Я - Никто.Земля.Государство.Россия, ч.2

ТЕКСТ      6
Экономический дисбаланс.Экономический синдром.Экономический перевес
 
Несколько продолжим предыдущий текст и,как говорят,изучим саму си­туацию. Возникший экономический кризис вполне обоснованно можно обозна­чить существующим экономичесним дисбалансом.
Что он обозначает?
Дисбаланс - это соотношение сил и средств в составе одно или многова­лютного государства.
Каких сил и каких средств?
Сил трудового порядка или сил их извлечения как ресурса времени, а средств – возможности  их  аккредитации  в  условиях того же времени.
Toeсть, налицо и явно мы имеем отягощающую процентную массу населения, не подтверждающую себя материально, а значит, вне средств их собствен­ного содержания.
К этому числу относится весь спектр бюджетных служа­щих и тех, кто не занят в сфере производств.
Таким образом,получается,что основное население страны или трудовой ресурс, изъятый со времени, не имеет средств своего собственного происхождения.
Потому,получается, что какой-то один  реально создающий непосильно кормит или содержит массу не таковых.
 Это и    вносит состояние дисбаланса сил и средств и  именуется как  фактический минус экономики страны.
Это одна из причин, из которой следует,что мы все так плохо живем.
 Другая  причина содержится в следующем вопросе.
Он обозначается  как экономический синдром.
Что это такое?
Представим себе оголтело идущую   нам навстречу  массу    различных людей. Все они кричат,размахивают руками, порой дерутся и т.д., но движут­ся навстречу.Естественно, вы хотите избежать того столкновения и реши­тельно убегаете прочь,уходя либо в сторону,либо возвращаясь назад.
 Это яркий пример ухода в действительности из момента времени.Toeсть, пока некоторая масса неравнодушно обсуждает происходящее и движется вперед хоть и очень плохо,все остальные повернуты либо назад,либо вовсе влево или вправо,что соответствует реальному поведению людей в обществе   отношений.
Таким образом, проявляется экономическое безразличие и возникает эконо­мический синдром исполнения власти или ее государственных структур.
 Toeсть, народ удаляется от самой власти и решительно не поддерживает ее идущего руководства.
Это же можно обозначить,как особое равновесие сил в среде и вероятное зарождение иного строя в  руководстве страны.
 Экономический синдром заключается еще и в том,что всяческая  регламен­тация проведения отсутствует ,а это приводит к устареванию решений в моменте текущего времени.
Тот же синдром является и политическим, ибо он обоснован на таких силах и выражает ярко свою присутственность.
Яркое слияние политического и экономического синдрома в одно целое -  это факт исторического уничтожения всех ценностей общечеловеческих отношений.
Это же - яркое доказательство или свидетельство недоговорен­ности обоих сторон - участников общества и реальная угроза всякой стороне развивающейся либо нет экономике.
Ибо,так или иначе,но власть вынуждена создавать фонд бюджета,чтобы содержать всю ту часть населения , что вынуждена не трудиться.
Таким образом,экономический синдром - это еще есть слияние политичес­кого смысла руководства с реальным положением дел на базе факта сос­тояния рынка труда.
Есть еще одно понятие в составе того же.
Это экономический   перевес. Это, когда власть или политическое направление создает основу для, так называемого, демарша проводимых реформ существующей программной  политики.
Иначе говоря, создается оппозиционное или другое сопротивле­ние, что приводит к неполноте задуманных операций, а значит, к недовыражению их на деле, а значит, к недозабору факта рубля и к несостоятель­ности госбюджета страны.
Это еще одна причина экономической     нестабильности и яркий при­мер по существу нашего исторического периода несостоятельности в день­гах или    ярко представленных материальных средствах.
 Вынужденная экономика приводит к вынужденному содержанию  всей страны, а то и вовсе к ее несодержанию, реально оставляя все без оплаты вплоть до состава самой себя, что и приводит к кризису в установленном эконо­мически-финансовом порядке.
Теперь,
рассмотрим некоторую часть причин, по которым возрастает,так называемая,долговая яма и растет преимущество иностранного капитала.
 Причины совершенно различны и не сходны в одном - в осуществлении своих решений относительно самой экономики страны.
Итак, причина первая.
Падение курса рубля по отношению к ряду инвести­ционных валют .Что она собой представляет?
Курс рубля - это стабильность развития самого государства.Это же - по­казатель состояния подкрепленного временем золотого запаса.
И это -  состояние сфер производств на момент выдачи соответствующего эквива­лента движения самого рубля, выраженного  в  актах состояния каких-либо государственных бумаг.
Таким     образом, обвал рубля - это содействие всех сторон одновре­менно из-за перераспределения их средств составляющих.
 К примеру,изменение факта инвестиций или вложение дополнительного ка­питала приводит к нарушению содержания рынка ценных бумаг или разру­шает стоимость сфер производств,что приводит к их моментальному пере­счету по факту стоимости относительно самого государства или частного лица,ведающего им в установленном законом порядке.
 
Тоесть, потеря акций любого фонда предприятия - уже есть основание для так называемого,кризиса рубля.
Это сторона одной из составляющих.
Теперь,возьмем иную.
К примеру,передвижение фонда золотого-запаса. Если он располагаем в руках  частного капитала и добыча соответственно ведется по указанию именно его, хотя и в порядке госнадзора. Но,вместе с тем ,реально пополняемый запас или выставленный государством между­народный золотой фонд сильно ограничен   от руководства всего одного лица, являющимся реальным добытчиком средств.
Таким образом, недопоставка или движение в связи с какими-либо иными вопросами в сторону уменьшения составляющего капитала приводит к осу­ществлению обвала рубля.
Иначе говоря,
Он  не подтверждается золотым запасом,что разрушает его себестоимость. И,наконец,третья сторона одного и того же вопроса.
Стабильность разви­тия экономики. Она,как правило,не соблюдается.Материальные средства поглощаются,передвигаются и от этого нет стабильности самого развития. Нет фонда рыночно окупаемого содержания из-за произрастающего числа новых инвестиций и движения новых единиц экономической цепи развития.
 
 Таким образом,созданные предприятия теряют свой экономический вес и занимают порядки обанкротившихся либо "трудносводящих концы с концами".
 Всем этим и объясняется падение курса рубля и в целом отсутствие эко­номики в России.
Кроме этого,существует и,так называемая, биржевая игра,  от которой зависит целиком курсовая стоимость рубля вне зависимости от состояния золотого запаса, а по состоянию запаса вообще самих добы­ваемых средств.
Этим объясняются пределы расширения курса стоимости рубля или его расширенная допустимая стоимость.
В случаях     непополнения золотого запаса указанным  видом материа­льного средства-ресурса  хранения  времени  курс рубля  падает, а границы  его вовсе  не определяются до очередного подтверждения факта наличия самого рубля в виде золотого запаса.
Таким образом,любая фактическая ситуация недовложения капитала будь-то в валюте-золоте или самим золотом вполне способна создать ситуацию падения рубля и выснадить его до предела, тоесть создать,так называемую, голую /неприкрытую/ степень рубля и обвалить  весь   существующий  рынок  фондовых бумаг, а заодно указать на рост цен в среде такого произраста­ния.
Валютное недовложение или содержание способно быть откровенным или созданно искусственным.
Откровенное - это то состояние, при котором фактическая стоимость рубля не превышает указанного номинала.
Тоесть,рубль приравнивается самому дорогому уровню содержания валюты международного порядка.
 Другой пункт содержания искусственное привлечение инвестиционных сред­ств.Оно временно сохраняет эквивалент рубля, но топит его в дальнейшем, если он не дееспособен или не имеет реально возвратимой отдачи. Тоесть, прибыли.
 
Иначе говоря,на каждый инвестированный долговой рубль нам необходимо как   минимум два таких же по своему состоянию,если не учитывать сам процент сделки кредитования или вносимой инвестиции.
 Таким образом,искусственно временное поддержание экономики  рубля явля­ется шагом в направлении  все больше возрастающего долга и основа­тельно усложняет весь вывод страны из кризиса государственного значе­ния.
Биржевая игра имеет свои  оттенки и смысл.Некоторые ситуации способны возникать вполне искусственно из-за несовмещений рядов иных  валютосодержащихся единиц.
Определенным способом выталкивания рубля из состава международного валютного биржевого обмена является крупно­масштабная биржевая махинация,способная возникнуть из-за слабого кон­троля за соблюдением режима хранения золотого рубля.
Любое движение золотого запаса способно быть  замеченным в рекордны сроки и это не­медлительно отражается на факте биржевых  операций.
 Итак,вывод.
Биржевая стоимость рубля - это реальная угроза состоянию экономики незащищенного порядка капиталовложения. Если страна допустила уровневый спад и довела банк до инфляции,то в ней любая валюта будет обесценена и охвачена своеобразной паникой в бегстве показателей ее достоинства.
Таким образом,государству необходима реальная поддержка своего золо­того запаса и временное       исчленение из состава государственно международного  рынка сбыта продукции, что отведет в сторону биржевую экономику и даст возможность оседания рублевого эквивалента среды в том составе,что и есть в реально напечатанном виде.
 
Обговорим достоинства биржевой экономики и выведем ее общий смысл для общего понятия.
Биржевая экономика - это факт содействия международной экономике по факту состояния своего внутреннего рынка сбыта.
Значит, если рынок внут­реннего сбыта не существует или существует очень слабо посредством своих товаропроизводителей, то и вложения в общее никакого не будет.
 
 Это значит,что игра на бирже заранее   проиграна из-за отсутствия необходимого количества прибываемой  валюты  из-за рубежа. Если же свой рынок сбыта высок и достигает уровня перемещения  за ру­беж, что соответственно подтверждается вносимой частью золотого запаса страны в особые банки сбережения международного значения,то практичес­ки  выростает необходимость ведения биржевой экономики, так как она -реальная видимость состояния средств материальных производственных государств.
Говоря проще,по ней или ее показателям в международном порядке вполне можно определить свой рынок сбыта товара и установить соответствующую цену за его доставку в ту или иную страну.
 Вот в чем заключается ее преимущество.
 
Это реальное состояние экономики других стран в один момент времени определения. Тоесть, это дает возможность определения вложения своих добытых временем капиталов и способность резко ускоренного целенап­равленного развития необходимых сфер производств для достижения эконо­мической выгоды своей страны.
В расширенном биржевом варианте это дает еще возможность увеличения движения частного капитала, что соответственно представляет ту же страну.
Таким образом,происходит слияние частного и государственного капи­тала с целью достижения обоюдной экономической выгоды. В спектр тех же услуг определяется и фактическое обеспечение страны рынком ценных бумаг, что также является капиталовложением в средства экономики уже за рубежом.
Такая  вот основная практика ведения биржевой маклерской экономики. Есть и иные преимущества и даже сфера услуг, пользующихся общим спро­сом, но о них пока можно не говорить.Важно знать об основных преимущест­вах и недостатках своей собственной экономики страны.
 Итак, выведем золотое правило существа любой экономики государства.
 Оно гласит:
экономика золотого запаса - это основная претензионная сторона движе­ния средств экономического роста в присутствии величин, эквивалентных ценности самих бумаг,тоесть денежной эмиссии.
А также:
Динамика развития экономики страны заключена в повременной добыче ее основного ресурса времени -  геозапаса долевых групп материальных иско­паемых средств, и в частности золотого запаса, как основного регулятора существа денежно-экономической массы.
Отсюда,следует,что разработка указанных средств и групп должна вес­тись только государством или под его тщательным государственным над­зором с правом определения первенства в делах.
Это значит,что страна,лишенная возможности добычи государственного капитала от эксплуатации природного ресурса и вовлечения его средств  в дело движения материальных величин, практически лишена возможности быть экономически процветающей и экономически стабильно развивающейся.
Только часть всех государственных ресурсов способна принадле­жать числу частного руководства, да и  то с рядом фактических ограниче­ний со стороны государства.
В противном случае,экономика невозможна и будет несостоятельна,как процесс ускользающего механизма развития рынка труда.
В подетальном раскладе это обозначает,что частность не должна превы­шать свои полномочия и осуществлять видимость работ вместо их настоя­щей продуктивности.
Это же значит,что частность не имеет права обладать большим числовым эквивалентом акций труда,нежели государство,и не дол­жна осуществлять политику проведения внутреннего возражающего сопротивления.
В настояще  демократическом государстве эти функции сняты из-за отсут­ствия колоссальных     величин  достижения  единиц самой  власти в исполнениях частных компаний.
Toeсть, нет лиц, явно опережающих всех, и решения принимаются совместно от состава правления акционерных дирек­торов, вовсе    не  исключающих биржевую экономику своего государства, ибо в противном случае, их действия будут расценены как противозаконные и противоконституционные,если,конечно,данный частный капитал в совете акционеров имеет отношение к самой стране.
К чужому владению частным капиталом также прибегают, но по нему исполь­зуются несколько иные санкции со стороны государства и налагаются соот­ветствующие взыскания в виде налогоотдачи, дабы не уязвить экономику собственной страны.
Таким образом,
частный капитал за рубежом платит двойную плату за ис­пользование иных ресурсов и иных средств обеспечения процесса труда. Но это уже из мировой практики капитала и его содержания в среде част­ных единиц капиталовложений.
 А,теперь,перейдем несколько к другому.
Как обойтись без биржевой экономики в условиях состоявшегося кризиса и довольно большой долговой  ямы по задолженности государства?
 Ответ самоисчерпающе прост.
Это закрытость границ, не ввоз товара иного производства и  полное обеспечение своим продуктом потребления от фактического числа производимых средств.Только такие меры способны предотвратить полный экономический развал и сохранить рубль, как едини­цу денежного довольствия, страны .
В противном  случае, инвестиции возрас тут до предела, сектор производств перейдет в частные руки и государ­ство разойдется по рукам.
Руководить будет нечем, ибо международно приз­нанный капитал овладеет всеми позициями вполне законно и по праву того рынка, к которому все шли, так  гордо задирая головы вверх.
Естественно,это произойдет не сразу и поэтапно.
Пока Россия ощущает только первые,ощупывающие ее экономику шаги. За ни­ми последуют другие, более настойчивые в своем праве внесения и обрете­ния прав капитала,а еще дальше произойдет полный захват экономических сфер         производств,что поразит собственную экономику страны и создаст условия вытеснения или оттеснения самой власти от состава ресурсо добываемых средств.
Таким образом,
власть останется без власти и будет довольствоваться жалкими подачками со стороны владеющего капитала.
Народ же или население вовсе останется не у дел,ибо основная их часть не нужна развивающейся сфере новых технологий. Это кризис государственного строя и практичес­кое его исчезновение с поля содержания  Земли.
Согласно такого расчета Россия превратится в жалкую среду добычи ре­сурса, а в последующем по мере его истребления просто в обычную страну вне всяких богатств и соответственно инвестиций.
Это значит,что она будет брошена после всей разработки    на произвол судьбы и останется в своем собственном единении.
Есть и иная теория развития того же процесса.
Это революционная основа практического сопротивления продвижению капитала.
Как она  может сработать -  неизвестно.
Но в любом случае,выход из положения единствен­но один.Это тот, что указан выше вне всякой зависимости от посторон­него капитала.
Думаю,что после всех изъяснений будет понятен смысл более верно всего творящегося и донесен больше до каждого личного разума.
Нет нужды зас­тавлять кого-то учиться и причем где-то, если есть своя база образова­ния, прозванная в народе спекулятивной или просто спекуляцией, которая вполне способна покрыть все внутренние инвестиционные расходы иных капиталовложений.
 
