать в другую сторону.
-            Куда ты ?- строго окликнул я  и попытался остановить.
Но он, словно обезумев,рванул с места и побежал вниз.Я несколько растерялся.С одной стороны, нужно было спасать юнца от верной гибели, а с другой, остальных, которые с ужасом смотрели на приближающуюся опасность и мотали головами в разные стороны.Я выбрал второе и повели­тельно крикнул.
-     Все вниз, за мной, - и мы по очереди опустились в открытое отверстие, предварительно сдвинув к нему несколько больших камней,чтобы как-то загородить вход.
Повозившись немного, мне все-таки удалось сдвинуть камни к проему так, чтобы они более -менее плотно улеглись и не дали проникнуть внутрь  этой стае крыс.
Мы оказались в темноте. Лишь небольшой тоненький лучик солнца проби­вался сейчас внутрь.Но и его было достаточно,чтобы что-то видеть в этой наступившей темноте.
Мы присели на ступеньках и притихли. Сердца наши колотились, словно колокола в какой звонкий праздник и гулко отдавали в пустоте тоннеля.
 Прошло некоторое время. Вскоре снаружи начало доноситься какое-то шум­ливое передвижение вместе с нарастающим диким визгом, а спустя еще несколько минут наш тоненький лучик   света исчез. Из чего мы сделали вывод, что громадная масса крыс пересекает наше убежище .Даже камни,казалось ,шевелились от этого.
Совсем недавно, прямо перед походом,я наблюдал как несколько таких тварей   уничто­жило  живого человека в одном из полуподвальных помещений. Эта мысль вызывала у меня омерзение и время от времени бросала в дрожь.
 
 
Наверное,  то же касалось и моих спутников, которые прижавшись к стене тихо содрогались.
Но вот, наконец, это дикое движение прекратилось и стук наших сердец начал потихоньку утихать. Я облегченно вздохнул и посмотрел вверх.
Луч пробился снова   и это меня обнадежило .Поднявшись вверх, я попытался отодвинуть осунувшиеся в одно место камни.Но, увы, мне  одному  это оказалось не под силу.Наверное, сила страха была больше, нежели
обычная ,в более спокойной обстановке.
Я подозвал спутников, и мы понемногу сдвинули один из них в сторону, а затем поочередно и другие.
Набравшись смелости, я выглянул наружу.Вокруг было относительно спо­койно. Относительно потому -  что  кое  где  все еще пробегали  одинокие твари и словно что-то искали на земле, почти упираясь в нее носами. Несмотря на это, я все же вылез и осмотрел окрестности. Юнца нигде не было видно.
-     Может догадался залезть на дерево,-со вздохом тихо произнес  я  и тут догадка для меня раскрылась,-черт меня подери,-выругался я уже громче,отчего мои спутники в страхе    сунулись обратно, - как я сра­зу не догадался.Природа ведь предупредила об этом еще с утра.Надо бы­ло ожидать чего -то подобного. Эх, глупо так попадаться на удочку соб­ственной глупости. Где вот теперь искать этого юнца ? Я с надеждой посмотрел на  верхушки вдали стоящих  деревьев, но так ни­чего и не обнаружив, залез обратно и обратился к своим спутникам:
-            Нам надо запомнить всем. Жизнь здесь очень опасна и коварна для нас. И любое непонятное можно трактовать как смерть.Поэтому вслушивайтесь, думайте,смотрите и осторожно ступайте.Мы многого не знаем.Сейчас, иди­те за мной, только не вскричите  при  виде  необыкновенного  и  не
навредите мне    , если  мы  повстречаем каких  животных  или еще что в этом  роде.Всем ясно ?
-            Да,- хором отозвалось среди гулких проходов тоннеля и возвратилось обратно, вылетев наружу.
-            Тише,-предупредил я,- еще что-нибудь этим вызовете.Но было уже поздно.
Что-то грохнуло внутри, что-то осыпалось и даже немного затряслось. Затем наступила тишина.
-     Господи, - тихо взмолился я,  становясь на колени перед всеми,- я  ведь вас просил все делать осторожно. А вы ?
 
Вопрос повис в воздухе, да так и остался без ответа.Поднявшись, я по­шел вперед и повел всех за собою,еще раз предупредив об  везде  существу­ющей опасности и об осторожном поведении.
Спутники мои в который раз кивнули головами и умилились моим просьбам, судя по выражению их лиц  и особо блестевших глаз.
Не знаю: доходило ли до них что-то, но мне все же казалось кое-чему они учились и учеба  эта  предрасполагала  жиз­нью.
Их жизнью, в первую очередь. Думаю,теперь уже и им становилось это яс­нее .
Что же касается меня, то я решительно отказался от своего кумиротворения и напрочь забыл о том,что среди всех главный. Теперь до меня начинало доходить,что главная здесь природа или то, где мы находились  в тот или иной момент при каком-то обстоятельст­ве.
Именно это являлось основным сверхналагающимся фактором воздей­ствия на всех тех,кто находился в нем же.И нам нужно было понимать создающуюся ситуацию и входить в нее целиком и полностью, ее же не от­рицая, а  откровенно подчиняясь.Именно это условие и способно дать прог­ноз на  выживаемость в дальнейшем и не развитие какой-то мрачно-печаль­ной судьбы.
Такие мысли посетили меня в момент первых шагов движения, с которыми я сразу же распрощался, подчинившись общему клику природы и оставив лишь себе тонкую суть первостепенных познаний для дальнейшего руко­водства к действию. 
На главную страницу счетчик посещений счетчик посещений счетчик посещений ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 Интернет-статистика Яндекс.Метрика