РАСТУЩИЕ  БЛИЗНЕЦЫ 

Насколько мы социальны уже сейчас - выразит время другое и по большому счету, только будущее , ибо реальность, увы, не способна делать самооценку своей практической деятельности.
В том, что приведено ниже Вы не найдете крепких философических выражений или матерых научного характера слов. В нем оглашен просто социум или бренность нашего обычного дня в его реалиях, затратах и отчаяниях.
Лишь одно отличает данный материал от всеми узнаваемого нами в современности. Это простота доступности ко всему и выражение практического полного пакета получаемого социума от той среды,что призвано именована государственностью.
В этом, как говорится, главное различие. Нет сомнения, что когда-то и даже возможно в нашей стране произойдет нечто подобное, и люди, наконец, смогут облегченно вздохнуть, предоставив все свои заботы тому, что и должно по сути своей предназначенности  заниматься именно этим.
Боль современности очевидна и актуальна как никогда. Нам некого упрекнуть во всем этом, кроме самих себя, ибо мы живем в этом, воплощаем это и продуктивно насыщаем его же каждый своим жалким присутствием невоодушевленного труда. Это главное отличие от того общества, где все достигаемое воплощается качественно, свободно и в срок, тоесть просто по мере потребной необходимости.
Нам, как и всем остальным привязням этого мира еще очень далеко до мира свободных пространственных отношений и , дай бог, чтобы такое вообще состоялось, ибо , неровен час, и вовсе все остановится и проглотится безмолвно насыщенной стереотипной средой.
А то, что это так и есть - несомненно. Молчание - знак согласия и это давно известно. Правда, у всех никто не отнимал выбор. И за стеной того вечного молчаливого согласия все же может существовать хоть какое-то и нестереотипное решение или даже просто предложение, способное продвинуть все те поиски нового далее, а не остановиться у истоков его восходящего тепла.
В этом есть правда жизни и смысл торжества силы истинной справедливости. Нет запрета природного на это , и именно оно должно стать отталкивающей величиной от причала всеобщей небрежности в опостылой действительности современного дня.
Крах тому пока еще не наступил. Но время всеобщих разочарований очень близко. Согласится ли кто-нибудь с этим? Возможно. Но до этого надо дожить и во всем согласиться с самим собой. Свое все-таки ближе и более понятливее, нежели все чужое.
Так не пора ли действительно всем тем заняться и повернуть время вспять, оглашая свой собственный социум первее всего и выдвигая его же в самые первые ряды уже готовящейся взойти новой властной среды. 
Ознакомьтесь же ближе с тем, что предложено и прочтите его до конца. Возможно в этом и будет смысл всякого пророждения и начинания нового именно с того, что нам действительно необходимо уже сейчас...
 
 
 
РАСТУЩИЕ   БЛИЗНЕЦЫ
 
                                            ПРЕДИСЛОВИЕ
 
Этот небольшой по содержанию рассказ открывает лишь небольшую страницу из нашего будущего. И, пускай, оно лучше будет
таким, нежели каким видим его сейчас.
Эти герои не выдуманы. Они живут сегодня в нашей непростой жизни. И, быть может, пройдет совсем немного, когда мы все сможем убедиться  в этом сами.
Дело за людьми и их понимании окружающего.
Дело за человеческой совестью и свободностью
ее передвижения.
И, наконец, дело за каждым из нас среди огромного количества таких же…
 
 
                          Все начиналось, как всегда, довольно просто и заурядно. Знакомство, свадьба, торжества и прочие человеческие премудрости. Хелен возлежала на довольно большой кровати и щекотала своим кра­шеным маникюрным пальчиком небольшую бородку своего мужа.
Она игри­во прижмурила глаза и улыбнулась в ответ на недовольное бурчание супруга.
-    Ну ,чего ты, дорогой, я ведь люблю тебя и обожаю,- и она слегка при­коснулась губами к его лбу.
Муж почему-то немного отвернулся в сторону, как от назойливой мухи и обиженно произнес:
-    Я ведь говорил тебе,Хелен, еще раньше бросай курить, а заодно и употреблять спиртное. Доктор ведь предупреждал об этом.
Хелен почему-то рассердилась:
-    А, что знают эти докторишки, кроме как указывать всем на одно и то же. Я ведь помню, как они это же говорили моей школьной подруге. Ну, и что из этого получилось? Все равно выкидыш, и все равно она не может до конца  выносить ребенка.
-    Твоя подруга сама в этом виновата. Сколько раз ей говорилось, что нельзя во время беременности поднимать что-то тяжелое, да и к тому же заниматься сексом в усиленном режиме.
-    А тебе откуда это известно?- удивилась жена.
-    Да, уж, знаю, наслышан о ее премудростях в этой области.
-    Ну, ну, давай дальше рассказывай, -подбодрила его Хелен
Майкл, так звали мужа, почему-то занервничал и ,вскочив с кро­вати, взволнованно заходил по комнате, которая была довольно просторна для двоих.
-    А что тут рассказывать,- начал он,- все знают, что она была близка со многими мужчинами, и все знают ее ненасытную жадность к этому.
-    И это ты говоришь о моей лучшей подруге,- удивилась Хелен.
-    Да, о твоей лучшей подруге,- ответил Майкл и опять сел на кровать.
-    И чем же она тебе так насолила? -не унималась Хелен.
-    Да тем, что тебя с толку сбивала все это время. Слава богу, что хоть сейчас она появляется здесь реже.
-    Это верно,что появляется она у нас крайне редко. Но с толку она меня никогда не сбивала. Я сама, что хочу, то и делаю.
-    Хотеть это одно, а делать и понимать дело другое, -ответил Майкл.
-    Ты что, хочешь сказать, что я не понимаю того, что я делаю?-удивилась  Хелен.
-    Да, не понимаешь,- утвердительно ответил муж,~ и к тому же не желаешь выслушивать других. По крайней мере, меня это точно.
 
Хелен замолчала. Ей было понятно раздражение мужа. Уже целый год она не могла забеременеть, и время от времени возникали подобные скандалы.
 
Но сегодня она почему-то не сдержалась.
-    А ты, черт тебя побери, что ты сделал для этого? Ты даже не за­хотел провериться на свою способность, а винишь сейчас во всем сей­час только меня.
-    Да, виню. Потому, что знаю,отчего это все.
-    И отчего же по-твоему?- разозлилась Хелен.
-    Да, все просто .Оттого, что ты куришь и иногда пьешь, и причем из­рядное количество. К тому же, не желаешь прислушиваться к каким-либо советам.
-    Огромное количество  женщин курят во время беременности   и упо-требляют спиртное, и это не мешает им.Так почему же я не могу делать это. Значит, причина не во мне, а в тебе,- и она указала своим пальчи­ком в Майкла.
-    Ладно, бог с тобой, как хочешь, так и поступай, но знай, что я не­давно был у нашего доктора, и он подтвердил мне то, что я вполне могу иметь детей. Поэтому, я даю тебе срок. Или ты прекратишь все это, или я найду себе другую жену.
Он встал и медленно вышел из комнаты.
 
Хелен было подскочила за  ним пойти, но тут же спохватилась, а что толку.
"Возможно, он и прав,- думала она,- возможно, это  от
этого. Надо действительно бросить и попытаться вновь забеременеть,
а то неровен час, точно придется  разойтись".
 
На этом Хелен и порешила.
"Завтра же пойду к доктору, -продолжала
думать она ,- и проверюсь ,а там будет видно".
 
Наступил вечер. В комнату так никто и не заходил и Хелен долго оставалась одна.
Ее не покидала мысль о том, что сказал перед обедом Майкл.
"Черт, а ведь действительно может |уйти,- думала она, лежа в постели,-и я же окажусь большой дурой в глазах всех. Нет. Надо срочно идти к доктору и решать эту проблему."
Наконец, приняв окончательное решение и почему-то немного успокоивши­сь, она заснула.
Ночью ей снились какие-то кошмары, люди в белых хала­тах и масках,склоняющиеся над ней самой  и какие-то непонятные размытые черты будущего ребенка.
Проснулась она аж в десятом часу.
- 0,Господи. Я же так и к врачу опоздаю,-подумала она и бросилась бегом приводить себя в порядок.
Наконец, позавтракав, Хелен   уже собра­лась уходить ,как вдруг подошел муж и .положив руку на плече, ласково произнес:
-    Ты меня, пожайлуста, извини. Я вчера немного погорячился и давай по­миримся.
Хелен тихонько улыбнулась и произнесла:
-    Я все понимаю, дорогой. Будь спокоен. Я приняла для себя очень важное решение и сейчас иду к нашему доктору за советом.
-    Хочешь, я тебя подвезу,- сказал муж.
-    Да, нет, я сама отлично управлюсь,- ответила Хелен и, поцеловав его в щеку, вышла из дома.
 
Во дворе стояла припаркованная машина, и она села за руль. Машина была ее. Подарили на свадьбу родители.
Темно-синее "Рено" так и сверкало на  солнце, отчего казалось, что машина была свежей и только помытой.
 На самом же деле ей было уже три года, ровно столько, скольво они жена­ты с Майклом.
"Да, прошло уже три года, -с некоторой грустью и сожалением вспоминала Хелен,- и до сих пор они не родили ребенка. В этом что-то было, а что, она пока не знала.
Хелен завела машину, и та ровно загудела.
"Наверное, Майкл уже ее прогревал с утра",-подумалось Хелен. Включив передачу, она потихоньку отъехала от дома и перестроилась сра­зу в левый ряд, начав при этом набирать скорость.
Машина рванула вперед, и вскоре стрелка показала "сто".
"Что это я?- удивилась Хелен,- нервы что ли сдают, -и она сбросила педаль газа. Скорость уменьшилась и опустилась до   "шестидесяти". Ей предстояло проехать совсем немного до больницы, в которой принимал их врач: и терапевт, и гинеколог одновременно.
 