Можно продемонстрировать чисто русскую национальную предприимчивость и "сдоить" из доллара,вносимого в государство,в нес­колько раз больше да так,,что он сам по себе откажется от всякого ввоза.
Выгодно ли нам это? - подумайте сами. Не беда,что сам доллар бу­дет отсутствовать, не беда,что не будет какой-то импортированной едини­цы товара.
Мы уже научились производить подделки, а значит,сможем,ликви­дировав подпольность,выпускать и  хорошую качественную продукцию.
 Так что,за этим дело не станет.А,если кто-то боится этого,то пусть проверит на качество то,что он сам покупает,и убедится еще раз,что реально ввозимого товара гораздо меньше,нежели его продают и определяют повсюду.
Около 89,7% нашего товара, замаскированного под импорт по разным причинам.
Потому,бояться уже нечего и бояться нужно   того,что указано выше.
Ибо оно реально и обстоятельно затягивает к своему исполнению.
 Согласитесь с этим и мы все шагнем в будущее.Свое будущее и нашего потомства.В другом случае,может случиться так, что ему негде будет про­израстать или некак    вовсе   из-за отсутствия тех же материальных средств.
Этими словами я не настраиваю вас против зарубежа .Я только разъясняю     ситуацию и определяю цели самого капитала.
Люди,его представляющие,не могут поступать иначе, ибо они его потеряют,что зна­чит для них самих падение или крушение.
Иначе говоря, капитал требует своего размножения в единственном числе.
 Ему непонятен смысл окружения, если оно затрагивает его интересы. Всякое человеческое здесь ни при чем.
Либо человек без средств, либо человек представляющий капитал, что обозначает - человек без правил поведения и непредсказуем в действиях любого порядка.
 
Так диктует условия сам капитал,ибо он движим только материально.Вся эта его духовность или душевность до сердоболия и слез - всего лишь выражения желания быть хорошим, которое недостижимо в условиях его постоянного подтверждения.
 Так что,не ждите милости к  себе.Никто вам руку не протянет, а по исчез­новению ресурса и вовсе не пожмет. Капитал исчерпает здесь свои возмож­ности и обратится в иные стороны.
Может даже в сторону космоса.Это его право,ибо он за это время соз­даст хорошую основу для выражения практической космической деятельнос­ти.
Россия же останется за пределами тех достижений и согласится с уча­стью брошенной части  общеземной цивилизации. Что ее ожидает - думаю,объяснять не надо.
А,теперь,задаю всем вопрос.
Нужно ли вам такое или лучше согласиться с тем условием,что оговорено выше?
Думаю,лучше первое, нежели   печально второе. Как бы ни было плохо, хуже от того не будет.
Большинство сейчас живет не лучше,чем то самое плохо.Потому,как говорят,терять нечего.
А выдвинув свою экономику,можно добиться гораздо лучшего и создать себе же условную базу привилегий повыше,нежели у других.
Конечно,такая задача не из легких и даже особенно трудна для тех,кто не привык трудиться в полную меру как зря.
Но задача реально достижимая и предельно ясная в отличие от всех форм существующих реформ, которые мало кто понимает и мало желает вообще понять.
В таком же изложении, думаю,задача ясна и не стоит особого труда ее понять,чтобы выразить общий смысл нашего существования.
Так или иначе,но экономика связана со многими другими сферами развития общества в целом или по-отдельности,и ее виды я хочу вам представить в дальнейшем, оговаривающем проблемы дня тексте.
Речь пойдет о культуре, культуре в целом, культуре народа и частности лиц, целеустремленных к жизни.
На примерах поговорим о ней самой и сформулируем основное для внесения изменений в свои собственные ее выражения.
 
ТЕКСТ     7
Культура и ее резонанс в среде.Яркое отличие и откровенное безразличие.Эпос самого народа
 
 Наряду с вопросами чисто экономического смысла вырастают и такие, которые,казалось бы,мало к ней относятся.Но так кажется только на пер­вый взгляд и,всмотревшись глубже,вполне  можно сочетать и первое, и второе.
Вопрос культуры даже в большей степени бесценен,нежели вопрос самой экономики.
Почему так?
Потому что,культура - это своеобразное выражение воли ума нации или какого-либо населения,представляющего государство.
 А ум,естественно,включает в себя и экономику,и другое.Но не стоит вместе с тем преувеличивать саму экономическую значимость культуры, как оттенка ее действительной стороны развития.
Toeсть, культура в целом - это отражение экономики государства, выражен­ное каким-либо присутствием духа ума или просто духовностью.
 
Понятие религии также входит в понятие культуры, но рассматривается отдельно.
Можно сказать так:
какова культура - такова и экономика госу­дарства. Но это было бы не совсем точное определение,ибо такое понятие содержит в себе несколько заключающих сторон. Потому,выразимся соответственно иначе.
Культура составляет и представляет экономику государства.Это более твердое обоснование и более верное определение.
 Рассмотрим так ли это на самом деле.
Что такое вообще культура в обществе?
Это порядок его сложения в соот­ветствии с гранью развития фазы ума.Это  также реальная сторона жиз­ни населения,выраженная бытом,отношениями и самой культурой - единицей общения.
Это также факт сколачивания капитала в какой-либо сфере воспроизвод­ства культуры и его закономерное развитие в среде сообщества,что выно­сит в нее свою идеализирующую среду.
Toeсть,возникают течения,кумиры и тому подобное.Естественное отражение культуры такого порядка - это людские столпотворения с целью опознания какого-либо элемента представ­ленного вида культуры.
Культура несет свою ответственность и проникает в среду "уголовно" творимого природного человеческого ума.
Она в своем показе способна воссоздавать давление на ум  людей и обращать их в буквальном смысле в своих рабов, если степень той культуры достаточно близка и понятна самой  среде  собирающихся.
Таким образом,культура создает и выражает особый резонанс среды, опро­метчиво называющийся  артистической деятельностью,что в довершение всего разрушает     факт состояния единоличной экономики каждого члена государства.Кого-то больше,кого-то меньше в зависимости от посе­щений той среды,что именуется артистической.
Но культура артистов -  это еще не вся культура.Есть и другие ее варианты ,не исключающие того же.
В любом случае,культура несет в массы свое понимание жизни и расстав­ляет свои экономические ценности вплоть до духовного определения сос­тояния каждого.
Имеет ли она на то право?
Да, имеет, если создана всенародно путем публичного изыскания самой себя в ком-либо из ее представляющих.
Если же такого не наблюдается,то факт развития вида-жанра культуры   права на существо не имеет.Это условия самой жизни в сообществе и оно выдвигаемо природно. Что несет нам культура вообще?
Изменяет ли она быт и воздействует ли на наш ум в плане создания экономической ценности?
 Культура не несет ничего,кроме самой культуры и ее приобщения,что вне­шне и внутренне отражается умом, если она действительно культура истин­ного смысла значения.
 
Нельзя оттолкнуть культуру и ее базовых представителей за черту сооб­щества.В этом случае,возникнет необходимость создания иного понятия, подменяющего собой значение культуры.
Всецело она нужна только в том плане,   чтобы подтверждать добытое временем качество ума и реально доказывать свою состоятельность относительно самого понятия разума.
Культура,не несущая такой ценности,ни  одному народу не нужна. Ибо,она порождает и выражает глупость, что заставляет иных совершать то же, а в целом выражать иной смысл своего экономического присутствия.
 Уклончивость культуры безгранична.Она свободна в своем выборе и обяза­тельна перед ее трактующими внутри себя.
Так или иначе,но ум подвержен воздействию какого-либо замысла культуры и способен выражать себя реально в деле экономической значимости.
 Культура не может быть свободной от всего.Иначе,это не культура, а сог­ласие разных сторон в деле достижения материального вершинства или превосходства.Она вхожа в состав государственности и представляет со­бой единицу его содержания в виде структур.
Это необходимость привлечения масс государства к самой культуре или окультуривание населения, что значит для него повышение уровня ума. Сама ответственность в культуре не наблюдается и по-своему верна.
Несут ее те,кто представляет то или иное поприще искусства, добытого временем развития самого народа.
Какова роль культуры в государстве и соответственно в экономике вос­производства?
Роль заключается в следующем.
Это создание фактора защиты ума от пося­гательства иной роли культур или не введение в стадию заблуждения от­носительно своего целеназначения.
Это определенное давление на среду развития монополий труда в плане их бескорыстного исполнения обязан­ностей или идейно-прогрессирующий уровень.
Это создание определенной логики мышления и выражение силы сопротивления всякому сотворяющемуся природному   злу.
Также, роль имеется и в следующих аспектах ее применения.
Это в достиже­нии культуры общения, культуры просвещения, культуры поведения, культуры образования и многих иных видов, в целом представляющих виды самой ку­льтуры.
Какова же основная ее значимость, согласно которой культура возведена в ранг государственного порядка?
Значимость культуры заключается в том, что ее претензионность на опери­рующий экономический потенциал низка, а это выражает основной экономи­ческий показатель страны.
Иначе говоря,расходность мала, но окупаема в значимости применения ее средств в деле реально выражающего себя ума.
 
Таким образом,культура носит смысл государственного значения и практи­чески не отделяема от сфер свободных производств или от самих источни­ков экономического роста страны.
 
Культура может носить различный характер своего содержания в среде так же,как и в государстве.
Иногда,ее привилегии активно высоки, порою вовсе отсутствуют. Это зависит от самого государства,дающего право жиз­ни самой культуре.
Оно же представлено живыми людьми,что обозначает их либо активность,либо пассивность в отношении движения культуры.
Искусство - это вид культуры, сопричитающийся с понятием творчества какого-либо порядка.
В искусстве нет равенства и оно не подлежит полно­му практическому определению.Редко в нем наблюдается практический смысл исполнения и его развитие идет в отягчающем для него порядке.
 Отягощение - это недопонимание составом сообщества всех выводимых на свет проблем общего существования.Оно бывает безысходно и превращается в какую-либо отмель искусственного значения.
В нем же присутсвует кате­гория  классики, что является подтверждением наиболее реального существа человеческого ума.
Сама классика подразделяется на категории и виды.Право такого определения присуще мировой критике составом лиц соответствующего   значения.
Культура и искусство в целом могут иметь отягощающий смысл и характер.
Особенно в момент соблюдения какого-либо экономического
заблуждения и не продвижения вперед механизмов труда.
В таком варианте культура носит чисто уголовный характер и вправе быть подвержена жестокому переделу со стороны государства.
Иначе говоря, соз­давать критические проблемы гораздо проще,нежели выводить страну из заблуждения.Потому,культура способна подвергаться определенной мере наказания за свою деятельную активность.
И в том же случае,она переходит из понятия культуры в понятие просто бескультурья, если идет прямое издевательство над чем-то реальным и по-особому значимым для всего существа государства.
Режим для настоящей культуры не страшен.Режим соблюдает строгость ее поведения и порядочность отношения ко всему состоящему в делах.Истин­ная культура не претерпевает изменений.Она условно выражена временем, но занимает предельно ясные положительные позиции.
Культура исключает амбиции и возводит в ранг чести параграф соблюдения законности.
Культура стремится к саморазвитию и это ее естественное право.
Государство в таком случае не имеет права налагать свое вето или запрет до тех пор,пока само развитие не будет отнесено культурой в разряд иного - недоразвития самих     основ  культурного внесения положительных сторон. Это основное ее стремление в деле достижения пределов самой культурности.
Основа недоразвитости пролегает в следующем.
Это создание не идеализиру­ющих себя условий совместного общежития в составе государственности любого  порядка.Toeсть,выделение каких-либо единиц культуры путем неопределенного характера поведения факторов труда исполнения.
Иначе говоря,если нарушается смысл нормального человеческого существо­вания.
Это также разрушение ценностей времени от реализации своих окультуренных возможностей.
Говоря проще,если попирается старое на ос­нове развития нового в величину особого критического превосходства. Это сам смысл материального существа культуры или ее представителей и соответствующая база   ее дикого развития в плане достижения осо­бой материальности.
Это перевернутость мышления, не совпадение взглядов целеустремленных жизней и отсутствие каких-либо вообще идеологических ценностей.
 Все это указывает на недоразвитость, а значит,определяет неправомерность движения культуры в среде того сообщества, где она и состоит.
Все признанные правила почерпнуты из самой жизни и составлены путем единичного исследования самих этапов развития культуры в целом.
 
Казалось бы все рассуждения исчерпаны и можно поставить здесь точку. Но не все так просто,как оно есть, и придется рассмотреть некоторые примеры.
Возьмем художественно-изобразительное искусство. Что оно несет нам и какова степень затрат человеческого ума?
Несет немногое .Всего лишь олицетворяющий портрет, либо форму бытия, либо вовсе     какую созданную  искусственно форму отраже­ния действительности.
За всем этим трудно рассмотреть самого автора и понять его желание показать нам что-либо из превосходящих мыслей.
В большей степени,картины и т.п. мы рассматриваем  как простое веденье пера или расстановку красок на палитре.
Ибо,каждый,рассматривая, думает о своем и мало уделяет внимания самому автору.Но,тем не менее,мы вос­хищаемся самим возложением указанного и отдаем свои чувства тому или иному выражению картин.
Как говорится,что нравится - то и покупаем толь­ко не в прямом,а в переносном смысле,хотя случаи доходят и до этого.
 В производстве картин нет указанного выше целевого культурного пред­назначения. Это искусство псевдопоражающего характера.Тоесть,оно не вносит реальную степень побуждений и не определяет форму развития дальнейшего ума.
Оно лишь олицетворяет окружающее,если таковое соблю­дено в действительности времени и в большей степени просто напоминает нам о том, что мы действительно живем и что кроме нас самих сущест­вует и другое.
То же относится и к фотографическому искусству и в большей степени к
скульптурному изображению.
Надо ли нам такое дополнительное подтверждение - может определить толь­ко ум частного характера.Тоесть,нельзя сказать  то о  всех совместно, ибо кому-то оно и вовсе не требуется.
И это не говорит о его бескуль­турье, ибо человек вполне может осознавать для себя другое из какого-либо иного вида того же искусства.
Потому, мы можем сказать,что данный вид искусства имеет малогосудар­ственное значение и в большей степени подвержен частному определению.
Кроме того,даже разряд критиков не способен в подетальной точности определить, что   хотел сообщить нам автор, а значит,вид искусства не имеет прямого практического значения.
Но это не говорит о его бессмыслии или враждебности к нам самим.
Такое искусство имеет право существовать,но в разряде частного аниматорского исполнения.
Дело государства как поступить с такого рода представителями искусст­ва и дело самих налогоплательщиков содержать ли их или оставить вне всякого заработка.
Иное дело,когда факт изобразительного искусства имеет государственное значение или способен выражаться где-либо именно в таком порядке.
Тогда,частность способна перейти в государственное содержание и разрешить проблему своего существа, как вида искусства и его реального исполнителя.
Относительно то же приходится в разряд других видов искусств,чем и оп­ределяется категория всецелой значимости самой культуры по видам ее представления.
Вобщем, если говорить уместно самому времени,то решение видов искусств пролегает в решении видов их окружения всенародного характера.
Ибо,решение содержания - это отдельная графа в расходах го­сударственного порядка.
В этом словозаключении нет практических обид для самой культуры или ее предста­вителей.
 Культура имеет государственное значение только в том случае, если она подтверждает само государство и выражает его волю среди массы трудоисполнимого населения.
Та же культура делится на категории от качества ее исполнения-препод­ношения.
 Культура образования - это также культура государственного значения.И она не может быть оставлена в стороне и вынесена за пределы государственности, автоматически включаясь в разряд частности.
Потому,ее значение нельзя соопределить со значением какого-либо иного общеобразовательного характера.Так или иначе,но разность видов куль­туры вносит свои коррективы в тот же бюджет государства и представляет особые формы развития.
Тоесть,для государства исчленяется в первую очередь ценность вида   культуры с точки зрения продвижения развития ее сбалансированных экономических средств.
Таким образом, виды культуры поставлены природно в определенные условия неравенства и разрешимы самим решением представителей среды,что соз­дают систему общего экономического       сбалансирования.
А,теперь,переходим к иному тексту-изучению и определим статус самой культуры,его свободу и ясность всецелого существа.Там же рассмотрим образование,как степень определения всякой культуры бытия.
                  
                    ТЕКСТ  8
 
Статус культуры . Свобода распространения и величина состязания. Культура образования.Степени ее мастерства
 
Уровни культуры, как известно, разные. От самых низких до наиболее высоких, достигающих чью-либо благосклонность со стороны прямого мыш­ления.
Так можно обозначит ту часть, которая практически не за­нимается самой культурой, но обоснованно утверждает ее среди групп иного населения.
И в этом случае,нельзя не заговорить об особом виде содержания культуры в среде - ее статусе.
Само определение статус обозначает смысл закона или сам закон.
Именно это относится непосредственно к вариантам культурного воспроизводства со стороны самого государства.Toeсть,вся деятельность культурных об­разцов сопричитается,так или иначе,с законностью. Не о правопорядке идет речь, хотя он сам по себе необходим в  законности развития вари­анта культуры в самой среде.
Так вот.Сам вышеуказанный статус гласит:
культура - есть свободное распространение чьего бы ни было мнения в основе самого статуса государства относительно его миросозидательной политики в деле претворения основ жизни в саму фактически материальную жизнь.
А также:
культура является правоведческим механизмом в деле добычи такой цен­ности, как человеческий ум,его воспроизводства среди населения и его роста в относительностях самого варианта преподношения культурного образца.
Итак,
статус культуры определен и нет более другого смысла, кроме как определить иную составляемость данного текста, придерживаясь механизма повторения особых сложностей.
Тот же статус определяет и все остальное.
А именно:
он дает право регламентировать сам курс культуры в то или иное время развития общества.Он создает основу трудовому "культурному" законо­дательству или закону о культуре  в  государстве.
И он же опре­деляет деятельность ее самой среди населения,как проявление
 высокого художественного     мастерства по обеспечению об­щества здравым существующим смыслом своего содержания в среде.
Такие основные направляющие позиции статуса культуры и по ним соответ­ственно должна она развиваться.
Здесь или сейчас не говорится о видах культуры.Это право ее самой представлять себя и соответственно выра­жать   в среде развития ума.
Но вместе с тем,такое право не предусмат­ривает развитие особых сложностей в деле достижения вершинств ума, если тот самый ум далек от позиции здравомыслия  в нормально существую­щую  величину возрастного или другого порядка.
 
Проще говоря, культура или образ ее преподношения не должны превышать свои здраворассудительные полномочия и подавать материал для ума еще не сложившегося или окрепшего порядка.
Этим самым вырисовывается или обеспечивается законность  развития того или иного вида,жанра искус­ства преподношения, и им же разрешается проблема возрастной целесообра­зности присутствия в отдельных видах программ деятельности средств самой культуры.
Итак ,суть оказывается очень проста.
Культура не должна затрагивать чьи бы то ни было  личные интересы и не должна откровенно грубо демонстрировать свою роль в создании глу­боко проводящегося элемента ума  сограждан или иных представителей на­селения.
 Ее роль заключена в самых простых объяснениях вне уголовной демонстрации процессов становления всякой личности в составе того или иного государства или даже вне его,если таковое не наблюдается.
Это и есть сама культура в общепринятом и общеизвестном определении ранга и достоинств того или иного человека.
Если это соблюдено,то соблюдено и другое - сама законность в отношении средств привлечения к культуре.
В противном случае,создается противоза­конный, вытекающий  из условий развития среды самой культуры акт, который противоречит общему смыслу закона о культуре,  а зна­чит, создает ту или иную базу для развития уголовного права среди на­селения, познающего  ту  или  иную ступень развития ее самой.
Таким образом,настоящий   статус -  закон  о  культуре определяет формы ее представления в сообществе и дает предпочтительное право раз­вития именно тех видов, что отрицают всякую уголовность содержания и выводят на свет истинную ценность ума.
 
Что касаемся иной культуры, а именно культуры секса,культуры интимного общения и тому подобного,то ее основы передаются безошибочно в основу ведения культуры образования, а значит, самоисключаются из культур иных видов содержания и представления.
Этим самым разрушаются грани содержания в среде культуры, так называемого,   порнографическо­го выражения  задокументированных фактов человеческого или иного обще­ния и выражается на свет новая ветвь развития распространения того же в виде простого элементарного базового обучения-объяснения.
Рамки закона здесь не нарушаются, ибо закон не отрицает рамки естественного самораз­вития.
Культура образования или в целом само образование очень серьезный и увлекающе градирующий процесс создания базы фактического человеческого ума.
Образование - это есть высшая форма  познания окружающей среды, ее определение в действительности и выражение личного естества в составе основных сил природы создания иных составляющих величин.
 
Само образование или его форма состояния не является показателем
особых знаний и выражений ума ,или точнее его целесообразной направленности.
 Оно -  лишь подтверждение того,что ум действительно содержится
в рамках  состояния   тела и  реальное доказательство отражения благосклонности к труду умственного порядка самой личности.
 Всяческую целенаправленность или производственную ориентацию опреде­ляет иная  сторона образования,которая именуется  школой практичес­кого жизненно важного мастерства в своих разрядах реального выражения.
По самому образованию - это может быть что угодно от колледжа до про­фессионального обучения в каких-либо иных обозначающихся стенах за­ведений.
Важно другое.
Особый смысл понятия образования,как всецелого подтвер­ждения факта состояния и наличности ума  и  реальное доказательство су­щества того на деле в сфере бытующих человеческих отношений или их числа в сторону иной природы развития.
Таким образом,само образование подразделяется на две равно содержащи­еся структуры обналичивания ума.Это:
  • структура всецельного образования ума;
  • структура целеустремленного развития человека относительно его
    природной сложности сотворения.
Это же можно и переобозначить  как структуру всецелого высшего образо­вания и структуру жизненно важного или профессионального отбора по категориям.
И в этом случае, речь не может идти о какой-то человеческой неценности в случае явно непреодоления им барьера умственно создающего  порядка теоретических        сложностей и прочего другого,попадающего в разряд научностей.
Речь может идти только об упорядоченном и весьма качественном примене­нии способностей на деле относительно созданных природой качеств обе­спечения единицей труда.
Проще можно сказать так.
Всякий труд, создающийся на благо и во благо,полезен, а значит, природно утвержден и высоко продуктивен.Что значит для него социальную необхо­димость и неотверженность со стороны иного  характера трудосодержания.
Потому,фактических недооценок существовать не должно, а значит, должно отсутствовать неправомерное законодательство по факту злоупотребления иного содержания единиц труда или труда ,как общепринято говорить ,мало­ценного.
Итак,
культура образования  предполагает поочередность или двухэтапность человеческого развития.
Первое -  это состоятельность самого образования,тоесть его реальное получение всеми категориями без исключения.
 
Второе -  целенаправленное развитие существ состояний ума и возможнос­тей его раскрытия,тоесть профессиональное образование с повременным привлечением к труду или к,так называемой, практике обучения.
Предположительно расширяются и рамки получения образования,основанные на природно сформировавшемся климате, условиях местности и реального воздействия среды состояния.
Все это должно учитываться до той поры, пока общество не достигнет практического уравнивания состояний в среде и не выразит себя целиком в едином состоянии или в едином фронте содержания климатических условий.
Тоесть,налицо сейчас имеются явные факторы заторможения в развитии человеческого ума,что значит для обра­зования реальный пробел в сфере допустимых природно возможностей по образованию и выделению ума в составе личностей обучения.
 Иначе говоря,нельзя,к примеру,сравнивать обучение и проживание в отда­ленно  арктической зоне и зоне умеренного климатического содержания.
 Это разные порядки слощения  веществ, а значит,неравные формы образо­вания единиц ума соответствующего характера.
Потому,рамки обучения, прежде всего,должны исходить именно из возможностей или объективно творимых природных ценностей состояний ума.
Факт возрастного порядка значения не имеет, ибо для получения професси­онального образования существуют реальные ограничения и допустимые возможности в той же категории возрастов.
Сама суть всего сводится к следующему.
Необходим   пересмотр существующей базы знаний и их досылки в соответствующих природных условиях.
Причем,для каждой зоны необходим свой общеобразовательный
цикл со всеми последующими вытекающими  обстоятельствами.
Это даст условный неперевес ума и создаст базу для выравнивания состава единиц сообщества.
Во всех фактах основную роль должны сыграть природные склонности к чему бы то ни было,природные условия в факте обретения ума,природотворимые условия для практически жизненного обу­чения или сферы занятости самих учителей,учеников.
 
О настоящем факте состояния образования можно сказать так.
Факт имеется, но не использован в состоянии факта времени относительно природно сло­жившихся условий. К тому же, факт расчленим и грубо попираем действите­льностью социального характера.Это недопустимо,ибо налицо явное нару­шение законности,что влечет за собой соответствующее уже в реально выраженную величину уголовного порядка.
Все это - упущение образования,как основной единицы государственности и всецело человеческого подтверждения сосуществования.
Нельзя сказать в довершение указанного так,что настоящее образование создает     угрозу существованию общества в целом.
Но вместе с тем, можно определить указанное по-другому.
Факт настоящего образования явно затруднен, что влечет за собой последствия социального затруднения и наводнения  среды явно уголовным элементом.
 
0бразование для всех - это реальная возможность добиться в этом отно­шении вполне ощутимых результатов и округлить среду до развития в ней единственно выражающих себя элементарностей условно обозначенного дикого порядка.
Здесь не имеется ввиду,что оголтелая насыщенность среды образованием выразит или снизит факт существа применяемого уголовного права.
Оно лишь снизит самостоятельность его развития и доминирует ве­личину здравости рассуждения в ту среду,что  условно заранее яв­ляется преступной.
Любое образование  -  есть факт обретения смысла ума.Даже самое низмен­ное и мало демонстрирующее себя  имеет право   быть узнанным   в факте  содержания  ума.
 
Но настоящая ветвь образования способна снизить тот актив и дать основу движению механизма развития всего  высо­кого  благодаря откровенному показу низменного в условиях простого общеобразовательного процесса.
Итак,
роль образования становится наиболее ясна и фактически  прямо­линейна. Это создание величин ума в противовес величинам природного формирования условно человеческих личностей.
Иначе говоря,
факт образования заключен в факте состояния человеческих ценностей, обустроенных природно относительно времени состояния  самой  среды.
Разрядность фактов образования не  имеет значения,если оно получено фактически и не зависит от условностей среды.
То же самое не играет роли и особого значения в  случае обретения более веских жизнен­ных навыков, способных состоятельно совершенствовать базу всякого ума. Культура образования -  это закон построения человеческой личности в факте состояния объединившегося от его участия государства.
 Это также - реальная величина выражения истинного смысла человеческого характера, и она же - грубая или жесткая форма изъятия всех предыдущих владений собственности ума, относящихся к самому низменному их определе­нию согласно того же полученного статуса образования или с точки зрения его суждения.
Вся культурность заключена в особой форме низменного изъятия и в по­печительности самого государства от состава самих учредителей учебного заведения.
Рамки достижения культурности должны быть правомерными  и не доходить до пределов самой  низменности поступков.
Для соблюдения закон­ности и достижения факта выражения самой культуры необходимо более веское законодательное право, нежели просто законодательство.
 Оно должно подтверждать право ученика и учителя одновременно, косвенно не затрагивая их личные интересы.
Что оно должно этим представлять?
 Лишь одно -  дело достижения материального факта состояния ума от изо­бретательного искусства первообучения состава человеческого ума.
 
Тот же закон не должне приводить меру какого-либо особого изощренного взыскания в пользу самого учителя, либо, наоборот,ученика.
Он должен обстоятельно гласить,что:
каждая из сторон имеет право на свое личное определение в правомернос­ти отображения того или иного поступка.
Тоесть, если поступок, действие, моральное выражение и т.д. по существу вопроса деяния целенаправлен, незлоумышленен  и  в сторону   особой  вескости  ума, то он является правомерным в деле  достижения уже указанного независимо от какой   стороны был применен и с какой яв­ной целью содержания.
Это может быть просто шалость со сто­роны ученика, что дает право учителю обойти свою свободу признания личности и несколько изменить тактику поведения,если она откровенно критикуется согражданами  в  исполнении учеников.
В то же время, факт явного насильственного принуждения к составу каких-либо знаний по существу излагаемого материала нельзя расценивать  как форму жестокого обращения и доводить данный факт до свободно посе­щаемого  человеческого суда.
Это,если имеет место,учительская непосредственность в притязании к ученику.
Итогом всех тех отношений должно являться обнаружение правоведческой формы ведения жизни в сообществе граждан или не таковых и выделение в среду общения всеоружно познанного элемента ума по составу одного ученика.
Тоесть, налицо  в факте выпуска не должно быть упущений или каких-либо соприлегающих    форм.
К примеру, образован  в  меру или с  недостатком  того то  и  т.д.,т.п.
 Диплом о фактическом образовании должне гласить только то,что гласит вне всяких исключений  и сносок.
В этом и заключается основная роль образования,что оно дает государству или обществу надежного гражданина, члена сообщества,не отрицающего его суть и общеизвестные человеческие ценности.
Это дает право быть ему полезным и составлять свою долю вкла­да в общеразвитое дело по составу фактических сил применения.
То же законодательство должно иметь свое превосходство над простым,не выходя за пределы конституционного права граждан или не таковых.
 В чем оно должно заключаться и как обуславливаться?
Заключаться должно в том,что его обозначение необходимо,как обозначение процесса особой подготовки ума к движению материального характера в самой среде последующего применения.
Условность этого так и должна вы­ражаться.Тоесть, фактическое выражение процесса творения, становления ума.Эти  условности   как раз и предполагают несколько иную форму руководящего законодательства ,ибо налицо явное  расхождение степени и состояний умов.
В обычно построенном обществе этот закон воздействовать не может,ибо то общество целиком образованных людей. Их степень отноше­ний входит в разряд обычно существующего закона.
 