Дело все в том, что вновь образовавшееся правительство занялось вплот­ную населением, а точнее, его здоровьем.
И в практику были введены новые категории медперсонала, а также новые виды обслуживания.
 К примеру, в больницу нужно было ходить очень редко, так как "домашний" врач постоянно приходил на дом и консультировал жильцов, если в этом была необходимость.
Всегда проводил небольшой медосмотр и вел специаль­ную карточку наблюдений.
Но,конечно же, для более тщательного осмотра люди приглашались в больницу, где проводились подробнейшие осмотры и различные анализы.
Хелен припарковала машину возле больницы и хотела уже было выходить, как вдруг, вспомнила, что дома забыла свою карточку.
"А, ладно, -подумала она,- доктор все равно меня знает и запишет при слу­чае, что обнаружит сейчас. К тому же, у него не так много пациентов или  клиентуры, чтобы не помнить кому, что назначил."
Хелен вылезла из машины и тихонько прикрыла дверь, как-будто боялась, что кто-то ее услышит.
Людей было совсем немного. В связи с принятыми все тем же правительст­вом мерами, вся масса населения подвергалась тщательному осмотру, и за первый год с начала этих перемен основное количество больных было как бы изъято из обычной среды обитания в клиники и им подобные ,где успешно проходили лечение и после оздоровления выходили в свет.
 Поэтому ,в простых больницах было доступно свободно, и здесь принима­лись пациенты по надобности их обращения.
Ежегодовые профилактические осмотры населения, практически, полностью закрывали сюда доступ тем, кто именовался инфицированным больным.
Поэтому, что-либо "подцепить" или подхватить, как это принято говорить было ранее , исключалось.
И во всем этом также была заслуга руководства страной, так как буквально все медучреждения были оснащены необходимым оборудованием и достаточным количеством профилактических и других медицинских средств.
 Короче говоря, вопрос был почти решен ,за исключением разве что неболь­ших стрессов и психологических  расстройств от растущей аномалии земной подкоры, а также от усердия в прилагаемом умственном труде.
Но и с этим, практически, всегда справлялись, так как в стране действовала специальная служба "001" по опережению подобных явлений.
 Это те же профосмотры и наблюдение врачей-идомушниковн  за своими па­циентами с прохождением определенных тестов и других малоизвестных оперативных мер по выявлению подобного.
С успехом развивалась и экстранеординарная   практика, которая с на­чалом преобразований была объединена в одну службу и оказывала по-мерную помощь в ликвидации побочных полей сопротивления организмов.
 В дебри науки они не лезли, а занимались чисто спектральной лучистой терапией и освобождали людей от многих недомоганий.
 После долгих и упорных  словесных баталий на уровне депутатской груп­пы от населения, эта служба все же была  принята на "вооружение" и введена, как курс психо-нейтронной  профилактики.
Побочных эффектов от нее не было, за исключением отдельных рецедивов со стороны самонагне­тающих себя чем-либо пациентов.Но таких сразу "раскусывали" и отправ­ляли куда следует, после чего те становились нормальными гражданами.
Конечно, на это потребовалось достаточно времени, и чтобы очистить эти ряды пришлось издать даже закон об уголовной ответственности.
Но, сла­ва богу, все обошлось мирно, без протестов. Те, кто ранее просто "шарла­танил" сами по себе откололись и занялись реальным делом.
Исключились и те, кто внушил себе, что это может делать ,а также те, кто желал обла­дать чьим-то интеллектом помимо своего труда и гармонического разви­тия.
Таким образом, на свет появилась новая отрасль медицинской прак­тики: врач-энергоспектролог, который обладал своим каким-либо спосо­бом и одновременно знал азы настоящей лечебной терапии, которая, кста­ти, то же обуславливалась вновь изданным учебником по спецдосмотру  и методам профилактических средств.
Для этого были образованы специаль­ные полугодовые курсы с обязательной практикой и привлечением широ­ких средств массовой информации для того, чтобы люди не боялись этого и   знали, зачем все это нужно.
Выдавался соответственно и диплом                                                     :
об образовании, приравнивающийся к специальному медобразованию. Он то и давал право на подобную практику среди       населения.
Все это строго контролировалось самим Минздравом государства и специальным комите­том.
В самой медицине произошло достаточное количество изменений. Во-первых, было отменено решение ,ранее запрещающее употреблять   наркотические средства теми, кто в этом особо нуждается.
 Во-вторых, исключалось попадание в среду медиков тех, кто не способен нести подобную нагрузку,
в-третьих, разрешилась проблема с обеспече­нием  необходимым всех механических передвижных и
стационарных учреждений должным оборудованием согласно новейших раз­работок.
Вобщем, медицина стала чуть ли не основным звеном .жизни населения и государства в целом.
Хотя, в принципе, так оно и есть, ибо здоровье на­селения и есть могущество и целостность государства ,как единого, объединяющего всех в проблемах и состояниях людей.
 Оно являлось также залогом успеха в труде, а соответственно, и в при­былях самого государства.
Но, к сожалению, оставалась пока нерешенная проблема с деторождаемостыо.
 Одни хотели, чтобы рождалось побольше другие - поменьше, а третьи -вообще отказывались от этого.
Поэтому, был введен обязательный закон о, так называемой, доктрической  позиции вновь обра­зованных семей и регуляции их потомства, в основу которого входило создание таких отношений, при которых рождение будущего ребенка явля­лось бы основой генетического роста населения и причем в здравой фор­ме его побуждения.
В обязанность каждой семьи, которой было вручено доверительное госу­дарственное право на рождение потомства, входило обязательное воспи­тание не менее двух человек, что давало бы основу для продолжения генороста от общего числа неблагоприятных.
Конечно, все зависело в итоге от самих людей. От их сознательности, по­рядочности и основное - от физического и психологического здоровья.
Были  введены строгие меры по предупреждению незаконной беременности и ответственности за подобную провокацию. Тщательные лабораторные и дру­гие исследования не давали пройти тем, кто умственно отстал или генети­чески вырожден.
Особому досмотру подвергалась клетка гелиоплода чело­века, желающего иметь потомство, в который входила проба на сонамбулез, солнечную дезактивацию, геносростаемоеть и циклоидную выживаемость.
 Рассматривался и генопроизводитель, в основу роста которого входило физическое домогание, реблокада памятного узла и реверберация по­коления  от  сублемации  внутриклеточного мозгового роста.
Делались анализы и на реамбуляцию, тоесть на способность выжить
современных условиях.
В целом, все было сделано для того, чтобы люди смогли обзавестись нормальным ребенком.
Любое отклонение сразу опровергалось и запрещалось. Это обеспечило сокращение до минимума детей-инвалидов и недовыноса в условиях ано­мального развития подкоры  земли.
Созданные специально комиссии по рассмотрению  жалоб и заявлений среди населения о деторождаемости при областных и районных здравоучреждениях  регулировали этот процесс.
К ним поступали лишь дела тех, у кого они обстояли очень сложно, тоесть кто хотел, но пока не мог найти потомство.
 Кстати сказать, что все это было очень доступно для средств массовой информации, и по любому вопросу задержек не было.
Все освещалось и не давало выходить в свет мелкорастущей слепоте граждан. К тому же это избавляло от лишних пересудов и разговоров.
 