Тот же закон не предполагает своего развития в дальнейшем.Тоесть, его принятие - это единоразовое решение всего сообщества по факту состоя­ния формирования человеческого ума.
Он же  частично высвобождает ро­дителей или опекунов наследников из-под ответственности за деятельно­сть юных особ, ибо их занятость целиком и полностью принадлежит факту существования самого вида образования.
Тоесть,основа ответственности на самих учителях, как решительных носи­телях факта обнаружения самой культуры любого характера.
 Но тот же закон обязывает родителей  к праву невмешательства к про­цессу образования и предусматривает особую ответственность за совер­шаемые поступки действия в любом виде их выражения-отражения на лицах формирующегося  порядка.
Все это устанавливается законно и таким образом обретается смысл все­цело общего соблюдения прав и достоинств каждого,так или иначе,относя­щегося к составу общества или государства.
Всецело,факт образования - это факт соблюдения всеми правовой и ответ­ственной дисциплины.
Об этом никогда не следует забывать и нужно стро­ить новые планы только в соответствии с вышеуказанным выражением.
Не хочу сказать,что факт настоящего образования сильно двойственен.  Тоесть,стараются учить одному,так как налицо явно выходит другое.Но то, что он действительно неправомерен и правомерно не защищен,как сам про­цесс, является фактом, излагающим саму нашу действительность.
Потому,решительное изменение по существу лежит в основе изменения всего факта существования законодательства и соответствующего образо­вания как юридического,так и иного смысла.
Образование является основой любого сообщества и имеет факт реального своего отражения в действительности.
Потому,оно одно из главных в культуре, а значит, является основополагающим все ее последующие шаги в раз­витии, что, соответственно, выражает применяемость каких-либо средств .
То же,указанное мною законодательство,еще не рожденного порядка,имеет фактическую основу окультуривания всего населения без исключения, включая случаи, явно выходящие из-под контроля самой общественности или  буквы содержащегося закона.
На этом мое краткое обоснование факта движения наук исчерпано и можно, естественно,переходить к изучению иного вопроса или следующего текста по случаю применения средств все более возрастающего ума.
 Речь будет идти о телевидении, радиовещании и прессе,как основных ис­точниках всякой зарождающейся культуры и основы демонстрации всякого закона в его юридическую силу.
Тот же текст подчеркнет смысл всего предыдущего и укажет на прямую необходимость слияния всех сфер в единую,за исключением какого-то одного вида особо личностного общения.
 
ТЕКСТ      9
Пропаганда ума. Его жизнестоимость. Развитие речи и факторы условного раздражения сообщества
Есть в каждом безразличие ко власти  - с такого краткого обоснования хочется повести этот текст,ибо оно подтверждает действительность и оправдывает   творящееся беззаконие до какой-то степени выражения его числа.
Формы безразличия бывают разными от простого равнодушия до необыкновенного целлюлозно-форматного либо поканального воспроизводства факта обоснования действительности.
Что бы мы не говорили,что бы не думали  -  все оно не находит отражения там, где должно было бы по смыслу назначения иметься и определяться, как  степень какого-то личностного общественного права и защищенности.
И в этом действительно беда настоящего окружения времени.В результате  обоюдно согласующего безнравствия вырастает почти природная слепота в отношении соблюдения всех прав и достоинств разными категориями общества.
Всякое веское доказательство не имеет своего фактического
значения, если оно малопродуктивно в самом сообществе и выражено
наименее естеством.
Тоесть, если нет той самой гласности   и правди­вости отображения в форму его подтверждения.
 Что способно нам дать какое бы там ни было подтверждение? Ответ один и он предельно прост.
То,что называется средством массовой информации.
На сегодня сочетается три наиболее важных   элемента тако­вого.Это радио,телевидение и пресса во всех вариантах бульварного чтения.Это,так называемая,пропаганда ума.
 Стоит ли она сейчас такого определения?
И да, и нет.
Да - в том плане,что оно реально существует хоть в прямую, хоть в обратную сторону.
И нет - в том,что это пока,увы,не настоящая пропаганда, а  просто попытка ее воссоздания.
Что мешает этому процессу?
Быт,социальная обустроенность, зависимость, природная располагаемость, генетическая расщепленность, творческая деятельность и всякое другое, пока ускользающее реально в факте самого времени дня обнаружения ума.
 Что наблюдается современно и чего не должно было бы быть по факту того самого времени?
Наблюдается,в основном,одно общее для всех.Это искажение факта дейст­вительности в пользу чьего-либо пользующего спросом ума.
Так или иначе, но это заключается на каком-то человеческом факторе и носит чисто откровенный характер диктатуры чьего-то личного мнения.
Таким образом,факт существа времени,а в нем существа механизмов пропа­ганды объявляется фактом существа мнений, сильно заинтересованных своей диктатурой права относительно всех иных категорий.
Как они добились того и каким способом - неважно.Важно другое.
Каков смысл общего изыскания из того,что диктуется каким-либо общественным меньшенством.
Для определения границ ведения пропаганды объявляются соответствующие фактору распространения формы такого ведения.Они могут быть совершенно различны,но продуктивно выражаемы в плане самого итогового числа роста умообретений.
Toeсть,налицо явное фактическое заблуждение,приводящее не к факту сбора последовательной информации, а к моменту использования кем-либо из числа соприлегающих к средству той самой пропаганды.
 Toeсть, все сферы пропаганды практически определяют сферу возможностей того или иного человека.
Этот факт является незаконностью в сфере дви­жения материальных средств,представленных порядком сложения какого-либо ума.Он же расценивается как грубое нарушение соблюдения  Закона о Конституции,согласно которого все пользуются правом печатной либо другой пропаганды.
Таким образом,настоящая пропаганда в ведении тех, аккумулирующих общественное мнение средств является пропагандой беззакония и правового не­
состоятельного механизма обеспечения права обыкновенного слова,что
отрицает всю  состоятельность пропаганды ума,а значит,
напрямую возводит факт пропаганды иного толкового смысла.
 
Степенью пропаганды как раз  и отличаются государства, их обществен­ные строи и представляющие правительства.
Естественно,всяческая незакон­ность определяется именно в таком соотношении указанных величин. Вместе с тем,ничто не запрещает государству вести свою политику сущес­тва здравого смысла,что не указывает на пропаганду любого характера определения.
Пропаганда - это то,что можно назвать целеустремленным достижением чего бы то ни было или фактом устремляющегося достижения в деле свер­шения какого-либо процесса существа.
Это также - правовая сторона всякого процесса,проходящего под каким-либо контролем,и выражение силы сопротивления в случае отказа движению каких-либо материальных средств распространения ума.
 В любом случае,пропаганда - это силовое давление на среду со стороны ее средств и естественного происхождения.
Toeсть,каждая пропаганда имеет силу и величину воздействия.А значит,возводится в ранг государ­ственного значения,что определяет ей возможности или целеустремления либо,наоборот,их отсутствие.
Таким образом,пропагандирующие средства являются средствами самого государства и обретают  независимость только в случае негосударствен­ного состояния общества,чего практически не бывает или редко выражает­ся.
Всякая частная пропаганда в составе государства может иметь лишь свое частное применение в составе движения самой частности употребля­ющих ее лиц.
 
Но та же частность не исключается из состава государственной пропаган­ды, ибо относится к правовому конституционному закону.
 Таким образом,частно занятая пропаганда определяется в  моментах целевой значимости решения функций самого государства. Или,говоря проще, демонстрируется на государственном уровне согласно времени ее примене­ния по общему составу использования конституционного либо другого пра­ва соблюдения законности.
Итак,
право на пропаганду имеет только государство,если оно само не искажает смысл всецело принятого конституционного закона.
Другое дело, когда пропаганда настолько сильна,что выражает только саму себя и не соответствует реальному состоянию дел.
В таком случае,применеятся закон о нарушении  конституционного права граждан,согласно которого они не должны быть ущемлены в свободе слова, как доказательства существования неправомерности развития и содержа­ния самого государственного строя.
Иначе говоря,в доказательство сущест­ва не оправдывающей себя и не отображающейся реально пропагандируемой основы самой жизни.
И то,и другое в достаточном количестве имеется в настоящем государст­ве.Есть ряд пунктов содержания,прямо попадающих в разряд нарушения Конституции,принятой,как известно,всеми слоями общества.
Это  доказы­вает то,что говорится и требует внесения хотя бы частичного права на определение иного смысла существа средств самой пропаганды.
Вместе с тем,книгопечать самой пропагандой не является,ибо книгоизда­ние не входит в статус принадлежностей государственного значения.Они вольны в своем выборе и реально ощутимы только в случае явно выносящей наверх пропаганды того,что декларируется в самой книгопродукции.
 Все остальное в печатном механизме имеет смысл пропаганды.
Сама газетно-печатная строка  -   есть распубликация какой-либо частности мнения,как факта движения самой пропаганды в среде корректоров общественного мне­ния.
 Она же является выражением смысла существа такого рода пропаганди­руемого средства и определяется в ранг государственного значения,ибо формирует общественное сознание под фактом опровержения какой-либо действительности со стороны самого корректора свободы движения мысли.
 Итак,пропаганда для всех нас является в большинстве случаев пропаган­дой недоверия.Так сложилась сама история развития государства и так оно продолжаетяя до сих пор.
Что это такое?
Игра в прятки или увлекающее за собой путешествие в страну неполноценностей,где за каждым фактом содержания содержится факт растления ума.
Не ошибусь,если скажу, что все это совместно,ибо не таковое не привело бы к таковому положению всех дел. 
  Это значит,что факты утаивания действительности или дей­ствительность их отображения являются в высшей степени оригиналами не­нормальности мышления,когда за степенью и видимостью одного скрывается вовсе другое.
 
За этим заключается смысл извратности происходящего и за ним же зак­репощается слава самой извратимости,что доводит все до состояния фак­тического утаивания всякого действия со стороны любого протектората идеализирующегося мышления-давления.
Все это совместно обозначает сле­дующее .
Что возможность построения реального факта жизни исключается из-за отсутствия ее реального отображения в самих единицах движения материальных средств,величин ума.Сама извратимость средств пропаганды создает особую среду всевозможного практического  столкновения видений и ведений каких-либо   дел.
Это доказывает то состояние среды,что наблюдается уже сейчас.Она особо отягощена этим и предполагает к совсем иному варианту развития,нежели целеустремленная жизнь.
Фактор соблюдения необходимой пропаганды должен соблюдаться фактически и реально воздействовать на обстоятельства.
В иных случаях,он просто не нужен или даже исключен за правом движения самого общественного мнения,что является конституционно законным и    обоснованно жизнен­ным.
 А сама жизнь и ее сохранение лежит в понятии  самого основного закона сохранения материальных средств состояния Земли,что не подчи­няется государственностям,а переходит в момент определения природной делимости космических широт по составу их умственного выделения.
 Таким образом,вся Земля распределена государственно,но в итоге целого выражения такой приемственности не имеет, ибо подчинена иному закону содержания,не относящегося к любому фактически жизненному обустройству.
 Кроме этого,та же Земля переподчинена законам космического характера, что определяют ее статус и свободу перемещения в     пространстве космосреды.
 
Это значит,что ее решение для всех государственных основ является главнейшим,а существующая пропаганда жизни - лишь доказатель­ство ее ведения всех околоцивилизационных человеческих и других дел.
Но возвратимся все же к непосредственному вопросу и доопределим суть пропагандируемых средств.
Говорят,порою,так:"В достижении цели все средства хороши."
Мы же,разоблачая эту суть,вполне можем сказать так.
В достижении целей все средства хорошо используемы.Это относится и к средствам самой пропаганды.Их доступность определяет вершимость того или иного процесса, а также реально отражается на быте или социуме того или другого про­пагандирующего себя источника.
И,как говорится,этим сказано все.
Доступность к средствам - есть сами средства,что непреднамеренно выразят      средства другого характера, более верно отражающих всякую материальность и        независимость до определенного числа.
 Хороши ли средства,используемы нами?
Вряд ли большинство может на то ответить вообще,ибо оно ими не пользуется и,в основном,лишено такой возможности.
 
Где и в чем причина такой бестактности поведения юридических сторон и почему такое до сих пор имеет место в стране растущей демократии?
Такая бестактность выросла и состоит не случайно.Она основана на все­общей или всецелой безграмотности населения, а также на реальном попра­нии права свобод как на местах единичной власти,так и в других поряд­ках ее фактического выражения.
В этом же заключается сохранность такого положения в настоящее время, несмотря на то,что в обществе идет процесс демократической разрядки.
 Общий существующий социум довершает эту картину и создает условия для осложненного выражения демократии в целом составе сообщества.
 Таким образом,настояще проводная суть декларируемых самих себя сред­ств пропаганды заключается в том,чтобы увлечь за собой не по-настоя­щему живущего и думающего человека на тот путь, который предусмотрите­льно гарантирует свободу действий и право самому пропагандируемому лицу по составу самих средств представленной пропаганды.
 Это ухудшает всяческие отношения,  делает сообщество невыносимым по отношению лично и создает условия для недемократического определения событий все более  ухудшающегося социума среди основных масс населе­ния.
Таким образом, самодекларирующие себя средства пропаганды создают реа­льно фактические условия для опровержения их самих с последующим за­мещением или вытеснением вообще.
Любая пропаганда формирует мышление.Ее роль не исключается даже в слу­чае явного неэтического превосходства.Она   реально поддерживаема силой и имеет базу своего опорного сопротивления в виде факта, опреде­ляющего сам статус свобод пропагандируемого средства. Всяческая свобода распространения пропаганды напрямую зависит от сред­ств ее содержания.
Таким образом,сама пропаганда является пропагандой средств в условиях неразрешенного экологического социума.  Она же является показателем и представителем средств тех сил, кто определяет ее саму,как способ преподношения своей мысли по сути развития всех остальных.
 Итак,пропаганда сегодня  -  это вычеркнутая строка из конституционного права всякого гражданина.Она ему неподвластна, а значит,опорно движуща в его направлении с целью охвата всего содержания вплоть до самого состояния единицы тела в среде совместного проживания.
 Она же - средство его разрушений, ибо фактически себя не подтверждающа и реально труднодоступна.
Самое болезненное из пропагандируемых средств,естественно,телевидение. Ибо оно открыто изображает то,чего не существует в действительности. Либо отображает действительность,явно указывая на факт иного порядка содержания по составу самих мыслеприводящих сил.
 
Многим оно доступно,но не  настолько,чтобы черпать соответ­ствующую реальности информацию или быть где-то вблизи самих происхо­дящих событий.
Это явное нарушение всех конституционных поправок и пренебрежение существующим     законодательством.Это факт отслежи­вания явно управляющей политической силы и сама сила выражений чьих-либо единств мнений,  объединившихся по принципу средств, состояний и поестественных выражений природно сложенных человеческих характеров  /людей соответствующего положения в обществе/.
В мире нет наиболее сложного по сути вещества,чем сам человек.Именно это дает право существовать лично собственному телевидению в плане и виде исполнения своей собственной мысли.Toeсть,каждый    способен  видеть и отображать в своем уме свою картину всяческих отношений в окружении.
Потому,право собственности всегда защищено,ибо оно вклю­чает свое суждение по тому либо другому существующему вопросу. Только  реально движимая сила способна изменить то человеческое мыш­ление и заявить о себе по-своему.
И в таком случае,факт действительного собственного изображения будет искажен и причинно возрастет до любой фактической степени неузнаваемости.
Такой силой вполне реально обладает телевидение и дает факт опорачивания действительности.Те же возможности со стороны своего личного убе­ждения уже проходят менее убеждающе,а во времени целиком переходят в     подчинение   указанной силе .
Человек живет телевидением и создает этим основу своей жизни.Это и является главной причиной всеопустошаю­щего заблуждения в плане видения своих прав и соблюдения достоинств, ибо  телевидение отображает все вплоть до самого мистического и нереального.
Это значит,что оно воздействует на человеческую психику и создает факт вынужденного бездействия в сторону соблюдения всей кон­ституционности.Иначе говоря,оно провоцирует многих к бездеятельности по существу очень "давящих" жизненных вопросов.
Таким образом,факт его монопольного присутствия в отображении действи­тельности можно обозначить фактом монопольного обладания естеством ума в огромных количествах претворений самих жизней.
 Из этого вытекают последствия.
Они различны по  своему содержанию и нет смысла особо фигурировать ими или перечислять.Важно знать первое и самое главное,а все последующее определится само по себе.
 Итак,ясно,что средства и способы информации - это недоступное пока явление в среде общего развивающегося  демократизма, а значит, явление сильно отягощенного характера,что говорит о его высо­кой себестоимости в целях ведения самой пропаганды.
Но не стоит забывать и о том,что такая себестоимость вполне оправдана временем,дабы упразд­нить способы давнишней государственной борьбы со всякой частностью.
 
Поэтому,не будем ни оправдывать такое явление,ни обличать в чем-либо. Остановимся пока просто на факте его существа и возведем в истинный смысл свою речевую практику поведения и включим свое собственное телевидение того,что происходит.
Это есть право собственности,которое защищено законом и по которому мы все имеем право своего суждения, вплоть до избрания кого бы там ни было в состав государственного аппа­рата.
Пока мы будем естественно изобличать и выкраивать свое, все средства  пропаганды будут запущены в ход и используют всю мощь своего обнаруже­ния в среде.
Поддаться им или нет - дело всецело опрошенного ума. Но в любом случае,разрядка произойдет и,как говорится,что поймем - то и выдвинем наперед.
Это небольшое отступление от сути самой темы продиктовано
самим временем и из-за отсутствия элементарной базы телевизиционного правдоподобного вещания,что не исключает возможность просматривать сами телепередачи, но исключает смысл их восприятия,как действительно правдивого отображения любого процесса.
Все средства массовой пропаганды относятся к определенным видам раз­дражения общества или его состава.
Оно может происходить симптоматически,а возможно и созидательно целенаправленно.
Все зависит от вида пред­лагаемой пропаганды,самого времени и способа ее преподношения.
 Раздражительность - это естественная реакция на состав любой пропаганды.
Она может быть положительной либо отрицательной .Совмещения практически отсутствуют и тем самым создают основную базу целевого или не такового раздражения по знаку его состояния,что неизменно пере­ходит в состояние среды окружения и выражается средой общего молекуляр­ного давления.
Всяческая речевая практика предполагает хотя бы условно уст-
ное запоминание того,что выражается.
В этом условность и обеспеченно­сть той или иной пропаганды. Она вносит свои идеализирующие символы и изъясняет все по-своему.
 
Какова суть пропаганды - такова и ее речь. Это    неразделимо,как сам человек и его тень в ясную погоду. Пропаганда и есть такая ясность, ибо раскрывает сами цели.
 
Ее объект  -  сам человек в силу своих форм развития, а тень  -  это решительное выражение самой пропаганды от своего продукта "свечения".
Речь может твориться по-разному.Иногда,она словесно запутана, порою -  откровенная до самой откровенной интимности.
Этим и располагают сред­ства пропаганды и целиком обволакивают чей-либо ум с единственной целью своей подчиненности.Попасть на "удочку" пропаганды вовсе не сложно.Даже большие умы привлекались к тому же за счет сфер воз­действия и речевого преподношения.
 
Во всяком случае превосходства пропаганды имеется определенный ракурс отображения речи.Она своей наклонностью, свободой или попирательством иных прав деклараций своего, своей откровенностью и т.д.,т.п.  вполне способна завоевать поклонников и определить статус самой речевой про­паганды.
 Основные речевые достижения основаны на факте состояния дел. Близость к свободотворящей  массе   в самой     речевой практике -  это близость к совокуплению в единство.
Тоесть,возможность объединения под каким-то предлогом времени.
Сама речь продуктивна,   если обеспе­чена составом прослушивающих ее абонентов.
И,наоброт,малопродуктивна, если таковое мало соблюдается или не соблюдено вообще. В таких случаях, прибегают к практике единоличностного общения с целью выявления своих позиций и придающегося числа мнений к их существу.
Такой практикой вполне может быть книгообщение или выражение мыслей на      расстоянии вне всякого присутствия голоса.Сам голос того или иного речепреподносящего рождается в результате прочтения и непре­менно имеет свой оттенок или речевую практику звучания при непосред­ственном чтении.
/Если вы до сих пор не наблюдали это,то попробуйте пронаблюдать,взявшись за какое-либо произведение иного автора с обяза­тельным присутсвием своего собственного "я" или хотя бы такового ото­бражения/.
Все это говорит о том,что возможность применения речи на практике в окружающем числе слушателей вполне заменима книгообщением или каким-либо иным видом соблюдения того же.
В любом случае ,речь выдаваема наружно,ибо она определяет   здравственность рассуждения того или иного  человека и ставит его в опре­деленные     рамки состояния самой речи,  за исключением редких слу­чаев приобщения к иному выражению в пользу трудовой занятости или иного состояния ума.
Речевое практическое неозвучивание  -  один из способов сохранения не­материли- зовавшихся мыслей или их выражения непосредственно для среды простого окружения.
 
Как бы там ни было,но реальное окружение создает давление на человека.Его мысли сбиваются и  он ,порою, не может их опре­делить в достаточно нужном порядке.
Это же происходит под воздействием вопросов,так или иначе,но возникающих по ходу речевого сог­лашения души и тела.
Потому,практика общения не всегда впечатляюща особо от лиц возделывающего характера мысли.Toeсть,от тех, кто мысленно раз­вивает события и вовлекает иных в их число путем своего исключительного права мышления по тому либо другому вопросу.
Натуральная речевая практика доминирующа только в том случае, когда она реально необходима  как способ подтверждения того, что,как говорят,вышло из-под пера.И еще в той ситуации, когда ее отсутствие может расцениваться  как оговорность откровенно  литературного  смысла в  способе такого же  характера  вдохновения-воображения.
 

Но в любом случае, и это доказательство,  относится к общему числу. Рамки достижений  речевой практики весьма ограничены.Они округляются достоинством определяющих себя знаний и фигурируют в услов­ностях словарных определений. Иначе говоря, речевое преподношение зависит от саморазвития и силопровозвлашения основ движения ума в мыслях и рельностях.
Такая практика общения регулируема многими.Порою ,речь натуральная  в
каком-либо интервью или оторванном кусочке   ума,  или  просто безынте-
ресна и маловыражающа.
Особенно,если в ней имеется  присутствие эмоций или душераздирающих страстей.Потому,такая речь спровоцированно малоценна и не
соответствует выражению сути самого  человека.
В этом не приходится сомневаться и,как говорится,видно явственно.
Особую роль в достижении вершин речевой практики играют жестикуляции
и манипуляции каким-либо предметом.
Это наружное освещение факта движения речи относительно статуса содержания самого человека. Тоесть, если человек прибегает к такому движению,значит состав его ума
требует реального незамедлительного взаимодействия.
Или,условно требует реального выражения на деле. Относительно то же можно сказать и в случае явного несоглашения с ходом своих мыслей и расхождением во мнении при перечислении каких-либо вытекающих вопросов в ходе общей беседы.Все это наблюдаемо и определяемо.   
Самым основным и достигающим эффектом речи является речевая немного­словность.Точнее, самосовершенное существо определений процессов,их обозначение и выражение в краткости.
Обеспечение речевым запасом гарантирует свободу развития хода мысли любого порядка и предполагает всякую продолжительность бесед.
В основе своей, это все по ходу самой практики ведения речи и всего того,что было указано в оглавлении текста.
Завершая некоторую сложность определений, даю наводящее понятие опреде­ления действительности в воспроизведении самой речи.
 Итак,речь целесообразно активна,если имеется смысл ее широкого или амплуаторного применения и выражется итог всецело определяющего ее ценность характера.В противном случае,речь не заслуживает внимания и опускается естеством до пределов неузнаваемости или неотражения в глу­бине ума.
Разность видения существ и разность существующего видения -  это не одно и то же.Это разносторонне протекающие процессы, смысл кото­рых определяем действительностью и отображаем на самих единицах мате­риально достижимого ума.
Никакое достоинство и честь не нужно тому,кто его уже по праву заслу­живает в самом себе и отражает на деле.
Всякое видение   процесса  -  есть недвусмысленное его содержание, ибо сам процесс единственен в своем числе ,если не предполагает развитие другого.
 
Ведение процесса - это особая стойкость величин ума, подвластно кото­рым и определяется сама действительность.
Видение и ведение в этом случае совмещаются лишь одним -   самой формой единственности  процесса, заключающегося  так  с  обоих  сторон.
ТЕКСТ  10
*
Процессы. Их содержание и ведение в государстве. Судебная
практика. 0снова практического суда. Судовое законодательство. Право суда. Определение достоинств  чести
Прежде чем начать говорить о каких-либо производимых в стране, за рубежом процессах, хотелось бы кратко подвести черту над тем, что,как говорят,уже пройдено.
Итак,
всецелого государства реально или наяву пока не существует.
 Существует лишь его видимость или очень далекий от оригинала примитив. Так или иначе,но дорога в будущее пролегает в основе создания государ­ства нового типа,лишенного права экспроприации граждан,согласно которо­го оно же способно наносить им ущерб любого характера.
 Государство нового типа?
Каково оно? Что собой представляет?
Чтобы ответить на эти вопросы не потребуется довольно много времени и каких-то излишний объяснений.Всего несколько строк уложат в мысль каж­дого всю суть заданного.А именно:
государство нового типа -  это государство  реальной  видимости  сущест­вующих взаимоотношений  независимо какого порядка и характера применения.
 Такая видимость предполагает развитие новой экономической базы государства на основе добропорядочного отношения к труду и с позиции привилегий самого человека, как основного двигательнюго механизма про­цессов.
Вот и все практически критическое обоснование или ответ на поставлен­ные вопросы.
Что мешает уже сейчас    перейти к обустройству по данному типу?
Причин много и ответить совсем не просто.
Не потому,что имеется какая-то тяжесть мысли, а из-за того,что многие просто не  в состоянии понять саму суть причин.Потому,скажу просто без каких-либо        приви­легий своеобразного творчества ума.
Нет перехода потому,что нет перехода из одного состояния умопозиций в другое.Вот и все практическое заключение.
Здесь же хочу добавить,что вся наша настоящая видимость заключается только в пределах самих себя.
Нас вовсе не интересует,что там творится в мире и,как говорят,дальше своего носа мы не выглядываем.Оттого тво­рится безучастие во всех происходящих процессах и по той причине от­сутствует  надлежащая в государстве власть.
 
Если говорить и переходить одновременно к раскрытию данного текста согласно его оглавления о,так называемой, правовой защите гражданского населения,то оно полностью отсутствует, что дает право беззаконно творить все,что угодно.
И в этом непосредственно вина всех,не исключая и меня самого,как соучастника всеобщих аполитических преступлений против са­мих себя.
Черта подведена и приступаем к изучению нового содержания.
 
Какова суть протекающих судебно уголовных процессов и какова величина их пробного изыскания в плане добычи той самой справедливости суда,о которой мы все говорим везде,порою забывая о своих собственных престу­плениях.
Но, однако, это мораль и она существенной  роли в таком деле  как процесс  не играет.Потому,на время отвлечемся от данной темы и посвятим себя чисто   судебным или криминалистическим издержкам.
 Итак,процесс.Что это такое?
Процесс судебного разбирательства - это выявление и  установление причин, по которым содеяно то или иное преступление,с целью недопущения их в дальнейшем порядке.
Это первое и основное определение ведения уголовно наказуемых дел.
От него и будем отталвиваться.
Хочу сразу внести ясность в некоторые юридические по смыслу понятия, объясняемые в данном тексте.
Это мои "переводы" того,что имеется в другом виде и разработано на базе существующего закона.Тоесть,я не придерживаюсь словесно того,что юридически
определено каким-либо уставом-законодательством.
Я говорю своим юридическим языком,на мой взгляд, более доступным и решительно правильным хотя бы в отношении самих себя,  ибо закон в первую очередь должен охранять нас самих ,а не противоречить всякому смыслу жизни.
Но вернемся к процессам и раскроем совместно суть того,что  уже сказа­но.
Так вот.
На основе того,почти юридического заключения о процессах, можно сказать,что сами причины в судебных органах не  рассматри­ваются, хотя дела ведутся именно в таком порядке или точнее,ссылаясь на такое постановление чисто юридически.
Это приводит к тому,что человек, пусть даже уголовного характера, тоесть         совершивший преступление,несет наказание  /если оно присутствует/ не по истинно установленной причине, а лишь по косвенному ее признаку.
Тоесть,реально судебная практика не выявляет причин столк­новения закона с незаконностью и этим самым разрушает сам статус суще­ствующего юридического законодательства,которое по существу содеянного превращается  в  такое же беззаконие или имеет таковой смысл неумышленно.
 Таким образом,все осуществляемые процессы в основе своей являются вне закона, а судебные разбирательства - лишь проформа юридического мышле­ния отдельных индивидуумов.
 
Реально или наяву выходит,что процесс присутствует, а справедливость отсутствует, ибо она не установлена в судебном порядке .
Думаю,это ясно всем,кто хоть как-то сталкивался с подобным и ощутил на себе ту суще­ствующую справедливость,что привела к "заключительному" результату.
Теперь, сформулируем иное изъяснение сути протекающих процессов.
 Процесс судебного разбирательства  -  это яркое доказательство существо­вания причин, разоблачающих сообщество на категории уголовных элементов и  юридически не правонарушающих.
Тот же процесс является выяснением обстоятельств  дела, и он же сопут­ствует изменению состояний дел в любой отрасли ,касающейся рассматривае­мого уголовного процесса.
Это второе изъяснение того же и сейчас мы его раскроем.
Итак, как уже стало ясно, основные причины совершения преступлений не поднимаются, а значит,судебное разбирательство попросту превращается в доиск причин,  по которым совершено само преступление.
Это еще называют характером преступления,что в большинстве случаев доказывает характер самого преступника.
Доиск причин -  это та фаза или ступень развития юридического процесса, по которой сама причина не устанавливается, а выдвигается  ряд  иных, более существенных причин, согласно которых совершено преступление.
 Это называется юридической фикцией или юридической безграмотностью. Ибо,с точки зрения самой юриспруденции, как науки торжества справедли­вости  и  истинного установления причин, таковое присутствовать не должно и отрицает сам смысл ее существа в среде сообщества.
 Иначе говоря, если судом или процессом не устанавливается истинная при­чина, то это не суд,  а  самосуд людей, собравшихся под сводом одного юри­дического дела в кодексе юридически заключенных параграфов наказания за совершенные деяния.
Согласно данного раскрытия существа процессов, мы можем констати­ровать следующее.
Что основная мера защиты прав гражданина  -  установление истинных причин преступления  отсутствует, а это значит,что существующий юридический кодекс является кодексом наказания, а не кодексом законов , воспроизводя­щих справедливость и верность решений относительно элемента общества.
Таким образом,ведение процессов сводится к простому формальному ведению дела,в результате которого обвиняемый не по установленной причине под­вергается  заключению под стражу.
Как ясно из объясненного,ни один судебный процесс не соответствует тому,что нужно именно в установлении истинности причин.Это значит,что все они произведены незаконно,что соответственно требует пересмотра всех дел, за исключением тех, что уже не подлежат пересмотру, исходя из срока времени и отсутствия самого осужденного за правонарушение.
 