И вот, в этих условиях Хелен шла к доктору на прием. Нельзя сказать, что она не хотела ребенка. Скорее , это было наоборот. Но в то же время,   она не могла побороть в себе те пагубные для ее здоровья при­вычки, что остались от  прошлого.
Да и желание особо искренним не было. Хотелось еще пока пожить так, без лишних забот и хлопот, но в то же время возраст ее поджимал.
Ей было уже двадцать семь, а это серьезная причина для усмотрения дальнейшей судьбы.
 В существующем законе было сказано, что рождение первого ребенка за­ключалось в рамках от двадцати до двадцати девяти лет. Этот возраст считался наиболее приемлемым для всех женщин, и он же способствовал хорошему развитию плода.
И хотя впереди было еще два года подумать, Хелен решила не рисковать.
 Взойдя по лестнице и ,оставив машину незапертой, она направилась в сторону уже знакомого eй кабинета. По дороге ей то и дело встречались ее бывшие знакомые, и она направо и налево здоровалась.
Было впечатле­ние, что всех их объединяет одно и то же.
А,впрочем, удивительного здесь было мало .В основном, все хотели иметь детей, а поэтому и обращались к специалистам.
Подойдя к двери, Хелен в нерешительности остановилась. Было как-то не­удобно обращаться к доктору по одному и тому же вопросу. К тому же, чувствуя свою вину, она явно смущалась,
"Ладно, бог с ним, со стыдом",-подумала Хелен и решительно потянула ручку двери на себя.
Дверь поддалась, и она  вошла в кабинет. Впереди сидела медсестра и что-то писала. Перед ней стоял небольшой компьютер с многочисленными раз­ного типа приспособлениями.
Здесь, по  необходимости, вы могли сдать на анализ кровь, мочу, что-либо еще, оставаясь при этом совершенно не стес­ненными и не выжатыми как лимон. Все делалось быстро, естественно и качественно. Для этого имелась небольшая комнатка со специально обуст-
роенной  системотехникой и санузлом, где вы могли бы спокойно без нап­ряжения раздеться и сделать то, что просил доктор или медсестра по его указанию.
Все анализы мгновенно заносились в компьютер и тут же рас­печатывались на обходном листе, данные из которого вносились в общую картотеку и дублировали личную карточку пациента.
 Поэтому-то, позабыв дома свою, Хелен знала, что можно обойтись без нее, а внесение данных это лишь вопрос времени.
Поздоровавшись с медсестрой, Хелен спросила разрешения обратиться к врачу.
-    Подождите минутку,- сказала та и спросила об том же у доктора, на­жимая на клавишу на своем столе,- Доктор, к вам мадам...,-и она воп­росительно взглянула на Хелен .
-    Хелен Парвек, - подсказала она, - адрес Мажино -2/4
Медсестра повторила то, что сказала Хелен и отжала клавишу. Послышался сухой щелчек, и доктор сказал:
-    Войдите.
Хелен поблагодарила медсестру и прошла в сам кабинет. Доктор был старше ее лет на десять и сидел за огромным столом, на ко­тором возвышались груда каких-то документов и обходных листов.
-    Извините, много работы,- сказал он, поднимая голову,- и здравствуйте.
-    Здравствуйте,-сказала Хелен и села в предложенное рукой доктора кресло.
-    Я вас внимательно слушаю,- обратился он к ней.
-   Вы знаете, мне как-то неудобно спрашивать вас об этом,- Хелен даже покраснела,- Но, я бы хотела знать: мой муж, Майкл, он был у вас?
-    Да, был и я уверяю вас, что у него положительный результат. Вот, по­жалуйста, обходной лист,- сказал он, с минуту поискав его на столе и протянув ей.
Хелен взяла бумагу и тоже посмотрела. На ней значилось, что у граждани­на Майкла Парвек положительный результат на протестирование гормона крови и положительный резус фактор.
-    Да, это хорошо,- сказала Хелен после просмотра еще некоторых анали­зов, -но почему тогда мы не можем иметь ребенка?
-    Я ведь вас предупреждал, Хелен. Вы ведь не маленькая девочка, а вз­рослая женщина. Курить надо бросать и выпивать хоть изредка тоже. Дело в том, что у вас, как и у многих других имеется недостаточность кровяного состояния стереоплода и как результат вы не беременеете.
-    А что это такое?- удивилась Хелен,- что-то я раньше об этом не слы­шала.
-    К сожалению, это плохое состояние яйцеклетки в период ее созревания. Как бы сказать вам попроще..,- и доктор замялся,-понимаете, у каждой женщины имеется свой фактор дозревания, который равен периоду от последнего дня  менструативного цикла  до первого его начинания.
Так вот у вас, как и у многих других, он обуславливается несвоевременным выде­лением в кровь гормонального стероида, что приводит к самоуничтожению той среды, которая создается внутри самой яйцеклетки. Короче, во время сближения она саморазрушается, так как подавляющее большинство стероидов вашего типа уходят на замещение внутренних потребностей функционера надпочечников. Кроме того, выделяемая при акте слизь обильно окисляет всю среду и не дает устояться вновь полученному мужскому стероиду. Иначе говоря, вы обладаете полем изменения кровяного тельца или страдаете формальдегидом трения окружающей среды  внутриутробного состава. Попросту говоря, у вас нарушен гормональный обмен веществ как следствие длительного табакокурения  и употребления спиртного.
-    И что же мне делать? -чуть было не расплакалась Хелен.
-    Да, вы не расстраивайтесь ,-успокоил ее доктор,- выход из этого поло­жения есть. Но я хотел бы прежде узнать: точно ли вы желаете иметь ре­бенка или желаете  повременить. Если  да, то вам необходимо пройти тес­тирование, здесь у нас же, а заодно и вашему мужу. Кроме того, необходим документ, взаимообязывающий вас к этому.
-    Да, я согласна,- отвечала она,- я уже решила ,что пора начинать новую жизнь. Я брошу курить, а пить вообще,..
-    Хорошо, милая. Но только не бросайте сразу резко. Это вредно. Снижайте уровень примерно до минимума ежедневного потребления, а затем после достаточного такого сдерживания бросьте воооще. Будет немного неважно, но, в принципе, терпимо. Мужчины это проходят хуже. Вам же я посоветую ничем не блокировать свою тяготу. Пусть это уляжется в вашем сознании и мозгу в целом. А пить - вовсе не обязательно отказываться. Можно не­множко, как и всем. Но, конечно,в норму, а она для вас составляет около  100 грамм  тяжелых напитков в неделю, и около   500 легких до 10-15 град.  крепости. При этом важно, чтобы вы сами себе наливали. Это дисциплинирует человека и учит его быть добропорядочным в отношении спиртного. Поэто­му, придерживайтесь этих инструкций, и все будет хорошо, а лечение мы назначим потом. Я думаю, что за месяц вы справитесь.
-    Спасибо, доктор, что вы меня выслушали,- сказала Хелен вставая.
-    Ну, что вы, это моя работа  и человеческое ко всему отношение. Самое главное, вы не переживайте и не травмируйте себя попусту размышлениями. Все будет нормально. А, теперь, идите домой и отдохните немного. Вы ра­ботаете?
-    Нет,- почему-то стало стыдно самой за себя Хелен.
-    Ну, и ничего. Возможно , это и к лучшему.
-    До свиданья,- сказала она и повернулась к выходу.
-    Счастливо,- ответил доктор, опять вогружаясь за стол со своими тру­дами.
Хелен вышла из кабинета, прошла мимо  медсестры и попрощалась с ней, предварительно забрав свой обходной лист и поблагодарив.
 
 От разговора как-то стало немного легче, и Хелен хотела уж было куда-то поехать прокатиться, но, вспомнив о том, что сказал доктор, решила поехать все же домой и отдохнуть.
Дорога не заняла у нее много времени, и спустя минут десять, она входи­ла в дом.
Там было тихо и спокойно. Муж был на работе и приедет только вечером.
Поэтому, Хелен разделась и легла отдыхать. И вновь ей приснился сон, тот же, что и раньше, только лица у людей были уже без масок. Проснулась она аж в половине четвертого и решила сразу же покурить, но, немного подумав, не стала, хотя и хотелось.
Прошла в ванную, умылась и походила по комнатах.
Заняться было нечем и от безделия  невыносимо хотелось курить .Дело доходило до тошноты.
Наконец, она не выдержала и закурила. Голова по­чему-то пошла крутом и слегка затуманилась.Хелен чуть было не упала, но, удержавшись за спинку кровати, все же устояла.
 Спустя секунду головокружение прошло, и она молча выкурила сигарету почти до конца. Затем выбросила в урну, предварительно затушив под краном воды.
Походив снова по комнате и не зная чем заняться, Хелен подошла к окну и посмотрела на улицу.
На той стороне играли дети, и ей как-то сразу стало не по себе. "Неужели, я не смогу справиться с собой* ,-думала Хелен, то и дело по­глядывая в окно.
Отойдя в сторону, она подошла к шкафу и посмотрела на себя в зеркало.
Красивое лицо, светло-белая, почти, прозрачная кожа, светлокоричневые волосы и стройная фигура напомнили ей о далеком дне своего замужест­ва.
"Как. давно это было, -думала она,- и в то же время вроде бы вчера". Тут позвонил телефон, и она взяла трубку.
-    Да-а,- ответила Хелен, мелодично приставляя протяжное  « а ».
-    Это  ты, дорогая,- полюбопытствовал муж.
-    Нет, не я,- ответила она, но тут же добавила,- ну, конечно же, я, а кто еще здесь может быть?
-    Ну как твой поход в больницу? Как успехи?
"И откуда он все знает?~ думала про себя Хелен,а в трубку ответила:
-    Нормально, приедешь расскажу.
-    Что, много интересного?
-    Да, так, кому как,- уклончиво ответила она.
-    Ну, хорошо, до вечера.
-    До вечера,- ответила Хелен и положила трубку.
На душе стало легче и приятней.
Оставалось еще часа три до того, как муж доберется домой, и она решила почитать книгу.
Хелен пошла в рабочий кабинет мужа и,осмотрев полки, решительно взяла одну из  книг.
То было описание человеческого организма и схемы
анатомического состояния.
С минуту постояв с ней в руке, Хелен все же поставила ее обратно. Как-то неинтересно все это было описано, и она поискала другую книгу. На глаза попалась книга о вкусной и здоровой пище, и Хелен решила посмотреть, что там.
Дело в том, что Хелен не интересовалась никогда подобным ,так как пищу доставляли им из ближайшего кафе по договоренности. Готовили там вкусно и был довольно широкий ассортимент. Можно было сходить и самому, но они это редко делали, предпочитая совмещать еду с просмотром телевизора, возлежа на своей кровати.
Заказы доставляла специальная разносчица или разносчик в специальных на то формах. Сами они ездили на автомобиле, что ускоряло такую доставку и сами же взимали с клиентов плату.
Вообще, доставка была недорогой, если судить по денежному содержанию своего мужа.
К тому же, в это вхо­дило и не мытье посуды и доставка ее обратно в кафе. Грязная посуда помещалась в специальную форму, после  чего ее забирала специальная ,подобная первой, машина и увозила обратно. Все это было очень удобно и не доставляло хлопот по дому.
Конечно, были и такие, что готовили сами себе, но то были те, кто считал себя истинным гурманом и желал все делать сам.
 В основе же своей население отдавало предпочтение обслуживанию, так как это избавляло от излишних хлопот по приготовлению пищи и решало проблему отдыха.
Конечно, дома  было  кое-что в случае какого-либо допол­нительного желания, но в основном это была сухая или консервированная пища, которая хранилась долго и не особо залеживалась на магазинных полках.
Полистав немного, Хелен решила, что сейчас не время думать о подобном и пошла посмотреть, что идет по телевидению.
 
Удобно усевшись на своей кровати, она включила телевизор и спустя время была прикована к нему целиком и полностью.
Шла передача  по сохранению семей, возникающих разногласиях внутри их, и как можно этому противостоять. Затем она сменилась просто рекламной  паузой, где демонстрировались новые достижения в какой-либо области, а спустя еще полчаса, начался интересный по своему содержанию сериал.
В принципе, он предназначался для домохозяек и тех, кто сидел дома у телевизоров. Но в то же время, он отличался своей художественной поста­новкой обычного для каждого человека и показывал развитие событий с разных сторон общения.
В основе этого сериала лежала жизнь простой человеческой семьи в притоке к ней различных жизненных эксцессов и совместимостей. За реальную основу была взята настоящая семья, изъятая из жизни общества и выражающая себя на экране в различных стадиях своего внутреннего развития и побуждений к тому или иному действию. Картина в точности соотвествовала настоящему дню и передавала все болезненные и жизненные проблемы сегодняшнего дня.
Она как бы составляла тот единственный общий фон со всеми и заставляла людей смотреть на себя со стороны видеоэкрана.
 
Конечно, она была битком набита раз­личными по смыслу и характеру приключениями, что в обыденность каждого не всегда входило, но тем не менее была понятной и близкой почти каждому.
Поэтому, зрители с нетерпением ожидали продолжение сериала, и каждый представлял свое развитие ситуации в дальнейшем.
Вобщем, это широ­ко обсуждалось в массах и давало понять каждому хорошие и плохие стороны  в чем-либо.
Картина заставляла задумываться и некоторых чиновников  о разумности тех или иных  законов,способов самоутверждения и другого подобного рода деяний.
Были в ней и свои внутренние стороны или теневые, тоесть та же близость и общая картина  бесцеремонности в каких-либо вопросах личной жизни. Но это была та же жизнь, только на экране, а потому, зрители не высказывали своего недовольства по поводу той или иной более-менее откровенной сцены.
Вообще, телевидение во много раз изменило свое лицо в лучшую сторону. Передачи стали более интересные, актуальные, в ногу с сегодняшним днем и его проблемами. Не было никакого различия между каналами передач и каждый из них культивировал только свое местоприложение в обществе.
 К примеру, первый довольствовал зрителей общественной программой передач. Сюда входили передачи, связанные с массой вопросов об актуальности сегодня и целой серией каких-либо предложений по улучшению жизни на­селения .Также, сюда входили самые необыкновенные новости со всего све­та и выступления отдельных руководителей и самого президента страны. Время было указано всегда одно и то же и строго соблюдалось, что давало возможность зрителю достаточно точно знать в какое время и что он может посмотреть.
Сюда же входили и специальные передачи, посвященные тому или иному событию, торжеству и т.д.
Другие каналы вели только свой своеобразный спектр отображения.
Одни декларировали и проводили в жизнь спорт и ему подобное. Другие - музы­ку, живопись, литературу и  т.д.
Были и специальные каналы для учащейся молодежи, а также для специалис­тов и лиц, нуждающихся в постоянной поддержке новых достижений науки и техники.
Своего рода, это были курсы повышения квалификации, только    без вручения на то соответствующего удостоверения.
Сначала все каналы были объеденены, но с объемом увеличения возможностей телевещания и установления, практически, всеми многоканальных телевизоров они разъединились  по составу и сейчас, телевидение насчитывало сорок два межрегиональных канала  вещания и только три международных.
 Местное вещание проводилось по специальной подканальной спутниковой связи и велось в том режиме, который устанавливало местное самоуправле­ние .
Так что жаловаться на слабое освещение того или иного вопроса было просто неуместно. Сами же органы управления на местах   делали все необходимое для уплотнения графика  восприятия телевещания с целью воссоздания своих полномасштабных программ.
С развитием промышленности и базового увеличения объемов поставок за рубеж, каждый регион мог добиться желаемых результатов в плане переоснащения своих региональных структур. Средства изыскивались из общего фонда потребления и от получаемой прибыли производств, рост которых непомерно заставлял удивляться многих .Даже самих себя.
Те ,кто не работал, а это, в основном, домохозяйки и люди, имеющие на это условное право, были  вполне обеспечены материально и государство га­рантировало их заработок, так как труд на дому приравнивался труду с сфере производств.
Это решение, принятое постановлением правительства и органом народоизбрания, привело к обновлению составов коллективов и введению в них  молодых, нуждающихся в работе человеческих рук.
Сама по себе исчезла надобность в сокращении каких-либо штатов, так как в большинстве своем женщины занялись домашним хозяйством, а их места заняли те, кому нужно было трудиться.
Социальные  нужды  все время уменьшались, и с развитием своих бытовых сфер обслуживания отпала надобность в каких-либо кре-дитообложениях, пенсионно  растущих фондах.
Каждый получал соответствующую по его труду заработную плату, на кото­рую вполне можно было  жить и содержать семью на подоба­ющем уровне без каких-либо отклонений.
Много произошло изменений и в сфере обеспечения граждан какими-либо материально-передвижными средствами.
Автомобиль и прочая техника выда­вались, практически, безвозмездно в кредит заработной платы, а заправ­ляемые средства, вообще, бесплатно.
Все шло к тому, что каждое гражданское лицо могло свободно выбирать себе ту или иную необходимую вещь в домашнем или другом обиходе по специально созданному каталогу, выпускаемого тем же государством, в качестве помощи населению, и отражающего его запросы на сегодняшний день.
Заработная плата превышала уровень средний на момент других наиболее развитых стран и составляла тот необходимый уровень, который способен содержать в достатке любую семью или одинокою гражданина.
В процессе стабилизации всех сфер государственной деятельности, каждая семья, а также отдельно стоящие граждане и не таковые, но проживающие здесь же, получили хорошую материальную поддержку в виде госдотации, составляющей огромную сумму по тем временам. Это дало возможность всем обрести самое необходимое на сегодня и стать на уровень тех, кто уже имел это раньше.
Тоесть, шансы и достояние всех немного сравнились. Но в то же время у людей были и свои какие-то накопления, которые    они вкладывали в новое строительство жилых массивов, которые скорее напо­минали парки отдыха, нежели сами жилые кварталы. Не исключались и
отдельные постройки или дома.
Обычно их хотели иметь  люди среднего возраста или чуть менее среднего.
К таким относились и Хелен с мужем. Они не так давно вложили деньги, и спустя буквально полгода, получили хороший дом в соответствии со всеми  архитектурными и другими нормами.
Дом был удобен еще и тем, что при нем была небольшая площадь, занимаемая под растения.
Вобщем, жизнь была  более-менее нормальной, и Хелен с ужасом вспоминала  те  холодно-голодные годы, когда ее родители не могли иметь в достатке всего того, что она имеет сейчас.
Были ,конечно, и свои трудности, так навиваемого, переходного периода, но они уже не отражались на упорядо­чении жизни населения и несли чисто общий гражданский характер.
 
 Сериал закончился, и Хелен посмотрела на часы.
Была половина седьмого.
"Сейчас уже должен приехать муж ?-п одумала она и встала с кровати. Поправив за собой подушку и покрывало , она подошла к зеркалу и посмот­рела на себя. Сделав вымученную гримасу и показав сама себе язык, Хелен отошла в сторону и немного размялась.
Зазвонили в дверь ,и она пошла открывать.
На пороге стоял мужчина, про­тягивая что-то в руках. Это был их ужин, который она забыла заказать утром.
Наверное, это сделал Майкл.
Хелен быстро пошла в дом и нашла карточку доходов. Вложив ее в неболь­шую машинку, опять же протянутую мужчиной, она спокойно забрала поднос и унесла в дом. Вернувшись, Хелен забрала карточку и посмотрела на остаток. Цена ее удовлетворила и она поблагодарила мужчину. Тот попро­щался и ушел.
Хелен подошла к столу и посмотрела, что на подносе. Это ее вполне уст­раивало и она, сев на диван, принялась ожидать мужа.
 
Наконец, во дворе заурчала машина, и Хелен пошла открывать дверь, Майкл, повозившись немного с дверью гаража, вскоре загнал машину внутрь, а потом, возвратившись, загнал и машину Хелен.
Она никогда этим не занималась, так как боялась что-либо зацепить при этом. Поэтому, Майкл, возвращаясь с работы, всегда проделывал одно и то же. Вообще, они редко пользовались обеими машинами сразу.
Такая необходи­мость возникала лишь тогда, когда нужно было срочно куда-то ей ехать. И в большинстве своем ее машина простаивала в гараже.
 Хелен приоткрыла дверь, и Майкл вошел внутрь. Лицо его было немного уставшим ,но, увидев ее, он улыбнулся и, подойдя ближе, поцеловал.
-   Ну, как работалось?- спросила она.
-   Нормально, как всегда,- ответил Майкл и пошел умываться и переодева­ться.
Хелен за это время разложила на столе доставленный ужин и приготовила приборы. Включила телевизор, стоящий здесь же в столовой и с нетерпением  ждала мужа.
Наконец, он пришел, довольно улыбающийся и немного посвежевший.
-    Я думаю нам этого хватит,- сказал он, обводя рукой то, что стояло на столе.
-    Да, вполне, к тому же я не очень хочу  есть ,-соврала немного ХЕЛЕН.
-    Ну, что сказал доктор?- сразу спросил Майкл, принимаясь за еду.
-    Давай поедим сначала, а потом расскажу,- ответила она и взяла в руки прибор.
Спустя минут пятнадцать они уже свободно, откинувшись на спинку не большого диванчика, попивали чай с лимоном и смотрели телевизор.
-    Ну, так как же доктор?- снова спросил Майкл.
-    О, это ужасно,- ответила Хелен.
-    Что так? ~всполошился муж.
-    Он сказал, что надо все прекратить и заняться своим здоровьем.
-    Вот, видишь, я же         тебе всегда об этом говорил .А ,что он конкретно сказал?
Тут Хелен подробно описала то, что услышала от доктора, а в конце доба­вила:
-    Я думаю, что он прав. Да, я и сама уже понимаю, что оттягивать не надо.
-    Молодец, что поняла это,- похвалил жену Майкл и поцеловал в щеку,- только как ты   будешь справляться со всем этим?
-    А, давай, вместе бросим,-вдруг, сказала Хелен,-вот и посмотрим, кто из нас сильнее.
-    Ну и хитрюга же ты,- улыбнулся Майкл,-ты ведь знаешь, что мне это гораздо тяжелее  сделать, да и особой необходимости нет.
-    Как нет?- возмутилась жена,- а дети? Ты ведь не хочешь, чтобы они были слабыми?
-    Ну, ладно, уговорила. Когда начнем?
-    Я начала уже сегодня.
-    Тогда и я начну сегодня и перед сном не буду курить.
-    Не надо перед сном, а то не уснешь. Лучше сейчас не кури.
-    И то правда. Сейчас, после еды это еще вреднее.
Они встали и, быстро собрав все в поднос, вынесли все в коридор, чтобы завтра утром выставить на улицу, где это заберет уборочная машина. Затем, выключив по дороге свет и телевизор, прошли в спальню и располо­жились отдыхать.
Майкл принялся за газеты и журналы, а Хелен, в основном, за тот же теле­визор, где как раз показывали интересную картину. Вечер прошел незаметно, и они легли отдыхать, перед сном пожелав друг другу спокойной ночи.
Сон почему-то не шел, и Хелен включила светильник и взялась за журналы. Майкл заснул мгновенно. Наверное, сказывалась работа. Он был главным инженером одного из ведущих отраслевых предприятий города.
 