В это же не входят дела, согласно которых осуждены условно,ибо это в
большей степени не уголовное наказание, а  морально бытовое.
Что еще можно сказать по суду и по ведению всяческих практических дел?
 
 Достаточно много,чтобы заполнить все существующие пробелы в соответ­ствующем законодательстве.
Недаром юриспруденция требует все более новых и  новых форм своего развития,за которыми уже ясно предви­дится сам смысловой  оттенок такого движения - установление истины в процессе судебного разбирательства.
Одновременно с таким объяснением, изъясняю и другое ,что выявление истины,ее решительное выдвижение наперед в процессе суда и в последую­щем искоренение,вовсе не освобождает от ответственности совершивших то или иное тяжко злостное преступление.
Оно лишь позволяет несколько реабилитировать преступный элемент и реально обосновать всю фазу фак­тической вины.
Ибо она - не только вина самого преступника или ответчи­ка, а также вина состояния чего-то другого,толкающего человека к такого рода преступлению.
Это и есть истинное значение тех слов и определений,что сказаны ранее.
Но перейдем к другому,более или менее простому на первый взгляд.
 Рассмотрим сами процессы и пронаблюдаем ведение или ход рассматриваемых  дел в судебной практике исполнения.
Всем известна привязность суда к закону.
Судьи -  лица особого склада ума и порою вовсе не подчинены какой-либо привилегии власти.
Это гово­рит о многом. В первую очередь о том, что судьи, как лица  не­зависимые, должны нести истину соблюдения закона именно в букве изло­жения параграфов.
Во-вторых, они же должны соблюсти права того самого человека,что под­вергается судебному опросу.
И,в-третьих, они же устанавливают длительность или фактический период самого разбирательства.
Таким образом,
судья - это основной прецедент суда, от которого зависит весь ход судебного следствия.
Практически, это тот же следователь равно­значной стороны, ибо он не придает     смысла обвинению и защите,а руководствуется только фактом и самой причиной совершения преступлении.
 В ходе дел ярко представлена   сторона обвинения.Это прокурорская линия созидателей законности и линия органов правопорядка,соответствую­ще занимающихся раскрытием преступлений.
Со стороны защиты выступает только одна единственная линия - это адво­катура, зачастую не имеющая доступа к самим документам по обвинению.
Таким образом,ярко наблюдаемо,что даже вначале самого следствия судеб­ный процесс представлен несколько в неравнозначном виде,ибо сам обви­няемый практически не имеет права себя защищать,да и его слова счита­ются юридически неверными,тоесть не относятся к показаниям, что значит не вносятся в графу  следствия судебного процесса.
По ходу   следствия образуется еще одна дополнительная сторона обви­нения - это свидетельская линия, если она имеется.Но в любом случае, используются косвенные улики,что вносится так же, как и  свидетельские показания.
Уже одно это является неправомерным, ибо с точки зрения той же юристики все косвенно подтверждающее не является откровенным доказательством по составу самого преступления.
Таким образом,собранные косвенные улики  -  всего лишь элемент свободного нарушения закона в отношении подсудимого и соответственно самого закона.
Соответствующе, сторона   может  иметь своих свидетелей, которые дают свидетельские    показания,что фигурируют,как доказательства невиновности.
Но сторона защиты всегда нуждается в особом подтвержде­нии своих прав.Потому,даже это в юридической практике играет слабую роль.
В большей степени придерживаются свидетельских показаний обвинения.И это,как    говорится,неспроста.Всего по одной причине.
Потому что, все люди практически преступают закон в большей или меньшей степени. Оттого и существует или  бытует мнение среди них же, что обвинение более верно, нежели сама защита.
Но возвратимся к самому процессу.
Итак, в ходе нашего видения установлено ,что судебное разбирательство представлено на самом начальном    этапе  в  неравнозначном порядке.
Это значит,что ведение уголовного  дела заранее предусматривает обвинительный приговор,что полностью отрицает смысл совершения суда, как доиска всякой справедливости и установления истины.
Но в самом процессе это еще не все.Есть особые моменты,что подталкивают к такому решению и определяют важность стороны  обвинения.
 Каковы они эти  моменты и что собой представляют?
Все моменты представляют одно  -  логику практического мышления. Она субъ­ективно объективна у каждого судового исполнителя.
Tоeсть, заранее оп­ределена за необходимостью наказания того или иного обвиняемого субъекта.
Рассмотрим  моменты самой логики судебного мышления.
 Основное в этом деле -  само  привлечение к суду.Суждение простое -  если привлекли -  значит , была необходимость.
Такое всегда первое опреде­ление.
Далее следует иное.
Если отказывается - значит,точно совершал либо по­крывает кого-то.
И затем еще одно из главенствующих.
 Если защита молчит или слабеет на глазах – значит, и она не уверена.А значит,человек виновен.
Таковы основные моменты логики судебного процесса в лице его исполнителей. Установить истинную причину преступления бывает очень сложно.
Потому,руководствуются откровенно своими соображениями  или  выдвигают версию.
Это одно из самых веских обвинительных обоснований,которое создает непосредственную причину и саму угрозу для наказания.
Версия - это всего лишь обоснование характера преступления на основе каких-либо существующих доказательств или косвенно собранных улик.
Таково понятие ее юридического смысла.
Но версия в то же время -  это яркое доказательство того,что само преступление не ракрыто,  а на суд выносится только его характер, а не сам ход объекта  развития  согласно истины его возникновения.
И это говорит о многом.
О том, что суд подвержен целиком этой версии, зачастую собранной лишь по чьему-то отдельному соображению и вовсе вне каких-то улик, и ведет следствие, исходя именно из представленной картины преступления.Очень редко судебному разбирательству приходится выяснять настоящую картину преступления и в большинстве руководствую­тся только версией.
Так вот.
Настоящее судебное разбирательство не предусматривает такого понятия  как версия.Либо,это суд на основе имеющихся доказательств, либо таковой процесс просто отсутствует в силу того же.
Никакая версия суду предъявлена быть не может.
К тому же,все доказа­тельства должны быть дополнительно пересмотрены, проверены экспертизой причем с учетом того,что сообщит следствию сам обвиняемый, а не его обвинитель.
Для этого необходим судебный следователь, который предвари­тельно рассмотрит все нюансы дела и даст свою заключительную оценку.
На основе ее и должно развиваться либо нет судебное разбирательство.
 Но это еще не все в ведении дел суда.
Необходима единица  строго науч­ного доказательства как со стороны экспертизы, так и с других сторон собранных для проверки доказательств.Для этого необходимо создать прак­тически научную лабораторию,способную в юридическом порядке определить факт того или иного события  или создать базу любого доказательства  - хоть вины,  хоть ее отсутствия.
Таким образом,обвиняемый будет защищен вдвойне и позиции выростут до
равнозначных пределов.
Роль же адвокатуры следующа.
Заключение договоров с ведением  дел в  роли исполнительной правоохранительной власти, подготовка соответ­ствующих документов, сбор различных сведений и донесение их до ведома суда.
Тоесть,они должны быть представлены судебному следователю до факта объявления судебного разбирательства.
Таковы  меры  правоохранительной "предосторожности" в деле ведения всех без исключения судебных разби­рательств, если они не касаются самого государства или представляющего его правительства, в том числе и работников  самого суда.
В этих случаях возникает иное право судебного следствия,которое исхо­дит из совета конституционного суда.
 
Это высший исполнительный судебный орган,которому   по праву надле­жит быть избранным самим народом -  гражданским населением.
Состав его участников не ограничен и полностью зависит от выборностей. Можно представить даже все регионы, если в том есть необходимость.
 Тот же суд может обозначаться   коллегией суда верховной власти или самим судом верховного совета.
Все эти обозначения -    практи­чески одно и то же, и за основу берется,прежде всего, сам факт особой статусной независимости в составе самого государства.
Этот суд вполне можно назвать маленьким государством над государством обычного порядка или сверхсудом сверхгосударства,  предусматриваю­щего в своем ведении достижение особой справедливости по отношению ко всем,не исключая и простых граждан , если их дела будут соприкасаться с правительством или самими членами суда.
 
Иного ведения суда не бывает и быть не может.Есть только, как говорят, суд божий, но он в пределах Земли не практикуем, а потому,практически неосуществляем.
Потому,вся власть будет находиться в ведении тех, кого изберут сами граждане и кто по своему  усмотрению сам захочет представ­лять такое право.
Насильственного привлечения быть не должно и это исключительное ведение из всех дел ведений обыкновенного суда.
 Таким образом,над простым судом особо узаконивается еще одно звено того же характера, призванное    служить  долгу  справедливости  по особому виду государственного статуса независимости.
Разберем такое понятие,пока оно высечено из массы иных словосочетаний.
 Долг  справедливости - это основной закон материального движения на Земле и в пределах частности самих людей.
Это также природно сложенный закон,что соответствует любому продвижению вперед и развитию сфер материальной жизни.Вне его форм самой жизни не существует.Именно по этой причине он должен блюстись и  по особому отображаться в среде от самого простого до максимально изложенного по материалам след­ствия самого суда.
Суд  -  высшая форма защиты существующего долга справедливости.
Лица, пре­дставленные в суде со стороны его ведения -  есть лица неприкосновенные до окончания ведения дела суда и его делопроизводства.
Toeсть, никто не имеет права их освободить, переместить и т.д. до вынесения результатов  ведения  суда.
Только физическое устранение и случай особого заболевания способны отстранить от дел того или иного участника судового разбира­тельства.
Все остальные случаи  вплоть до   осложнения с соста­вом  родственных связей и т.д., исключены и  подлежат разбору в установ­ленном законом порядке.
Долг справедливости -  это по сути своей высшая  форма развития целе­сообразно творящегося  человекосущества.
 
Соблюдение долга справедливости -  это соблюдение норм существующего законодательства и пресечение их нарушения стороной иных лиц.
 Таким образом,каждый обязан вносить свою фактическую величину указан­ного долга в существующий кодекс законоисполнения, если им наблюдается в любых формах явное или потворно-косвенное нарушение закона движения материальных единиц, не исключая самих  людей, как основных источников того движения.
Итак,
всецелое судебное разбирательство зависит от целого ряда участни­ков в деле ведения суда,от их прямых открытых заявлений,от поступаемых сведений иных лиц и от осуществления на деле указанного долга справед­ливости, как   основного   источника продолжения равнозначной разносторонней жизни в любой ее форме.
 Судовое законодательство гласит так о себе самом.
Всякий суд признан действительным или состоявшимся,если в нем вынесен окончательный судебный приговор или,наоборот,отказано в его вынесении, что является фактом оправдательного характера для стороны обвинения.
 Таково несложное звучание того,что существует   сейчас.
В нем нет при­чинности и ее устранения вследствие того же вынесения приговора любого характера.
Или точнее,она ведется не в должном,установлеином законом порядке,что и является следствием возникновения практически однородных по существу преступлений.
Так или иначе,но неустраняемая причинность влечет за собой саму незаконность и выдвигает следствию новый поток тех же нарушений.
 Итак,вывод.
Судебная   практика будет верна только в том случае /ва­рианте развития/, если она доподлинно будет устанавливать факт преступ­ления и причинность его выражения в среде. Затем,в таком же закон­ном порядке будет организовывать меру наказания и устранять саму при­чину возникновения преступления или убирать его    почву,как основу для достижения, совершения того же.
То же судовое законодательство должно неизменно гласить следующее.
 Всякий суд можно считать состоявшимся, если вынесен приговор и установ­лена реальная причина возникновения    преступления, а также иные при­чины, связанные своей основой деяния с основной, реально существующей.
Он же может быть состоявшимся только в том случае,если по окончанию судебного разбирательства и до оглашения судебного приговора    такие причины устранены,а сам факт совершенного преступления признан общест­венностью, как незаконный и в целом или по существу не относящийся к понятию существования справедливости.
Только в этом случае,факт свершения самого суда будет законным и обя­зующим к исполнению всех иных лиц,так или иначе,задействованных с этим процессом.
 
Тоесть, до вынесения приговора и устранения причин сам механизм прет­ворения в дело судового разбирательства не может быть приведен в ис­полнение, а соотвественно,не могут быть  привлечены к ответ­ственности все те, кто,так или иначе,проходил по факту самого преступ­ления или в целом связан с рядом причин,или хотя бы с одной по случаю его возникновения.
Таким образом,судовое разбирательство - это не только процесс выяс­нения характера преступления и факта,это еще и законодательный акт к проведению мер по устранению причин совершения преступлений.
 Если их нет,то нет и процесса их устранения.Судом об том так и заявля­ется, а подверженый суду подвергается наказанию за сам факт совершенного преступления,   какое может иметь смысл двух видов -  умышленное или не таковое.
Все остальное входит в эти определения и,так или иначе, но подвергается проводимой судебно-медицинской экспертизе,которая и заключает свой вердикт силы совершаемого  преступления наряду со всеми иными обстоятельствами и оценками судебного следствия, и строго научной технической  экспертизы судебного исполнения.
 Отсутствие причины возникновения преступления нельзя рас­ценивать, как полное ее  отсутствие.Она все же есть и требует своего подтверждения со стороны самой науки любого характера,или точнее тре­буемого характера по существу самого преступления и преступника.
Но такая причина не влечет за собой следствия и не требует приостановления факта судебного разбирательства до выяснения всех ее подробностей.Она явно не социального характера,а это значит,что прямой угрозы общественному  ведению не наносит.
К такому ряду причин могут относится причины генетического следствия,генетического несоблюдения, генетического неравенства и иные,что подлежат более глубокому разбору с точки зрения пока не существующей науки строгой медицинской экспер­тизы или оценки.
В любом случае,факт будет рассмотрен, деяние наказуемо, а причина выяв­лена и устранена.
Каким образом  - это уже установит сам суд на основе нового выдвинутого законодательства,  представляющего собой свод корпорационных законов по определению мер  наказания за совер­шенные деяния, представляющие ту или иную опасность для существующего сообщества,не исключая его материальную сторону и ярко представленную личность.
Таким образом,новое в судебном процессе и разбирательстве требует но­вого выражения закона,который должен обосновывать свою практическую базу на строго научных достижениях,их технологических участиях и реа­льных доказательств в деле всяких возможностей.
Тоесть,необходима и соблюдаема правовая основа закона на базе достижений сфер деятельности наук и их столкновений с делами судебного порядка.
 