И хотя внешне работа была более-менее спокойной, внутри создавала свои отпечатки. Этим и объяснялась его усталость и скоротечность на­ступления сна.
Хелен же не спалось. Наверное, давало знать о себе то, что она выкурила только одну сигарету и спала днем. Поэтому, она решила, что надо вести более активный образ жизни, и что с завтрашнего дня в корне изменит свой день.
С этими мыслями она незаметно для себя и уснула.
Утро было таким же ,как и всегда. Суетливо-беготливым.И когда муж ушел, она облегченно вздохнула.
Поубирав в доме и приведя в порядок са­му себя, Хелен уселась за газеты и начала искать то, что ей было сейчас нужно. Наконец,она выбрала одно из наименований реклам и пододвинула телефон к себе поближе. Набрав номер, она услышалаа краткие гудки.
 "Вот тебе на,- подумала Хелен,- занято."
Спустя минуту она вновь набрала номер.
Послышались длинные гудки, а затем чей-то приветственный голос:
-    Да, служба помощи населению слушает. Что вы хотели?
-    Мне бы хотелось узнать, как производится набор в группу плавания,-ответила Хелен, забыв до этого преставиться и поздороваться.
-    Сейчас, минутку,-и спустя некоторое время она услышала,- набор в группу плавания производится по четвергам с 8-00 до 11-00 с предостав­лением всех справок, удостоверящих ваше состояние здоровья. Возьмите
их у своего домашнею врача.
-    Спасибо,- ответила Хелен и положила трубку.
 "Так,-подумала она,-один вопрос решен."
Полистав один из журналов, Хелен вновь взяла трубку.
-    Алло, это служба занятости населения?
-    Да, а кто беспокоит?
-    Извините, я не преставилась. Хелен Парвек, проживаю по адресу улица Мажино -2/4.
-    Хорошо, мадам, что вы хотели?
-    Я бы хотела узнать, какую работу можете предложить мне на дом в течении двух-трех часов.
-   Минутку. .,- и  вновь пришлось  немного подождать, - есть вакансия по сортировке письменной корреспонденции одной из газет. Вам это подойдет?
-    Да,- ответила Хелен.
-    Тогда ожидайте агента по найму около 12-00.
-    Хорошо, я буду ждать. До свидания.
Агент не заставил себя долго ждать, и вскоре Хелен было вручено дого­ворное обязательство о предоставлении права на дополнительную заработ­ную плату от оказания тех или иных услуг тому же населению. Оставалось решить еще несколько вопросов в юридической консультации, и они вместе отправились в это учреждение, где поставили обоюдно свои  подписи и утвердили печатью нотариальной конторы .
Теперь, договор всту­пил в силу и уже с завтрашнего дня можно было приступать к работе.
Возвратившись домой, Хелен как-то забыла о том, что ей  необходимо добыть справку о состоянии здоровья. И только через час она вспомнила об этом, стукнув себя кулачком по лбу.
"О, господи, я же забыла связаться с доктором",-и она опрометью броси­лась к телефону.
На ее счастье доктор был у себя. Договорившись о встрече, Хелен положи­ла трубку. Теперь, у нее была масса проблем и хлопот, от которых время бежало гораздо быстрее.
Спустя еще час подъехал на своей машине доктор.
Машина была оборудова­на специальной техникой в случае какой-либо возникающей ситуации, а заодно оснащена компьютером. Поэтому,для доктора не составляло большого труда взять анализы у пациента и тут же определить состояние здоровья. Ему  помогала уже другая "выездная" медсестра или медсестра по вызову, которая и занималась непосредственно анализом и оформлением докумен­тов.
 Сам же доктор осуществлял ряд профилактических мер по предупреж­дению наружно-кожных или других подобного типа заболеваний. Когда все процедуры были закончены, что заняло минут двадцать в общем, доктор сказал:
-    Я вижу вы действительно решети измениться . Что ж, поздравляю с таким решением. Его можно только приветствовать.
-    Спасибо, доктор. Я бы хотела еще немного заняться аэробикой. Это можно.
-    Да, а почему нет. Многие сейчас этим занимаются и с пользой для себя. Если хотите я могу посоветовать, куда лучше пойти именно вам.
-    О,спасибо. Буду очень вам признательна.
-    Лучше всего идите в группу динамической аэробики. Она находится здесь неподалеку от вас. Это решит ваши проблемы с дыханием и вы будете лучше  переносить симптом курения.
-    Еще раз спасибо, доктор. Я вам благодарна за все.
-    Не за что. Это моя работа. Я еще заеду к вам через недельку, так что постарайтесь к следующему разу выглядеть бодрее.
-    Непременно. Счастливо вам,- сказала Хевен, закрывая за ним дверь. Итак, день почти подходил к концу, и оставалось дожидаться мужа с работы. На всякий случай Хелен позвонила туда. куда говорил обратиться доктор,
и к ее удивлению там оказались все на местах. Трубку подняли и кто-то ответил:
-    Да, клуб динамической аэробики. Что вам угодно?
-    Здравствуйте. я бы хотела записаться в вашу группу. Когда это возмож­но?
-    Видите ли, мы обслуживаем клиентов по их просьбе, но все же время
у нас несколько ограничено. Это с 9 до 11,с 12 до 14,с 15 до 17 и с 18 до 2 О.В какое время вы желали бы заниматься?
   
Хелен немного подумала ,а затем ответила:
-    Я думаю ,что с 12 до 14 будет наиболее подходяще.
-    Хорошо, давайте запишем ваши данные, -и она начала перечислять наи­менования, а Хелен отвечать.
Наконец, это было закончено, и Хелен спросила:
-    Скажите, а какова оплата и можно ли иногда пропустить занятие?
-    Оплата меленькая, а пропускать нельзя, так как занятия ведутся по специальной программе. Но в некоторых случаях это допускается. Вы понимаете, о чем я говорю.
-    Да, спасибо. Буду рада с вами поближе познакомиться. До свидания.
-    До свидания. Ждем на следующей неделе,- и на том конце провода положили трубку.
Таким образом, вопрос о занятости Хален был решен.Она встала, немного походила по комнате, переставляя фигурки игрушечных солдатиков, а за­тем вновь села и задумалась.
"Хорошо все-таки, что сейчас все это доступно и свободно. Никаких проб­лем ,практически, не существует. Каждый занят своим делом и приносит пользу другим как может. Важно, что люди больше не держаться за какое-то место: прибыльное оно или нет, а ищут сами свое предназначение и стараются найти себя именно в преданности своей избранной профессии.
 Разве могли  думать об этом раньше в годы трансформации старого и еще не обретенного нового. Поистине это были ужасные годы ломки чело­веческого сознания."
Хелен   аж содрогнулась от таких жутких воспоминаний. Она вспомнила, как они вместе с родителями жили в двухкомнатной квартирке на краю города и то  и дело ссорились по какому-либо вопросу. Им не нравилось, что она ведет не такой образ жизни , как они в молодости, а ей не нра­вилась их привязанность к старому и какие-то нелепые разговоры о мо­рали, нравственности и прочим старческим утехам. Конечно, сейчас она понимала, что во многом они были правы, но только их правота заключалась в собственно-общем суждении о поведении их поколения и надуманно-лживой теории о существовании на Земле.
Теперь, когда перед всеми открылись ворота в будущее было легко и просто, и ни в какое сравнение не входило со старым, хотя тоже старое как-то по новому перекликалocь  в них  самих, и уже эта молодежь принимала по дру­гому то, что было раньше совершено и содеяно.
 
Нельзя мириться с чело­веческой злобой дня и бессердечностью. Только в доброте своих истинных чувств  и побуждений люди способны преодолеть ту степень отчуждения друг от друта, которая выросла за последние десятилетия. Нельзя винить самих людей во многих земских грехах. Их вина была самой малой среди общей неуравновешенной современности. В большей степени она ложится на природу их создания или ту же окружающую среду. Но это уже вопрос высшего порядка. А Хелен не относилась к категории философов.
 
Она была простым человеком среди таких же простых. Ее  родители были простыми учителями в обыкновенной средней школе. Брат такой же, как и многие другие в его годы.
Вобщем, она ничем не выделя­лась от общего числа таких же. Но думать о жизни насущной им не зап­рещал никто. И если бы не это, тоесть не эта способность думать, то не­известно как-бы повернулась их собственная ,да и других жизнь.
А так, все было в относительном порядке. Родители спокойно дорабатывали в школе до пенсионного возраста, брат заканчивал  учебное заведение, а она жила в своем доме с мужем и не горевала. У них было все, что необ­ходимо для семейного счастья и уюта. Единствеиной проблемой оставалось рождение детей.
И, задумавшись над этим, Хелен даже немного всплакнула. Ей почему-то стало жалко себя и мужа.
Но неожиданно прозвучал звонок в дверь, и она, утирая набежавшие сле­зинки, пошла открывать.
На пороге стоял все тот же разносчик ужина, что и вчера. Поэтому,она быстро сходила за карточкой и,поблагодарив, забрала все в дом. Вскоре приехал и Майкл.
Как и вчера он поставил машину в гараж и запер на замок. И хотя сейчас крайне редко можно было наблюдать  случаи воровства или еще что-то в этом роде ,люди все же оставались таки­ми же, как и прежде, настороженными и готовыми в любую минуту оказаться в какой-то злой воле чужака.
Поэтому, все еще запирали гаражи и другие помещения на ключ и старались не пренебрегать старыми заветами. Но это ,в основном, люди старшего и среднего возраста. Молодежь .же дела­ла это очень редко, да и то для того, чтобы какой-нибудь малолетний хулиган не натворил бед на транспорте или где-то еще.
Надо сказать, что взрослых, тоесть совершенных преступлений в возрасте позже 18-20 лет, не было вовсе, за исключением редких случаев возникновения каких-либо психических отклонений.
Работа правительства, да и всего населения в целом, решила эту проблему целиком и сразу.
Основные преступные элементы были уничтожены, как не­поддающиеся и утерянные навсегда для общества, а часть оставшихся была переквалифицирована и разноотправлена по местам новых работ. Тюрем и прочего не было.
Были лишь отдельные лечебницы, где тот или иной натворивший бед, приходил в себя, а потом подвергался серьезному анали­зу и обработке новыми видами медицинских препаратов, которые в корне меняли степень его существования  и за определенный срок человек вы­ходил оттуда .совсем не узнаваемый. Нет, они не были зомбированы или что-то в этом роде. Просто за время лечения они проходили ускоренный курс жизненных начал, что выводило их точку самосознания на высшую сферу  развития.
Конечно, чтобы достичь такого пришлось немало потрудиться и, в первую очередь органам внутреннего порядка, юристам и просто населению.
    
Сделать нетерпимой обстановку для подобного рода явлений и стало ос-новным  критерием в борьбе с той же преступностью. Всего за три года эта проблема почти отпала, и оставалось лишь ее до­вершить новым витком откровенного труда и полезности обществу в целом. Конечно, годы этой перетрубации не прошли так безболезненно для всех. Были и ошибки, в основном провокационного типа, от тех, кто не хотел смириться с новым, а желал жить в старом мире, полном разврата мысли и тела.
Огромная работа была , проделана по очистке местных региональных ор­ганов внутренних дел, а также активов их управления на местах от тех паразитических элементов, которые в силу своей личной алчности и подав­ления чужих интересов, не давали пройти наверх истинным человеческим отношениям и побуждениям.
Огромное количество сотрудников бывших му­ниципальных и других структур были просто уволены с мест ими занима­емых  и   еще большее количество било классифицировано как элементы не соответствующие своему местозанимаемому посту.
 На суд общества выносился каждый и всякий, кто уже находился у власти, либо состоял в структурах органов. Людям ,проживающим на местах было более, чем известно об их деятельности и особенно в неправовом отноше­нии к исполнению обязанностей, наделенных им тем же сообществом. Поэтому, извлечь наружу тех, кто, как говорят, запятнал и  честь, и славу  труда не составило.
Гораздо тяжелее было указать их место в новой жизни, так как они за годы своего беззакония, практически, потеряли свою способность к инако­мыслию и порядочному отношению к труду.
Но, слава богу ,все обошлось без злобы со стороны пострадавших. Каждому нашлось место в новом госу­дарстве, каждый узнал почем фунт лиха с обратной стороны.
В итоге, все пришли к единому мнению о том, что такого больше повторить­ся не должно. Поэтому, сама власть строго избиралась самими людьми без каких-либо подающих сверху указок и без соблюдения ими бывших и нас­тоящих привилегий. Обязанность была одна - дать своим избранникам то, что они хотят, а заодно укрепить государство с помощью всеобщего труда и подъема индустриального качества.
Вообще, борьба за качество велась большая. Но, в  отличие от старых времен в ней  не было насаждений и целенаправлений. Все было довольно просто.
Нет качества - нет доступа к средствам, а из этого выходило и все остальное. Те предприятия, которые добились международных стандартов, имели хорошую государственную поддержку и,развиваясь, поднимали уровень материального блага населения того или иного региона, при этом, конечно, отдавая в казну государства определенный процент прибыли. Но дело это было обоюдовыгодно для всех сторон.
Еще в самом начале произошла стандартизация всех уровней предприятий, и частично-полная амортизация экономических сфер производств.
   
Это дало тот необходимый приток эквивалента денежных единиц из-за ру­бежа, которого все ждали ранее в, так называемые, годы преобразований. Внешние кредиты были погашены, долги с других исчерпаны и государство вышло на уровень правового сотрудничества с многими финансово-эконо­мическими структурами других стран.
Этим и обеспечивалась вся та номи­нальная мощь государства и настоящего, в котором жили Хелен и другие.
 Вобщем, обстановка в стране была примитивно-простой, и в то же время аномально разраставшейся  повсюду. И это не было гегемонией и насажде­нием каких-то своих интересов. Нет, даже наоборот. Это было стремление к миру во всем окружающем и к соединению в единое звено всего чело­веческого.
Ракеты уже бороздили дальше глубины космического простора, а союзники не пытались опередить. Им было предоставлено все для сотруд­ничества и для более чем доверительного отношения к самим себе. Ушла боязнь новых революций и погасилась черная полынь-звезда.
Наступала эра нового развития или эпоха "золотого и алмазного прироста".
 От таких мыслей ,бурей промчавшихся в голове Хелен, аж закружилась ком­ната и  она присела на рядом стоявший стульчик. Вошел Майкл и, увидев ее, сразу улыбнулся.
-    Ну, как ты сегодня, не курила?
-    Господи,- вспомнила, вдруг, она,- я ведь совсем про это забыла. Все дела, дела, и прочее.
-    Вот так да,- согласился муж,- это уже достижение, а я вот искурил пол пачки за день, -и он показал полупустую пачку сигарет.
-    Тебе, наверное, на работе делать нечего,- сказала  Хелен и тут же при­кусила язык.
-    Да, нет, дел как paз по горло. Потому, и курю. Переживаю, знаешь ли, за это.
-    Да, я понимаю, это я просто так, пошутила, -признала свою ошибку         Хелен.
-    Ну, ладно, будем ужинать, а то есть хочется,- и он удалился в ванную.
Поужинав, они вновь вместе убрали и пошли в свою комнату смотреть теле­визор или просто отдыхать. Майкл снова взялся за свежие газеты и жур­налы, на что Хелен заметила;
-    И что ты там все ищешь?
-    Я ищу только то, что меня интересует, а это очень много,- пошутил
    Майкл,- а если серьезно, то я смотрю , какие идеи у других по тем или иным вопросам, и стараюсь извлечь полезное для себя и своих товарищей да работе.
 -   Скажи просто, сдираешь их мысли,- укорила его жена.
-    Нет, ты ошибаешься. Я не делаю этого. Скорее просто, анализирую и подхожу к этому со своей стороны. Мысль ведь одна, а развить ее можно по разному. Вот где кроется главная беда, и самое основное это то, что  надо искать такие решения, которые бы удовлетворяли всех или, по крайней мере, большинство.
-    0-о,да,ты философствуешь!
-  Нет,моя дорогая Хелен,не философствую,а рассуждаю,как и всякий нор­мальный человек.
 
На этом их разговор был закончен,и Майкл вновь уткнулся в газеты. Хелен же, немного покрутившись, включила телевизор и начала смотреть продолжение вчерашнего детектива.
Вскоре после его окончания они снова обменялись несколькими фразами.
Майкл сказал:
~ Я знаю, что ты не любишь ходить по гостям, но мои друзья пригласили нас на вечеринку. Сходим или как ты считаешь?
-    А когда ?- оживилаеь Хелен.
-    Скорее всего, в субботу после обеда.
-    Да, можно наверное ,хотя нет, я не смогу. Я ведь дала слово, что курить и пить брошу.
-    Перестань, никто ведь не говорит о том ,чтобы набраться до не могу.
-    Ну, ладно, соглашаюсь,-и она ласково потянулась к мужу.
 
Так прошел еще один вечер, который сменился новым днем с его будничными и простыми заботами.
Прошла неделя, за ней вторая, третья и,наконец, четвертая.
Все это время они жили в ожидании .чего-то, и вот наступил день, когда было можно при­нимать какое-то решение.
Рано поднявшись, а,теперь, Хелен всегда так делала в связи с новым объе­мом   работы, она включила радио и занялась приборкой, а заодно приготов­лением завтрака.
Когда Майкл проснулся, все  уже было готово .Пожелав друг  другу доброго утра, они разошлись каждый по своим делам. Наконец, вновь собрались за столом.
-    Сегодня я иду к доктору,- обратилась Хелен к мужу.
-    И что?- спросил Майкл.
-    А то, что он возможно назначит мне какое-то лечение, а заодно поре­комендует как нам лучше обзавестись потомством. Ты как,  не против?
-    Да, нет. Я всегда за.., -подтвердил муж.
-    Ну и хорошо,- ответила Хелен и начала собирать посуду.
 Последнее время она как бы перевоплотилась. Стала более энергичной ,жи­вой и веселой. Здоровье, как говорят, полыхало изнутри, и со всем       она справлялась очень быстро.
 