Проще говоря, наука выдвигает условия создания закона и определяет его компетентность в   среде сообщества.
Тот же закон необходим и для самой науки.Потому,она будет и должна вес­ти свою правовую оценку деятельности на основе того же доказательства, представленного на рассмотрение конституционной коллегии суда или суду обычного порядка,если сообщество удовлетворится именно этим.
К коллегии суда или в Верховный Суд необходимо привлекать наиболее выдающихся правоведников   из числа тех,кто достиг базы своего совершенства и выразил единственно линию общественного поведения   в сооб­ществе. Естественно, с их согласия и по определению голосов самих выд­вигающих .
Суть нового требуемого в установленном природой порядке законодатель­ства пролегает в том,что все процессы    происходящие в сообществе,должны быть предусмотрительно оценены, а их зловредность определена строгой научно-технической экспертизой,которая включает медицинскую, как основу доказательства генетического выражения самих людей или граждан.
 
Новый закон - это не просто свод законов,устанавливающих ответствен­ность за что-либо совершенное,совершаемое.
Он - реальная необходимость внесения поправок в среду межчеловеческих отношений  и яркое выражен­ие относительно желаемого добра в сторону павшего элемента сообщества.
 Каково такое относительное добро или каковым оно представляется  -  по­кажет само время его создания,исключающее всякую суть ложного истолкования будь-чего,протекающего в среде.
Таким образом,новый закон - это утверждение закономыслия в закономерности   развития геоструктур Земли и естественно выражающего себя человека, как яркого представителя того процесса.
Закон - не гибок и не устраним.Они либо определяет,либо отрицает.
В нем нет сложностей характерного или эмоционального порядка.Это закон блюстительности,в котором напрочь отсутствуют  все эмоциональные раск­ладки времени,ибо само время отрицает факт их содержания в среде человека наиболее выше,чем содержание сознания.
Это строгое научное подтверждение,гласящее о том,что человек достиг того периода,когда эмоции подчинены его сознанию.Это значит,что он во всю меру правоответственен за совершаемые    поступки или деяния любого рода.
Своеобразно,этот же закон - закон строгого научного подтверждения факта самого свершения.В нем нет привязности к такому понятию, как разработанная версия или недоопределение факта преступления.
Это закон нового культурного наследия, предусматривающий строгое наказание за форму любого уголовно бытового провоцирования, соглядатайства, происходящего в сообществе .В нем отражена действительность или действительная сторона самого процесса существа жизни.
 
И в нем же присутствуют некоторые понятия о человечности, таковом под­ходе к разрешаемым вопросам и таковом отражении поступков с точки зрения их правовой защиты.
Таким образом,закон предусматривает все стороны развития сообщества и не исключает буквально ничего из того,что окружает человека в его действительно бытовую или материальную величину.Факт существа самой среды, как выражения материального,также расценивается действительно­стью и проводится в законе своим способом.
Отсутствует в нем только одно.
Это выражение несправедливости по отно­шению к чему бы то ни было, исходя из соображений нравственности и ее обустроенности в сообществе.
Toeсть, нравственная сторона всяческого дела отсутствует.
И это претворяет сам закон в полное безнравствие,что и определяет суть последующе развивающегося  человека.
 Сама нравственность - это свод неустановленных законом канонов,по ко­торым определяется тот или иной человек.
В деле достижения сверхестеств ума такое понятие отсутствует, что должно быть предусмотрено в установ­ленном тем же законом порядке.
Для краткого объяснения приведу пример.
Человека судят и осуждают за то,что он убил или расчленил свою корову,которую выращивал в течении какого-либо периода.
Это безнравственный поступок, но отношения к спра­ведливости не имеет или имеет мало,ибо по существу,это форма жизни быта самого человека и ему дано право определять форму иного существа бытия, если она его составляюще законна.
 Или,другой пример того же безнравствия.
Человека осуждают за нанесенный ущерб кому-либо.Пусть,это будет избие­ние или факт насилия.
Естественно,это безнравственно ,но когда тот или иной последователь сталкивается с таким же, то его позиция небезобоснованно верна.
Дело безнравствия налицо, но оно - само безнравствие,еели всецело допустимо в сообществе масс наследия всего предыдущего.Toeсть, исполнимо другими,пусть даже вне факта самого насилия, а в добровольно идущем порядке.
Потому, для достижения справедливости мы должны опустить нравственность и оставить только за собою право судить за содеянный поступок насилия или избиения,как недопустимое в сообществе равнознач­ных личностей.
И еще один пример для всецелого обоснования сказанного.
 Человек выдвигает себя на какой-либо пост и совершает поступок, вовсе не заслуживающий определения нравственности.
Пусть,это даже будет не­большое рукоприкладство в адрес своей жены или просто какого-либо члена семьи,или даже животного.Сам факт  такого - неэтичный поступок и особенно для человека, достигающего какой-либо ранга состава ума.Это яркое безнравствие, но оно допустимо в сообществе,и оно  же  ег о   опускает, внося смысл вынужденного деяния со стороны совершившего поступок.
Потому, закону справедливости суда  это не подлежит, а относится к про­ступку меровоздействия на кого-то,что определяется иным законом,не входящим в состав всецелодействующего уголовного права.
Таким образом,нравственность сама по себе опускается и остается в тени вне состава самого суда.
Не стоит сопротивляться такому определению будущего закона. В нем нет ничего плохого, а только яркое доказательство существа самой справедливой оценки действительности.
Нельзя лгать законно,ибо тогда закон принимает лживый характер и так же воздействует на окружающее.
 Всякому действию есть свое определение.И для того существует вариант суда,чтобы доказать чью-либо правоту или,наоборот,противное по смыслу. Конечно,такое определение не совсем подходит понятию человеческого, но,согласитесь,что и сам человек пока не соответствует самому понятию того же.Он еще слишком мал, низкоростен и прочее другое,что определяло бы его именно в тот разряд.
Закон "безнравствия" - это не закон, несущий ее степень в высоко доми­нирующем числе.
Это закон, исключающий нравственность из состава спра­ведливого определения факта совершенного действия и включающий ее, как основу движения к всецело состоящему человеческому понятию облика мо­рали. Toeсть,
исчленяя нравственность из состава делопреступления, мы вносим ее в состав самого сообщества,как единицу достижения фактичес­кого ума,опровергающего всякую церемонию недостижимого или несовершен­ного.
 
В дальнейшим тот же закон обретет  иной смысл и ярко представит свое новое обозначение.
Закон совершенств в совершенно исполнимом сообществе. Но до такого возможного права надо прийти и добиться его каждым умом. Потому,существует необходимость создания данного закона, приносящего в жертву стоимость морали, но исповедующим ее в ходе самого следствия,
как основы всякого судебного разбирательства.
Говоря проще,
сам факт привлечения к суду - уже факт вынесения на свет морали и безнравственности проступка.
Потому,суд не имеет права наказы­вать дважды за одно и то же творимое или выносимое на суд деяние.
Этим самым мы добьемся разрешения вопросов бытового характера и соста­вим общее число ценностей по прибыли социального ума от случаев без­нравственного поведения.
Проще говоря, за всякой наружной нравственностью присутствует безнравствие любого характера.
Потому,суд не может привлекать в ходе следствия именно такое понятие,так как оно раскрывае­мо противно и составляюще в целом общество граждан.
И здесь же,надо понять,что этика, культура взаимоотношений и т.д.,т.п. - это не одно и то же,что нравственность.
Это иные стороны факта действий, попадающие в разряд просто нравственности в целом.
 
Потому,основные критерии суда и отношений будут защищены, а сама нрав­ственная сторона дела отсутствовать, как ненужно доказывающая всю об­щую безнравственность.
Таким образом, суд 21-го века - суд вне нравственного порядка и суд строгой справедливости.
Пока сообществу требуется именно такое судебное
исполнение и согласно него оно должно развиваться дальнейше.


Переходим к следующему доказуемому факту и чем-то естественно наносим ущерб самому суду,ибо факты его недооценки явно налицо,а это значит,что он востребуем вторично,а возможно и вовсе должен быть устранен,как факт самого времени быта сообщества пока еще уцелевших сограждан.
Возвратимся  к изъяснению процедуры суда и в кое-что внесем изменения.
Какие "излишества" или вольности определенной степени необходимы для создания решительно выразительной линии поведения     суда?
Они формально просты и,прежде всего,состоят в устранении по-детального фонда освидетельствования со стороны лиц, в самопроизводство суда  не входящих.
Иначе говоря,в факте суда не должно быть присутствия выносимых
по делу свидетельских показаний в видах исполнений самих свидетелей.
Тоесть, показания все должны быть рассмотрены на ранней подготовительной стадии развития судебного процесса и на сам ход судебного разбирательства существенного воздействия оказывать не должны.
Они могут быть использованы как подготовительные материалы следствия.И не больше того.
В противном случае,на суд оказывается давление со стороны тех самых лиц,что соответствует неравноценному представлению сторон,учавствующих в следствии.
 Также необходима и мера удаления их из суда вне хода самого судебного разбирательства.
В таком случае, суд будет представлен наиболее выгодно для самого суда в факте достижения спра­ведливости.
Свидетельские показания должны быть внесены в дело и скреплены
соответствующей линией проведения закона.Их обоснование - дело отдель­ных лиц,их характеров и способов воздействия на действительность.Эта мера также избавит всех от необходимости содержать свидетелей под стра­жей закона где-либо в отдаленных местах.
Все свидетельские показания должны быть внесены разово и соответствующе узаконены,что избавляет самого свидетеля от присутствия на суде,а заод­но выдвигает позиции его независимости от кого-то или чего-то.
 Даже в случае какого-либо исхода,показания будут верны и использованы в материалах следствия.За дачу же ложных показаний будет существовать единственно возможная мера наказания - фактическое устранение члена сообщества граждан.
Ибо,для суда справедливость - самое главное, а значит, должно присутствовать самое строгое  наказание, исключающее дачу лож­ного характера показаний.
 
Такой принятый совместно закон дает право на многое и не дает права повторного освидетельствования.
Это же исключает факт насильственного устранения свидетеля по факту преступления до самого начала судебного разбирательства.
Тоесть,не будет смысла устранять свидетеля,за исклю­чением разве что простой мести.
Но в таком случае,будет использовано право суда определить чью-либо мстительность и внести в ход следствия изменения,которые повлекут за собой самые тяжкие наказания.
В любом случае,это будет невыгодно как самому обвиняемому,так и его стороне защиты любого порядка вплоть до родственных либо других связей. Сами свидетельские показания будут неоднократно проверены и подтверж­дены ходом следствия со стороны научно-технического эксперимента.
Это мера предосторожности для случая дачи ложных показаний.
Тоесть,свиде­тель будет подвержен эксперименту для доказательства свидетельств уличения или факта их опровержения.
Это вовсе не издевательство, а вы­нужденная судом мера,к тому же не противоречащая даже настоящему зако­нодательству, предусматривающего  такую сторону вопроса.
 Но свидетели это еще не весь список изменений или удалений из зала заседания суда.
Там же не должно быть представителей общественности любого порядка вплоть до родственно-интимных связей.
 Суд - это только  число судовых исполнителей, к которым относится сам обвиняемый и его защищающая сторона.
Из того же зала суда должны быть удалены все формы заключительного характера и представленный суду обвиняемый не должен лишаться своих прав обычного гражданина.
Тоесть, должен быть освобожден в присуще законном порядке,как и все иные сограждане,представляющие  сам суд.
Из того же суда должна быть удалена вся предметная необходимость, вклю­чая сюда одежду судовых исполнителей.
Суд должен иметь вид и форму че­ловеческого суда.Потому,какие-либо выходящие за рамки этого определения  конфигурации должны быть исчерпаны, а сам состав суда представлен в виде обычных людей  -  членов сообщества.
Нерушимым должно оставаться лишь одно - месторасположение всех сторон и сторона обвинительного окружения.
Неизменным должно остаться и тре­бование оглашения приговора стоя,как мера определения государственного значения.
Все иное должно быть почерпнуто из самой жизни и ничем не превосходить по смыслу.
Судовая палата - это обычное рабочее помещение,в составе которого имеются вполне определенные места занятости для рабочих профессий ведения дела суда.
Символика излишня и не должна заострять внимания.
 Таким образом,суд не будет издержкой условности времени и будет соот­ветствовать самому факту действительности, а заодно не будет дополни­тельно унижать человека, подвергающегося такому следствию.
 
Итак, мы выяснили основную "противозаконную" суть существа всех настоя­щих процессов.
Нельзя сказать,что все они действуют неверно в отношении как самого закона,так и его мер воздействия.Но во многом суды ведутся неправильно и оставляют за собой право оставаться в желаниях лучшего.
Как бы то ни было,участники суда подразделены на категории.К одной из них и принадлежат указанные свидетели.
Это свидетели очевидности  факта преступления и их показания соответствующе зарегистрированы.
Таким образом,вынесение приговора или ход самого рассмотрения дела мало нуждается в присутствии их самих или в присутствии иных лиц, представляющих заседание присяжных, или тому подобных.
В этом случае, воздвигается   роль еще одного судьи  или  мирового судьи, что вносит контроль за соблюдением    факта процесса рассмот­рения всех сторон дела.
Это обязательно избирательная величина из сос­тава обычных судей,не привлекающихся по факту дела и равнозначно к нему относящегося, тоесть не имеющему личной заинтересованности.
 Если такой факт выявляется,то суд объявляется незаконным, а все судовые органы распускаются до нового хода следствия, перезаключающегося в из­брании нового лица мирового судьи.
К тому же лицу применяются самые строгие меры взысканий вплоть до увольнения и принуждения к ответственности за содеянное.
Но это уже отдельная строка закона, а потому пока не требует пояснения.
Итак, фактом избрания мирового судьи мы заключаем все формы представ­ления общественности на суде и вносим саму суть справедливого решения по факту того или иного совершенного деяния.
Нет нужды привлекать еще кого-то со стороны и искажать деятельность судового законодательства.Этой мерой исключается давление на судейских исполнителей и вносится элемент определяемо логической социальной справедливости в отношении обвиняемого.
Факт освещения судебной практики может быть продемонстрирован в сред­ствах массовой информации.Но без привлечения комментариев или чего-нибудь определяющего сам ход ведения следствия.
Тоесть,может быть выне­сен только факт дела или судебного разбирательства по его совершению. В противном случае,освещаемые средства массовой информации сами нару­шают судовое разбирательство, внося в него    свой или иной смысл содержания или косвенно-свидетельские показания.Это карается законом, что предусматривает соответствующую статью.
Итак,мы выяснили суть всех тех изменений,что должны привести суды к иному исполнению в ведении каких-либо разбирательств.Их окончательное утверждение принадлежит самому обществу в лице того, что существует и окружает нас самих реально.
Не внесение подобных изменений будет так или иначе искажать факт дей­ствительной справедливости суда и оскорблять достоинство всякого граж­данина, привлекающегося к суду или ходу его следствия.
 