Так и сейчас, Хелен собрала все в мойку, перемыла и поставила сушить, затем спустя время все поставила на свои места в буфете. Сбежав на­верх по лестнице, она привела свои волосы в порядок, приняла ванну и начала одеваться. На секунду заглянул Майкл.
-    Ты как на праздник собираешься, -пошутил он.
-    А как же. К врачу иду, да и вообще выглядеть надо прилично.
-    Ну, ладно, я побежал .Счастливо тебе и будь осторожна за рулем.
-    Хорошо, долго не задерживайся на работе.
-    Не буду, -и он ушел.
Хелен услышала как внизу тихо хлопнула дверь. Она уже оделась и смот­рела на себя в зеркало. На нее смотрело свежее лицо, для ее лет даже слишком молодое и ни одной морщинки.
Оставшись довольной собой, Хелен спустилась вниз, заперла дом и пошла к машине, которую муж уже выгнал на улицу.
Сев в машину и включив зажигание, Хелен вспомнила, что опять забыла взять карточку.
"Нет ,пойду, вернусь", - все  же  решила она и, выключив мотор, побежала в дом.
Быстро вернувшись, она вскочила в автомобиль и вскоре вырулила на дорогу.
Шоссе не было особо загруженным, поэтому вести машину не достав­ляло труда. Минут через десять Хелен была на месте.
Не запирая авто­мобиля, она прошла по лестнице вверх и оказалась в вестибюле. Затем свернула налево и подошла к двери доктора.
Сердце ее вновь тревожно застучало, но она мужественно боролась со своим волнением, переступая порог открываемой двери.
Там сидела все та же медсестра в белом убранстве и спокойно рассматривала какие-то за­писи.
Хелен поздоровалась и спросила доктора, на что медсестра проделала ту же операцию, что и в прошлый paз,показав затем рукой в сторону кабине­та.
Доктор сидел за столом и перебирал бумаги. Увидев Хелен, он улыбнулся и сказал:
-    Я вижу, что мой совет и ваше желание пошли  вам на пользу. Здравствуй­те, мадам Парвек.
-    О, спасибо, доктор,- Хелен даже застеснялась,-я пришла по поводу моего бесплодия.
-    Почему так сразу, -удивился тот,- говорить об этом. Сначала мы посмот­рим, что у вас там,- и он указал рукой на гинекологическое кресло.
Это была процедура, которую никак невозможно было избежать, но, что по­делать ,раз надо, значит,надо. И Хелен, раздевшись, заняла свое место.
 После осмотра доктор сделал какие-то записи и пока она одевалась ,отдал распоряжения медсестре.
-    Ну, что ж,- обратился он вновь к Хелен, -дела значительно улучшились, но не совсем.Toeсть, я хочу сказать этого недостаточно. Поэтому, сейчас вы пройдете более углубленное обследование, а затем я назначу вам лечение.
Доктор позвал сестру и пригласил Хелен следовать за ней. Та беспреко­словно повиновалась.
Процедура заняла минут пятнаддать, после чего Хелен вновь зашла к доктору с обходным листом. Тот посмотрел на него  и  что-то обдумывая, сказал:
-    Хорошо, теперь я знаю, что вам необходимо, -и он написал  на том же листе свои назначения, которых оказалось довольно много. Протягивая его обратно Хелен, он произнес:
-    Я думаю, это поможет, но соблюдение в строгом режиме и количестве обязательно. Посещение врача  энергоспектролога обязательно так же. Это снизит вашу мобильность и придаст полноту управления  биосмодулированным нового типа  сигналом, тоесть создаст вам благоприятную жиз­ненную среду.
-    Спасибо, доктор, а когда мне вновь приходить?
-    Приходить вовсе не обязательно. Я сам навещу вас дома. Когда вы сво­бодны сейчас?
-    Где-то с 15 до 17, -ответила Хелен.
-    Хорошо, ожидайте меня в среду, ровно через неделю.
Хелен попрощалась и вышла.
Теперь, необходимо было уладить все взаимо­отношения с мужем, чтобы все это протекало в спокойной и более скор­ректированной обстановке.
Она села в машину и,развернувшись, уехала домой, где ее уже ждала письменная корреспонденция, а также другие заботы и хлопоты.
 
 Ровно через неделю она встретилась с доктором. Он пришел ,как и всегда, с точностью до минуты.
Поздоровавшись, распросил  как самочувствие, а затем пригласил в свою не очень большую машину. Медсестра взяла ана­лиз и через несколько минут подала доктору результат. Они прошли об­ратно в дом, где удобно усевшись в креслах, продолжили беседу.
 ~   Итак,- начал доктор,- дела идут на  улучшение. Вскоре вы вполне можете стать тем, кем и хотите, но предупреждаю, что выполнение всего того, что  вам  назначено до конца обязательно.И в конце снова проверка. Даю вам еще неделю. Постарайтесь все делать согласно инструкций.
 Они попрощались и вскоре Хелен осталась одна.
"Ну, что ж,-думала она ,-наступает время великих перемен, как в личной жизни, так и в жизни-общении других.
Надо еще сходить в Бюро и полу­чить разрешение. Ах, еще ведь нельзя. Там ведь нужна справка о состоянии здоровья. Хорошо,будем надеяться, что все идет к лучшему."
С этими мыслями она и принялась за домашнюю работу.
 
Прошла еще неделя. В их личной жизни ничего ие изменилось, но она чувст­вовала в себе прилив сил и эмоций. Когда приехал доктор Хелен улыбалась и была довольно хороша собой.
-  О, да вы хорошеете с каждым днем,- сделал он комплимент,- если так дальше пойдет,то лучшую мать и не сыскать.
-    Вы мне хорошо в этом помогаете,- ответила Хелен.
-    Ну, как у вас дела,- перешел сразу к делу доктор, - все выполнили?
-    Да, почти,все.
-    Что значит почти ?- удивился он.
-    Да, так. Одно нет. Я не ходила вчера к врачу спектрологу, как-то забыла об этом.
-    Ну, что же вы, милая, надо сходить обязательно. Ведь каждое посещение приносит свою пользу. Ну, хорошо, давайте сделаем пробу и я скажу, что делать дальше.
После очередной сдачи анализа и просмотра, доктор вновь заговорил.
-    Анализ положительный. Резус отрицательный. Это плохо. Надо его скор­ректировать .
-    А как?- спросила переменившаяся в лице Хелен.
-    Приходите завтра же ко мне в больницу, где пройдете специальную те­рапию и возможно мы введем дополнительное количество сыворотки крови.
-    А это надолго?
-    Ну, что вы, всего на  полчаса, -и доктор дружелюбно похлопал ее по пле­чу,- да, вы, не волнуйтесь. Все будет хорошо. Важно верить в то, что все получится и не расстраиваться по пустякам. И не забудьте сходить туда, куда не пошли вчера.
-    Хорошо, доктор,- сказала немного растроенная Хелен,- я все сделаю.
-    Ну, вот и ладно. До свидания, мадам   Парвек, а точнее, до завтра,- и он ушел.
Хелен села на диван и задумалась.
Неужели ничего опять не выйдет. Но все-таки отбросила эти мысли в сторону и решила сама для себя, что если она уже столько сделала, то не остановится ни перед чем.
На следующий день Хелен появилась к доктору в том же хорошем настрое­нии, на что тот заметил:
~   Я смотрю, вы достигаете больше, нежели я ожидал. Приятно с вами работать.
-    Мне тоже,- ответила Хелен и почему-то зарделась,- что я должна делать?
-    Пойдемте, я вам сейчас покажу,- и они  вышли  из кабинета, направляясь в процедурную.
Спустя полчаса они уже возвращались.
-    Видите, как все хорошо сложилось ,-говорил доктор,- ремиссия в порядке, резус подтвержден.Теперь вы спокойно можете отнести себя к зачинающим женщинам,
-    А справку вы мне дадите?- спросила Хелен.
 
-    А как же, дам, --подтвердил доктор,- без нее нельзя. Да, это и к лучшему, что так. Поверьте мне, я ведь не первый год тружусь здесь и насмотрелся за свою практику многого.
-    И что страшно?- спросила заинтересовавшись Хелен.
-    Да, я бы сказал просто противно смотреть как из настоящего человека получается неизвестно что.
-    А у меня не будет такого?~ всполошилась Хелен.
-    Успокойтесь, для этого мы и работаем  в этом заведении и хотим избавить всех от подобного.
-    Слава богу,- проговорила Хелен,- а я думала об этом раньше и как-то страшно боялась.
-    Не нужно больше этого делать. Такие мысли могут пагубно сказаться на будущем ребенке. Поэтому ,на время этого периода забудьте обо всем, кроме, конечно, того, что скажу я, как ваш домашний врач.
-    Спасибо ,доктор, за поддержку.
-   Пожалуйста,- ответил он, пропуская вперед себя ее в кабинет,-садитесь.
-    Спасибо,- скавала Хелен, садясь на указанное кресло.
-    Итак,- начал доктор,- вы готовы к тому чего хотели, но остается пока одно "но".Я думаю вам необходимо еще время немного подумать, посовето­ваться с мужем, обзавестись "доверительным союзом".Это не займет много времени. Где-то с неделю, не больше. Вот вам справка и бывайте здоровы. Встретимся через неделю.
 
Неделя прошла довольно быстро. В суете дня и постоянной загрузке ор­ганизма время летело не по секундам, а сразу по часам.
Наступила среда.
И вновь Хелен поехала к доктору, дабы встретиться еще.. На этот раз он был кем-то занят, но минут через двадцать освободился, и тa же медсестра пригласила ее в кабинет. Доктор встретил ее приветливо и,почти, ласково усадил в кресло.
-    Ну, что? Как ваши дела? Уладили все вопросы?- затораторил он вначале.
-    Да, спасибо. все нормально. И что же теперь нам делать?- спросила Хелен.
-    Как что? Вы меня удивляете. Вам сколько лет? Вы ведь не маленькая, чтобы разъяснять и объяснять.
_   Вы хотите сказать, что можно..,-тут она немного замялась, не зная какое слово ей лучше подобрать.
-    Да, можно,- утвердительно ответил доктор.
-    А анализов больше не потребуется?- спросила снова Хелен.
-    Нет. Пожалуй,нет, -сказал немного подумав доктор,-теперь, приходите ко мне на консультацию где-то недели через две после того, как у вас появится первый признак.
 
На том беседа их была закончена, и Хелен возвратилась домой к своим обязанностям. С нетерпением ожидая своего мужа, она то и дело погляды­вала на часы. Почему-то время тянулось сегодня долго. Уже приехал по­сыльный из кафе и позвонил в дверь.
Хелен занялась все тем же, и после
его ухода  изнеможденно упала на диван.
Ей так хотелось поделиться быстрее своей новостью, что казалось силы ее покинули вовсе. Наконец, она услышала знакомое урчание машины и пошла открывать дверь. Майкл не успел еще зайти в дом, как она обрадованно ему говорила
-    Майкл, доктор разрешил, все в порядке, можно начинать.
-    Да?!!- только и успел ответить тот, так как Хелен повисла  у него на шее...
Вобщем, этим вечером все шло не по плану, но что поделать, когда на это   были довольно серьезные причины.
Наступило утро, и Хелен довольно потянулась на кровати. Надо было вста­вать и она по привычке схватилась, но вспомнив, что доктор велел теперь особо не делать резких движений, она немного притушила пыл и стала более спокойной.
Занятия аэробикой пришлось отменить, и Хелен с утра после того,как ушел муж, позвонила туда.
 Оставалась корреспонденция и плавание, что пока не мешало. Она внова принялась эа работу, и как всегда, время полетело вперед.
 
Шли дни, и потихоньку Хелен меняла свой облик.
Движения становились более плавными, эмоции более спокойными, а разговоры бескомпромиссными. Поняв, наконец, что она забеременела, Хелен хотела уже было поехать к доктору, но вспомнила, что тот назначал ей только через две недели со дня появления первого признака, и оставила это на потом.
Прошли недели, жизнь их особо не менялась. Разве что отношения с му­жем и со своими родственниками стали более дружественные и спокойные.
 И вот, наконец, наступил тот долгожданной день ,когда ей следовало обра­титься к врачу.
Сразу же по уходу мужа, она переоделась и поехала в больницу.
 Доктор казалось не менялся. Он был все на том же месте, в той же позе и, как всегда, приветлив   и   дружелюбен.
-    О-о, здравствуйте,- сказал он, увидев перед собой Хелен,- я так пони­маю дела у вас идут хорошо? Не  так ли?
-    Да, наверное. Я пришла к вам на осмотр.
-    Ну что ж, давайте посмотрим.
После непродолжительного осмотра доктор сказал:
-    Ну, что я могу сказать. Вы сделали свое дело. Добились своего. С чем я вас и поздравляю.
Чувство собственной гордости чуть ли не распирало грудь Хелен. Ей хо­телось кричать от радости, но она все же сдержала свои эмоции и отве­тила:
-    Спасибо, доктор. Большое спасибо вам за все.
-    Да, вовсе не за что. Но вы выслушайте сначала все мои советы,- и он усадил ее вновь напротив себя.
-    Во-первых,- начал доктор,- никому дома не говорите, исключая мужа и никому не показывайтесь сейчас на глаза, да, и ,вообще, постарайтесь быть  поменьше среди людей.
Во-вторых, не следует много работать. Откажитесь от плавания и замените это просто ходьбой. Работа пока пусть остается.
И,в-третьих, соблюдайте режим и правильное питание, которое я вам сейчас назначу. Ваш отношения с мужем должны быть ограничены минимально и не допускайте никаких  психо-эмоциональных срывов. Смотрите телевизор, чи­тайте газеты, журналы и вобщем не теряйте духа. Домой пока приглашать никого не следует до того времени, когда я разрешу. Кроме этого, я назначу вам некоторые препараты для закрепления плода, и вы еще походите сюда к нам на процедуры. Все это неукоснительно и добросовестно испол­нять.
Хелен внимательно слушала и запоминала. После всего доктор долго что-то писал, а затем протянул ей ее же обходной лист.
-    Здесь все указано. Предупреждаю, в случае чего, сразу ко мне, без за­держек. Вам понятно?
-    Да,- и Хелен утвердительно кивнула головой.
-    Ну, тогда на сегодня все. Встречаться будем здесь на процедурах, а также у вас на дому. До свидания.
Хелен была довольна, что это не слишком затянулось и быстро поехала домой. К сожалению Майкла не было и поговорить было не с кем.
Но она нашла чем заняться, к тому же дел было, действительно, невпроворот.
 Наконец, наступил долгожданный вечер, и вновь она повисла у Майкла на шее, правда при этом немного сторонясь.
-    Все хорошо, мой дорогой, я беременна,- заключила она сразу же.
-    Вот и славно. Надо это отметить. Сейчас позову друзей и родных...
-    Не надо,- и Хелен пересказала ему весь разговор с доктором.
-    Да-а,- удивился Майкл,- а я и не знал об этом. Ну что ж, хорошо, тогда давай отметим вдвоем.
-    Я не против,- улыбнулась Хелен и радостно прижалась к его груди...
 
 
Спустя два месяца, после многих обследований и переживаний, Хелен вновь встречала мужа.
На этот раз радость была побольше. Не успев войти в дом и как следует что рассмотреть, так как на улице уже рано темнело, Майкл увидел возле себя Хелен.
-    Ну, милый, готовься. Хочешь ,я тебя обрадую,- "бесновалась" она.
-    Чем же ?- удивился муж.
-    А вот чем,- и она показала два пальца,- у нас будет двойня.
-    Как так?- не понял Майкл.
-    А просто, будет и все,- довольно улыбалась Хелен.
-    Что-то я уж совсем ничего не понимаю, -озадаченно отвечал супруг, -откуда у нас может быть двойня. В роду ведь ни у кого не было, да и у вас тоже насколько я знаю.
-    А вот и может, вот и может,- запрыгала вокруг него Хелен,- доктор ска­зал, что это не зависит от родов и ген.
 
-    А отчего так получается ?-спросил Майкл.
-    А я толком не поняла, но что-то вроде связано с какими-то фазами развития человеческого мозга. Воощем, все это очень сложно и вряд ли я могу тебе объяснить. Главное это то, что нас   будет сразу четверо.
-    Да, это хорошо с одной стороны, а с другой, как ты будешь с ними
справляться?
-    Ничего, справлюсь. Самое главное, чтобы они родились здоровыми и крепкими. А для этого нужно слушаться доктора, -и Хелен опять засмеялась.
Прошли месяцы, и вот наступило время родов.
Хелен боялась, как и все женщины готовящиеся стать матерью.
.Ее почему-то волновало это событие, хотя надо сохранять спокойствие.
В больницу ее положили заблаговременно, за три дня до намеченного сро­ка. Все это время она лежала и не сходила с кровати, разве что в туалет.
 Врачи, а их, теперь, было много, включая медсестер, то и дело задавали вопросы, осматривали, советовались и т.д.
Роды наступили неожиданно.
Сначала она почувствовала некоторую тяжесть внизу живота, а затем что-то обмочило слегка ее ноги. Она было испуга­лась, но потом вспомнила, что это воды и нажала кнопку вызова персонала.
 Сразу же примчалась медсестра, и ее повезли в родильную палату.
 
Спустя полчаса все было разрешено. Два малыша: мальчик и девочка лежа­ли возле нее и "дико" кричали. Доктора смеялись и поздравляли. Прилетел прямо с работы и  муж с цветами в руках радостный и возбужденный.
Правда, в саму палату его не пустили, и он смотрел только из-за стекла, но этого было достаточно ,чтобы наблюдать за своими. Пришел поздравить и ее домашний доктор.
-    Я счастлива,- сказала Хелен ему, подавая руку,- и большая заслуга в этом вас. Спасибо вам за все.
-    Поздравляю,- отвечал доктор,- а благодарить надо всех здесь присут­ствующих. Мы все одна большая семья и должны всегда друг другу помогать. Только так можно жить счастливо и видеть такими же других. А это и есть самое главное среди людей.
-    Наверное ,я самая счастливая мать,- произнесла вслух Хелен, -сегодня у меня родилось двое деток, и сегодня   я слышу то, что хотелось бы слышать всегда. Меня окружает человеческая забота и беспокойство о нашем здоровье и, наверное, это главное для нас всех сейчас. Хотелось бы, чтобы то же   чувствовали все матери на свете. Спасибо вам за все,-
и Хелен немного всплакнула...
 
Вновь образовавшаяся семья не была той единственной во всей стране. Вокруг было много таких. Но хотелось бы, чтобы все они были, действительно счастливы и испытывали те же чувства к остальным, что и Хелен.
И улыбались два новых нежно-розовых личка, глядя куда-то в потолок. Они еще не совсем хорошо видели и слышали, но хотели жить и радовать­ся этой жизни.
И их детство не должно пройти так, как оно проходило у их родителей. Оно должно быть радостней, доступней, счастливее, ибо если этого нет, то тогда нет и будущего. Глаза их блестели при свете неоновых ламп, а мощные кондиционеры
регулировали подачу тепла и чистого воздуха.
-   Так, пусть же, они растут счастливо, -говорила их мать, всматриваясь в их черты и пытаясь угадать в них саму себя,- и, пускай, они никогда не узнают, что такое бесчеловечность и зло. Пускай, они принесут радость людям,  и это послужит собственному успеху и счастью уже их семей. Только так будет жив человек,  и только так он  подарит жизнь кому-то  другому.
 
 
 
Пройдет немало времени, пока они вырастут и  хотелось бы, чтобы оно не  было удрученно- болезненным и сквернословным.
 И хотелось бы видеть, действительно, их счастливыми и крепкими, как  и  всех людей  на  Земле...
 
 
                         ПОСЛЕСЛОВИЕ
 
        Мы  прошлись  взглядом  лишь частью  по тому, несомненно искомому будущему, что способно действительно всех нас согреть и  сохранить в рамках живого.
          Кому, как не нам самим оно воочию необходимо. Кто, как не мы сами способны достичь того и определить, наконец, жизнь жизнью, а не уникальной по своему масштабу в своей протяженности медленной  смертью.
          Пора бы уже давно поставить все на свои места и пора бы заняться делом, а не простотой  чьего-то воображения  в  оккультивных  повседневных  мыслеброжениях.
          И на то пока еще есть у нас время. И для того  же мы все существуем здесь на Земле.И к тому действительно надо стремиться, чтобы занять достойное место в кругу таких же.
          Залог чистоты и здоровья пролегает порой в нас самих. И дело откровенно важное на сегодня – выражение чистоты всей нашей жизни.
И дело особой важности – сохранение ее именно в тех пределах, что и существуют поныне. Это не блажь какая-то и не утопия. Это реальность и она изменяема.
            Пройдут годы, а может, десятилетия, пройдет еще время и много еще его проистечет далее. Но оно не принесет нам удачу, если не изменять его составляющую, а именно нас самих со всеми нашими жизненными придатками и устоями. Оно не принесет нам искренне выраженного благополучия ,пока мы же и уже сегодня не внесем практические и реальные изменения в свою настоящую действительность и решительно выразим протест всему тому, что до сих пор  нас  унижает и заставляет преклоняться неизвестно чему.
              Человек горд всегда своей мыслью. Именно она приводила его к победе и давала более жизнестойкий и реальный практический результат. И надо прилагаться к той самой  мысли сильнее, чтобы сократить срок своей же неблагополучной  обустроенности и  наконец, прийти  к основному  -  самой жизни в ее полную величину.
                Мысль  -  она всегда плодотворна. Так  воспримем ее  и  дадим волю  искренне  истинному  ее  же  применению… На главную страницу счетчик посещений счетчик посещений счетчик посещений ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 Интернет-статистика Яндекс.Метрика