0 самих правах граждан в соблюдении достоинств и чести сказано просто.
 Они должны соблюдаться.А как  - нигде толком не определено.А если та­кое имеется, то его база сырьевая и пока основы закона не имеет.
Потому, факт защиты прав гражданина явно на сегодня утерян,не говоря уже о других,исходящих из того величинах порядка судебно-правового исполнения.
Так вот.
Права и достоинства граждан,включающие такое понятие, как честь  -  есть не что иное, как соблюдение законности в отношении граждан в любых случаях их жизненного пребывания в той среде,что именуется конституци­онно законной.
Можно ли расценивать таковой ту среду,что является заключенной?
 Вряд ли  это возможно,хотя выдвигается она вполне законно.
Ни в каком государстве эта вынужденная мера не соблюдена правильно.Суть ее сво­дится лишь к  демонстрационному исключению элемента опасности из среды сообщества.
Настояще же излагающая суть правового характера с соблюдением всех прав и достоинств гласит иное и так.
Для достижения мер воздействия закона об ответственности граждан /не таковых,но действующих в условиях его соблюдения/ необходимы те средства,что будут способны  осуществить реконструкцию сознания с целью недопущения подобного в последующем.
Каковы эти средства - даст факт соблюдения новых тенденций в науке, которая и определит степень какого-либо реконструкционного изменения сознания.
Тоесть,определит меру его переоценки и докажет  фактически.Простому человеку или даже суду судить о том сложно, да и, вообще, нельзя.
Только наука способна доказать что-либо и осуществить вклад в
дело правового юридического соблюдения всех прав и достоинств.
 В любом случае,заключение,как вид содержания в среде, будет отсутство­вать, а вся налагаемая дисциплинарная действительность по ходу судеб­ных разбирательств и по составу приговора определится мерой непересе­чения границ установленного законом территориального промежутка.
Это может быть линия дома,в целом города ,области, государства и т.д. Все зависит от заявлений самого суда и его представителя -  судебного следователя.
Орган правопорядка - это тот орган, который должен следить за соблюде­нием указанных судебных постановлений и решительно пресекать все меры противоборствующего характера.
Таким образом,   мера пресечения становится реальной мерой пресечения границ в устанавливаемом законом порядке.
Несоблюдение такового будет расценено как чрезмерное противодействие и наложит какие-либо дополнительные  взыскания вплоть до самого простого уничтожения ис­точника всех   неправомерных действий.
Вместе с тем,это дает право или создает особую возможность для преступ­ления черты закона иным лицом,тоесть лицом, насильно подталкивающим к такого характера нарушению.
Или создается особая возможность какого-либо отомщения либо возможно­го издевательства над временно пресеченным.
Это серьезная угроза вновь заходящему законодательству с указанной мерой пресечения и она исполнима в случае явного соприкасания носите­лей закона с самой уголовностью действий.
Toeсть,факт может иметь место, если к закону будет привлечен человек,способный на подобное и вынужда­ющий к такому нарушению.
То же касается и других лиц.
И в этом деле особой сложности самой сложности не имеется.Подбор кан­дидатов - единичный выбор и присутствие голосовых свидетельств по тому факту, а также реальная медэкспертиза и определение возможных спо­собностей.
Все это входит в определение науки и самой общественности. И в этом случае,ошибок быть не должно.В случае же  какого-либо выявления подобного независимо от целей и их характера, к преступившему закон применяется право исключения.
Право исключения - это единственно возможная мера приостановления фак­та любого вида преступления.
По всем понятиям - это смертная казнь. Таким образом,все деяния определяемы кругом преступлений, попадающих в разряд умышленных либо не таковых.
Первое - определяет исключение, второе - определяет меру пресечения за его доказательством так же,как и в первом случае.
Сокрытие карается тем же, любое фактическое    отступление от закона формулирует умышленное понятие, если оно совершено лицом законоведческого характера.
Это подчеркиваемо особо и обсуждению не подлежит.
Если в этом моменте осуществить сноску,то закон превратится в такую же сноску закона,а это значит,что он исчезнет и повлечет вновь преступность в особом размахе.
Что же касается иных лиц,то их вина будет также определена и по существу доказана, если имеется. Так что, закон не освобождает никого и не дает права привилегий.
Оно одно - это исключительная мера в случае преступления закона самим зако-носодержащим лицом.Это то единственное исключение,что не дает право ошибаться в жизни законнику любого порядка, ибо в том случае будет оши­баться сам закон.А это уже недопустимо,ибо влечет последствия особо тяжкого характера.
Итак, думаю, характер новой судебной практики всем уже ясен и не соста­вит особого труда   довести дело до исполнения.
Конечно,оно способно претерпеть некоторые изменения,но отнюдь не выглядеть особо сурово.
 Всякий закон суров по своему содержанию.Даже закон жизни  пред­полагает смерть,  ибо она - это движение вперед, что соответствующе будет доказано наукой.
Но не стоит понимать эти слова  как законоидущие в пос­ледовательности изложения всех мыслей.
Это просто пример и доказательст­во того,что смерть имеет свое определенное значение в деле достижения самих жизней.
Иначе говоря,после смерти образуется иная жизнь или жизнь другого значения в праве родства с предыдущей.Но не будем вдаваться в эти деликатные подробности и осуществим реальный переход из одного вопроса в другой,который будет не менее интересен по своему содержаний и факту самого бытования людей.
 
Речь идет о несколько ином виде и духе существующего закона в рамках его содержания вне среды основного сосредоточения.
Естественно,разго­вор пойдет об уже осужденных или приговоренных к какому-либо заключению.
Это особая тема и требует своего подхода.
В существе нашего судебно-исполнительного законодательства присутствует такая величина,как территориальное содержание под стражей.
Что она под собой подразумевает,известно всем.Это тюрьмы,зоны и т.д.,т.п.
Всецело  это понятие присутствует в общеприводном смысле - заключение.
Сам объект называется заключенным и обоснует свои дей­ствия, прежде все го,.исходя из этого.
Лишен ли он элементарных прав в свободе своего заключения и соблюдены ли все меры законности в его содержании?
Конечно же,нет, хотя внешне это выглядит так,сочетая букву закона с его реальным применением.
Но та же реальность доказывает, что это не так, а потому требует изменений и внесения перемен по факту самого содер­жания в заключении.
Это не мера предосторожности, а обычная мера соблю­дения всякого гражданского права.
Ибо,человек или осужденный не должен его терять, даже находясь за решеткой или в заключении,отбывая срок наказания.
Таким образом,свобода заключения организуема условно и маловыражающа сам фактор подобного рода применения воздействия.
 
Если говорить в целом о самой свободе,то она решительно ограничивается самим сроком лишения свободы.Это одна из вынужденных     мер социальной защиты населения, которая противоречит смыслу созидающего себя конституционно­го права,в котором участие человека независимо и практически полностью свободно,исключая состав самого общества в его виде.
 
Так вот,разработанная мера закона о непересечении границ в установле­нном порядке практически не лишает свободы, а лишь ограничивает ее до каких-то пределов,что нельзя толковать,как ее полное отсутствие.
 Само же ограничение - это право государства в отношении своего члена сообщества в согласии с законом о нарушении правопорядка, не отрицающим факт конституционного права и осуществляющим комплекс мероприятий по защите свобод иного населения,соблюдающего режим право­порядка.
Таким образом,все  укладывается в рамки одного  закона,что констати­рует собой конституцию соблюдения самого права, а именно права свободы и права ответственности за вносимый в сообщество  поступок-дея­ние, согласующееся с самим законом общественного порядка.
Иначе говоря,нет больше прецедента для развития несогласия  законных прав и обязанностей каждой согласующей всякие действия стороны. Тоесть,государство предоставляет право и оно может быть использовано как в большем,так и в меньшем числе согласно определяемого поступка какой-либо личности или  структуры общественного строя на­селения.
Именно большее или меньшее право использования Закона Конститу­ции и определяет сам статус свободного человека.
 А он гласит следующее:
всякий человек, согражданин свободен в своих поступках,мыслях,деяниях, если они не влекут собой противозаконность и не составляют опасность для основного конституционного закона.
А также,отсюда вытекает все право свобод, демонстрируемых в сообществе. Оно гласит 'следующее:
право свободы предоставлено каждому.
Пользоваться свободой – значит, поступать в рамках законного исполнения основного закона,призванного служить делу сохранения самих свобод,не допускающих противозаконность в любой среде содержания сообщества.
Ценность такого высказывания в том,что оно предусматривает развитие всех форм свобод и не подразделяет их по категориям.
 Важно только одно - соблюдение закона и не допущение воздействия про­тивной стороны.
Теперь,возвратимся к заключению.
Там свобода попираема вдвойне.Это мера пресечения и место лишения     свобод.Это заключает того или другого в    рамки определенного круга людей,что представляют собой какую-либо социальную опасность.
 
Таким образом,закон утверждает беззаконие и вовлекает в содружество все формы существующей преступности.Он их объединяет под общим итогом заключения.
Это значит,что на исправление практически времени нет,а само оно практически невозможно.
Данный факт нельзя не согласовать и с действующим законодательством, что определяет меру пресечения как место лишения свободы.Все это попа­дает в разряд беззакония и в довершение работы незаконно существующего и приводящегося в действие суда.
Таким образом,обнаруженные факты явного противодействия закону,обязы­вающего каждого к его исполнению,складываются в общее число и претво­ряют в жизнь механику воспроизведения преступности или ее клонирован­ного участия в деле сотворения уголовно построенного мира. Тоесть,государство практически само обустраивает такое выражение и соз­дает базу для почвенного взрастания преступности.
Таким же объявленным фактом преступления или несоблюдения законности есть факт самого содержания под стражей или практическое лише­ние свободы еще до объявления решений суда.
Даже самое злостное преступ­ление, совершенное лицом, не дает права лишать свободы до вынесения при­говора, осуществляемого практически заочно в стенах того или иного ведущего следствие заведения.
 
Такое может иметь место только в том случае, если комиссионно при том же суде будет предложено решение о незамедлительном прекращении права свобод по причине, явно несущей иной угрожающий смысл.
В деле достижения права и свобод есть множество смешанных понятий.По­рой, они существуют неотъемлимо,а порою вовсе раздельно.
Так вот.
Право и свобода должны иметь смысл единственного значения. Тоесть,право определяет свободу, а свобода -  само право.
В этом и заклю­чается смысл самих прав и достоинств, о которых говорят и к которым надо идти.
Всякая преступность блюдет свои законы.Она устанавливает их в своей сфере и неукоснительно соблюдает.Это ей также необходимо,как и сам существующий закон в государстве.
В противном случае,будет иметь место беззаконие в отношении представителей самого беззакония.
Так вот.
Дабы защитить все их права и достоинства нет надобности соз­давать какой-то иной закон.Необходимо пользоваться одним и соблюдать его в действительности.Тогда,правда или справедливость не пойдет по рукам, а возмездие непременно произойдет.
Но законы уголовщины несколько отличаются от  законов  государства.Иначе говоря,они не несут смысл государственного сохранения личности.
Потому, их приемственность в среде уголовного окружения гораздо больша,нежели в какой иной.Они же чтутся уголовными элементами гораздо сильнее.
Как же в таком случае поступить, как выразить  желание и стремление всех представителей уголовно протекающего процесса?
 Ответ один.Созданием единственно действующего закона, предусматривающе­го справедливость. Только он в своем безнравственном отношении способен разрешить проблемы всех сторон и ускорить процесс исчезновения понятия уголовности.
Мера пресечения -  не пресечение границ - это не уголовщина, а временное изъятие состава свободы из ее большего числа.
Таким образом,единое законодательство разрешает все формы бытия и уст­раняет факт существа уголовности вне зависимости от состава самого правонарушения.
Он устанавливает иное определение,которое может быть обозначено,как форма социального значения элемента или члена сообщества граждан.
Все преступления,так или иначе,обретают смысл социальных,ибо на той почве взрастают и вносят свой смысл именно туда.
Потому,сам тер­мин заключение должен переименоваться  как социальное исключение элемен­та общества среды.
Или, по  самому факту    -  социальное задер­жание до внесения определений государственного суда.
Суд неизменно дол­жен быть   именно такого порядка.Ни о какой частной юридической прак­тике речи идти не может.Для этого имеется база существующего основного закона, определяющего статус суда и его правовых органов.
Исключение может составить только единица документального подтверждения и адвокатура разрешения социальных форм развития общественной среды,которая,кстати,не может быть представлена в самом суде,    как защищающая сторона.
Для этого в ведомстве суда будет иметься своя величина равноопределяющего характера со стороны государства.
Право частности здесь не запрещается, а лишь истолковывается
по-иному.
    Допускается ведение совместного процесса, но только до оп-
ределения  даты самого суда.Тоесть, все материалы возможны или
допустимы в частном воспроизводстве по ходу их собирательства,а весь ход судового процесса возлагается на государственного исполнителя.
Таким образом,суд является величиной строго независимого государственного порядка и представляет собой группу лиц, равноотносящихся  к составу рассматриваемого дела и к           самому обвиняемому в ходе судебного разбирательства.
Если говорить о частности адвокатуры, то ее роль в предстоящем
законе очень проста.
Это выяснение обстоятельств дела,донесение следствию каких-либо сведений,восстановление всех прав и достоинств в отношении обвиняемого   или подследственного,если таковое не соблю­дено, и выяснение обстоятельств дела с целью их донесения до самого обвиняемого.Есть ряд и иных привлечений, о которых пока можно не гово­рить.
Закон предусматривает весь комплекс правоохранительных мер как со стороны защиты, так и со стороны обвинения.
Потому,нет необходимости привлекать частность к суду,если он – ведение самого государства в предоставленном всем праве свобод.


Суды не могут быть подчинены кому-либо.Есть только одно звено-
это вышестоящий суд в лице конституционного или верховно-конституцион­ного.
Решение того может расцениваться  как решение окончательное.
 
Всякие суды независимы и переподчинению не подлежат.Жалобы в суд не принимаются, а ход следствия не прекращается до тех пор,пока не будет вынесено судовое решение.
Кассационная жалоба может быть рассмотрена иным судом,если то будет определено судом верховным.Но не более одного раза с момента  самого обращения.
В фактах выявленных особых случаев в деле дознания государственного значения могут участвовать и другие суды по отбору кандидатов, пред­ставляемых   в иной поток судового исполнения.
Тоесть,суд может быть расширен,если в том наблюдается государственная необходимость и возникающая сложность.
 
И самое основное в деле ведения судовых процессов.
Все судебно-исполнительные издержки берет на себя государство, за исключением част­ности привлечения каких-либо лиц со стороны адвокатуры.
 
Таким образом,судовые исполнители - это лица государственного значения, а значит, должны финансироваться со стороны самого государства.
Это есть их статус независимости от всякой частности дел
и ведения элемента социально значимой необходимости.
 
 Каждый судья - это юридически образованное лицо, занявшее свое место согласно обучаемому процессу труда и по заверительному документу уста­новленного образца со стороны государства.
Каждый судья или судебный исполнитель имеет свой собственный доверительный знак и им пользуется в случае ведения дела суда.
Формально,судья - это чиновник,устанавливающий право в отношении вре­менного органичения свобод или выражения их меньшего числа.
 Все постановления суда не   имеют значения без постановления с под­писью самого главного судового начальника или Главного Судьи.
Замещения отсутствуют даже по причине всякого заболевания,исключение составляет только освидетельствованная медицинским персоналом смерть, что выражает соответствующий документ установленного законом порядка.
 
 Все это уже относится к новому законодательству и нет смысла сейчас все перечислять.Думаю,в этом тексте многое уже стало ясно и хотя бы приближенно выразило суть внесения координационных изменений.
Решение всех будет определять форму выдвижения нового законодательства,которое, отнюдь,не ограничивает возможности, а наоборот,их расширяет и создает условия для невынесения ложного приговора.
На этом пока все и переходим к следующему тексту по составу самих единиц труда. 
На главную страницу счетчик посещений счетчик посещений счетчик посещений ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 ARTRUSSIAN.COM - Топ 100 Интернет-статистика Яндекс.Метрика